Глава 4

Ящер стремительно спикировал вниз из-за слоя облаков, прижав к спине огромные кожистые крылья. Когти его привычно подцепили отбившегося от стада козла. Несчастное животное успело только пару раз жалобно проблеять, прежде чем чешуйчатая лапа свернула ему шею.

Ящеру очень хотелось незамедлительно полакомиться своей добычей, но многолетняя привычка заставила его снова взмыть вверх и направиться к своему убежищу, затерянному среди горных хребтов. Тащить козла было неудобно. Кроме того, запах свежей крови слишком дразнил обоняние голодного ящера. Но вот еще несколько минут изнурительного полета – и впереди показались почти отвесные горные пики, куда не смог бы добраться ни один смертный. Убежище.

На площадку, где располагалось его логово, ящер приземлился только со второй попытки. И тут же с некоторым облегчением выпустил когти из неудобной ноши – только для того, чтобы вонзиться в добычу зубами. Когда-то ему претило есть сырое мясо. Когда-то давно. Сейчас ящеру казались смешными те привычки. Быстрыми, хотя и немного неаккуратными движениями он разорвал тушку на куски. Кровь обильно окрасила камни площадки и его пасть. Ящер облизнулся. Он был доволен сегодняшним днем.

Вскоре от козла остались только кости и ошметки шкуры. Небрежным движением сильной лапы ящер спихнул остатки своей трапезы вниз, следя взглядом за их падением. Вскоре кости достигли слоя тумана, скрывающего подножие гор, – и исчезли.

Ящер слегка потянулся, разминая мышцы, и свернулся кольцом. Солнце ярко сверкало на его золотых чешуях.

– Я настойчиво прошу тебя соблюдать осторожность, сын мой. – Раздавшийся в голове настойчивый голос прервал сладкую дрему ящера. Он приподнял голову, неосознанно раздувая кожистые брыжи по ее бокам. Нет, гость не представлял никакой опасности для ящера, даже напротив. Но часть животных рефлексов не поддавалась контролю разума. Ящер повернулся в сторону черного проема, ведущего в глубь его логова. Сияющий силуэт казался особенно ярким на фоне темноты.

– Я соблюдаю… осторожность… – медленно проговорил ящер. Говорить было трудно: пасть животного не приспособлена для человеческой речи. К тому же сказывалась весьма редкая практика.

Ящер смотрел на своего собеседника неподвижными янтарными глазами, лишенными всяческого выражения. Он еще помнил, как падал ниц перед этим богом. Но то, что было важным для человека, становилось все менее и менее важным для дракона.

– Я просил тебя выбирать для охоты более отдаленные места. И уничтожать следы своих трапез. Гора костей, которую ты создаешь внизу, рано или поздно привлечет чье-либо внимание. И блеск твоих чешуй слишком далеко заметен, когда ты лежишь здесь на солнце.

– Мне тяжело… далеко охотиться… Твоя магия… не настолько… совершенна… чтобы научить… хорошо летать… того, кто не родился… с крыльями… – Ящер облизнул пасть Длинным раздвоенным языком. Разговор утомлял его. – Даже если… меня и найдут… Что с того? Люди не посмеют… напасть на меня…

– Крестьяне – да. Но поползут слухи, и однажды ты увидишь у входа в свое жилище уже не крестьян, а воинов.

– Охотников за нечистью… – продолжил его мысль ящер. – Ты не находишь… это несколько… забавным? – Он склонил голову набок и слегка прищурился.

– Ты – не нечисть! Ты избранный!

– Это ты… так говоришь… Я слышал… разговоры людей… Белая Лига… теперь… обучает… охотников… А уж за чьими скальпами… они отправляются…

– Белая Лига только стремится уничтожить кровососущих тварей, выпущенных в мир черными магами. Их боевые маги нацелены именно на это.

– Но все же… это именно… боевые маги… Неплохо для белых… которые предпочитали… отсиживаться в обороне… Мир меняется…

– Это прямое следствие прорыва стихий. Но это мелочи, от них допустимо абстрагироваться. Не допустить полного и истинного прорыва стихийных сущностей – вот наша основная задача.

– Наисвятейший?

– Да, сын мой?

– Я пока еще… помню… основную задачу… Мой мозг… деградирует… не настолько… быстро… Но говорить… мне тяжело…

– Сын мой, скрепи свое сердце. Тебе осталось ждать совсем немного. Пойми, твоя миссия более чем важна. Артефакт, который я даровал тебе, не должен попасть в руки стихийных сил.

Артефакт… Ящер непроизвольно пошевелился, вспоминая о дополнительном кожном наросте на спине – как раз между крыльями. Двенадцать лет назад это казалось ему прекрасной идеей. С каким энтузиазмом он поддержал предложение своего бога! Его даже не смутило то, что для извлечения артефакта обратно придется уничтожить его физическое тело. Разве можно колебаться, когда речь идет о спасении мира?

А сейчас он именно колебался. Сил Наисвятейшего было недостаточно, чтобы просто способствовать изменению его человеческой формы. Пришлось осуществить слияние с животной сущностью. Тогда он был так удивлен своим будущим обликом, что даже особенно не задумывался, в какой глуши Наисвятейшему удалось отыскать этот вымирающий вид. Вот только они не учли, что человеческий разум не предназначен для существования в черепной коробке дракона. Сначала изменения были незначительны и касались скорее восприятия внешних раздражителей. Сейчас они начали затрагивать логические цепи. Наверное, необходимо было более активно предупредить об этом Наисвятейшего, но ящеру происходящие изменения не казались чем-то значительным. А говорить… говорить было вся тяжелее и тяжелее.

– Мне неприятно… его присутствие… – сказал ящер, когда пауза слишком уж затянулась. – Он жжет мне… спину…

– Сын мой, это всего лишь мелкое физическое неудобство. Но без силы, дарованной тебе этим предметом, ты не смог бы контролировать тело, которым обладаешь сегодня. Именно он позволяет тебе удерживаться в воздухе.

– Я помню… Ты пришел… только чтобы… напоминать?

– Время последней схватки близится. Ты должен быть готов к ней. Уже совсем скоро я призову тебя.

– Ты так говорил… уже несколько раз… Но ты ошибался… Смешно… Когда-то я считал… что боги… никогда не ошибаются…

– На сей раз нет никакой ошибки. Пройдет меньше года, и твои страдания закончатся. Душа твоя обретет заслуженный покой.

Ящер слегка встопорщил костяные наросты, идущие вдоль позвонков от головы до кончика хвоста. Покой… Ему не хотелось покоя. Ему просто хотелось жить. Пусть даже так, как сейчас, с огненным комком между основанием крыльев. Человеческая часть сознания вяло шевельнулась, несогласная с этой точкой зрения. Пока еще она имела на него влияние.

– Что-то не так, сын мой? – Сияющий силуэт приблизился к его голове. Ящер ощутил тепло, волнами исходящее от бога. Тепло и уверенность в правильности выбранного пути.

– Все… в порядке… Просто… устал ждать…

– Уже скоро. – Бесплотная рука коснулась его шеи. В душе ящера всколыхнулась благодарность к этому божественному существу, давшему ему возможность послужить на благо людей. В присутствии Наисвятейшего было так уютно… Ящер изогнулся, как огромная кошка, приласканная хозяйкой. – Уже совсем скоро, сын мой. Потерпи.