ГЛАВА 45. Ночь кончалась. Небо стремительно серело, готовясь расцвести розовыми брызгами рассвета

Ночь кончалась. Небо стремительно серело, готовясь расцвести розовыми брызгами рассвета. Лес замер в предутренней тишине, лишь изредка нарушаемой редкими шорохами.

Ралернан покосился на насквозь мокрого вампира: для приведения того в более осмысленное состояние он вызвал небольшой ледяной дождик, но особенно значимого эффекта душ не возымел. Разве что вампир попытался затеять небольшую драку.

– Почему ты сразу не сказал, что Орден изменил планы?

– А смысл? – Л'эрт закончил выжимать волосы и небрежным движением отбросил мокрые пряди назад. – Мы так и не поняли, что делать с пророчеством. Тебе очень хотелось лишние несколько часов понервничать?

– Но мы же не можем просто сидеть и ждать! – возмутилась Керри.

– Я не жду. Я думаю. – Вампир фыркнул.

– Ты не думаешь, ты трахаешься! Непрерывно и неизвестно с кем!

– Одно другому не мешает.

Ралернан поднял с земли одеяло и набросил вампиру на плечи. Тот недоуменно воззрился на эльфа.

– Эй, серебрянка, ты чего? Это вместо полотенца, что ли?

– Это вместо рубашки! Твой вид мешает Керри сосредоточиться.

Девушка моментально покраснела и перевела взгляд на свои ботинки.

– Неправда, я вполне сосредоточенна.

– Ну да. Только слегка не на том.

– Между прочим, это ты не дал мне нормально одеться, – проворчал вампир, но в одеяло все же завернулся. – Ну хорошо, допустим, если ты – действительно «третья кровь», то, чтобы не исполнился первый вариант пророчества, достаточно сохранить тебе жизнь. Но меня больше интересует, как достичь последнего варианта.

– Мы об этом уже говорили. – Ралернан вздохнул. – Я не знаю. Никто из нас не знает.

– Мы можем попробовать спросить. – Керри уселась, подтянув колени к подбородку и положив на них сцепленные в замок руки.

– Слишком опасно, – сказал эльф.

– Просто ты думаешь, что они еще не в курсе наших попыток… – возразила она.

– Боги могут наблюдать лишь за событиями, но не за мыслями же. Так что шанс есть.

– Есть, но… у нас осталось слишком мало времени. Даже если бы не атака Ордена, у нас по-любому остается не больше двух недель до срока, установленного Ойенгом. А сами мы так ни до чего и не додумались. Все наши идеи – только лишь идеи.

– Благородное это дело – риск. Но глупое. – Вампир передернул плечами. – Впрочем, ты права.

Всплеск белого тумана сформировался в тоненькую фигурку юной девушки со снежно-белыми волосами. В глазах девушки плескалось расплавленное серебро. Она парила над землей, едва касаясь травинок пальцами на босых ногах. Белое платье кисейным облаком струилось вокруг ее тела, словно живя собственной жизнью.

– Мой помощник… Я рада встрече. Зачем ты звал меня?

– Мне нужна помощь, богиня Света. – Ралернан встретился с ней взглядом.

– Я наделила тебя огромной силой. Разве ее недостаточно?

– Я похож на пещерного жителя, нашедшего огромную дубину и вознамерившегося напасть на своих соплеменников. – Он усмехнулся. – Я благодарен тебе за силу, но пройдет еще много времени, прежде чем я научусь ею управлять. Но я рискнул позвать тебя, потому что мне нужна помощь иного рода.

– Я слушаю. – Она скрестила руки под грудью.

– Пророчество Сиринити… Истинное пророчество. Тебе знаком его текст?

– Да. Но что с того? Ты наконец убедился, что все твои предположения ошибочны? Даже смерть носителей не предотвратит его исполнения. И даже отказ от сотрудничества – лишь отсрочка. Рано или поздно, мы находим новых носителей. Рано или поздно, мы все равно вернулись бы в этот мир. Он создан нами и принадлежит нам. Этого не предотвратить.

– Я не хочу гибели всего живого.

– Ее не будет. Мы не собираемся устраивать здесь войны. Это уже было, и это ни к чему не привело. Мы изменились.

– Ты говоришь обо всех Изначальных богах? Обо всех трех?

– Да, разумеется. Понимаю твое недоверие, но Клиастро тоже не заинтересована в тотальном уничтожении. Ведь если уничтожить всех, кто тогда будет ей поклоняться и возносить молитвы?

– А Наисвятейший? Как насчет него? Если я правильно понимаю пророчество, именно с его приходом придется столкнуться всем вам! Он тоже разделяет идею о мирных переговорах?

– Идея о мирных переговорах – абсурдна. Ее не разделяет никто. Я просто сказала, что не будет открытого конфликта.

– А что будет? – Ралернан пристально посмотрел на нее.

– В идеях Хииса есть рациональное зерно. Возможно, мы поладим.

Эльф вздохнул. «Но стремясь уберечь Огонь от Тьмы, нельзя качнуть весы в другую сторону. Ибо велико будет искушение затопить Огонь силой Света».

– Второй вариант пророчества говорит как раз о том, что сотрудничество с Наисвятейшим не кончится ничем хорошим.

– Предубеждение. Да, его идеи несколько резковаты, но, если их сгладить…

– Богиня… – Ралернан нахмурился. – Я видел город, построенный служителями Наисвятейшего. Это было… страшно. Все жители его – словно одурманенные куклы, не имеющие сил прервать свой вечный сон. Они не живут. Они существуют в мире грез, откуда нет выхода.

– Это крайний вариант. Я не допущу такого. Ты зря волнуешься, мой помощник. – Акерена улыбнулась, мягко и понимающе.

– Ты мне не веришь.

– Я думаю, ты заблуждаешься. Что касается города Хииса… Все мы любим поиграть. Если бы его начинания представляли для нас опасность, мы бы давно уже ликвидировали их.

– Для вас? – Ралернан грустно усмехнулся. – О, для вас они не представляют опасности. Только для людей. Своим невмешательством в его проект вы обрекли их на медленную смерть. Или ты поддерживаешь идеи Наисвятейшего о счастье?

– Нет, но… У пророчества есть только два пути. Не три.

– Почему?

– Потому что третий путь – это объединение всех стихий. Но никто из нас не пойдет на такой шаг. Это потеря себя, своей индивидуальности. Когда-то Хиис тоже представлял собой три сущности. Они слились в единое существо, чтобы увеличить свои силы – но их разум превратился во что-то иное. Во что-то новое. С точки зрения вас, живых, это можно назвать смертью. Никто из нас не готов добровольно пойти на такой шаг. И потому, чтобы не допустить власти Тьмы, союз с Хиисом необходим. Амбиции Клиастро слишком велики. К тому же Ойенг сейчас на ее стороне. Хиис всего лишь обеспечит необходимый баланс. Помощник, разве ты против моей победы? Ведь моя власть – это Свет. Что может быть лучше? Мирное созидание, духовное развитие… Без войн, без болезней и смертей… Темные силы покинут этот мир. Разве это не прекрасно? Вы сможете спокойно развиваться. Подумай сам, сколько замечательных произведений искусства, сколько гениальных творцов погибли в войнах и катаклизмах! А моя сила позволит им жить.

– Твоя – быть может… Но не сила Хииса.

– Тебя так сложно переубедить. – Она улыбнулась и коснулась тонкой рукой его плеча. – Не печалься. Все будет хорошо. Этот мир не исчезнет. Я сумею договориться с Наисвятейшим.

«Но если весы слишком сильно качнуть – они перевернутся. И войдет в мир четвертая сила. Сила, которая притворится Счастьем. Сила, которая загасит опасный Огонь – навсегда. И нарушит равновесие, сохранявшееся веками. И ворвется на землю страшный холод. Холод, иссушающий сердца и души, холод, оставляющий лишь пустые оболочки с глазами кукол вместо живых. И жизнь исчезнет, растворившись в мириадах своих отражений, среди которых уже нельзя будет отыскать истинное».

– Пророчество утверждает обратное, Акерена, – тихо произнес Ралернан.

– Сиринити… Сиринити видела образами. То, как записали ее слова, – всего лишь ее личное восприятие. Доверься мне, Белый Рыцарь. И перестань искать смерть.

– Смерть?

– Я же многое вижу и знаю. У тебя все будет хорошо. Нет необходимости стремиться досрочно прервать нить своей жизни. Я не могу все время следить за тобой. Если я не успею вовремя вмешаться, твой противник может одержать верх.

– Меня уже привели в чувство, спасибо. – Он немного грустно усмехнулся. – Не знаю, насколько «хорошо» оно будет, но смерть – это только уход от проблем. А я и так слишком долго от них прятался. Пожалуй, пришло время что-то решать.

– Ты стал похож на себя прежнего. Того юного рыцаря, что я видела еще до начала повстанческой войны. Тогда ты не признавал поражений.

– Того рыцаря давно нет, Акерена. Только у богов крылья могут быть чистого цвета. У живых такого не случается.

– Быть может. Но несколько черных точек теряются на общей белизне.

– Я так не думаю.

– Не печалься. – Она ласково коснулась ладонью его лица. – И пусть другие помощники стихий не вмешиваются. Это игра не вашего уровня. Прощай, Белый Рыцарь.

Всплеск белого тумана – и богиня исчезла, оставив после себя тонкий запах свежести после дождя.

Л'эрт вывел последнюю часть магической фигуры и отошел в сторону.

– Думаешь, сработает? – Керри несколько нервно покосилась на сложные концентрические круги, разбегавшиеся по земле.

– Должно. Клиастро такое заклинание удержало. В любом случае, лучше уж звать Ойенга, чем Клиастро. Богиня Тьмы со мной разговаривать не будет. Только в порошок сотрет. А Ойенг еще не обладает полной силой.

– Меня больше беспокоит, что делать, если Ойенг также будет придерживаться идеи невмешательства, – тихо произнес Ралернан. – Может, мы действительно зря дергаемся, и Сиринити просто сгустила краски?

Вампир нахмурился:

– Может. А может, и нет. Если Керри права, и пророчица изначально принадлежала Пресвятому Ордену, стихии могут банально не знать каких-то деталей. Ведь тогда они были выброшены из нашего мира.

– Почему Изначальные так самоуверенны? – пробормотала Керри. – Такое впечатление, что их ничто не волнует, кроме своей борьбы за власть. Неужели они создавали наш мир только для того, чтобы развлечься?

– Хей, мышонок, ну что за траурные мысли? – Л'эрт небрежным жестом взъерошил ее рыжие волосы. – Даже если и так, нам ведь не обязательно быть глупыми марионетками. Давай уже переставай нервничать и вставай в круг. Раз уж мы решили подергать Смерть за усы, останавливаться на полпути несколько глупо.

– Тебе хорошо говорить. Ты-то Клиастро звать не хочешь.

– Если у тебя ничего не получится – позову. Надеюсь, ты не забудешь носить цветы на мою могилку.

– Дурак! – Керри ткнула его кулаком и шагнула в центр нанесенной на земле фигуры.

Алые сполохи огня побежали по контуру магической фигуры, взмывая к небу призрачными змейками. Огонь касался щиколоток Керри, но не жег, а лишь покалывал – неприятно, но едва ощутимо.

Силуэт Ойенга возник неожиданно, соткавшись из огненных змеек. Он казался даже моложе, чем был в прошлый раз – совсем еще мальчишка. Его волосы танцевали, будто живое пламя.

– Я не ошибся в своем выборе. Ты сильная, девочка. Немногие смогли бы преодолеть чары Нейира. – Он улыбнулся. – Ты разгадала мою загадку?

– Загадку? – Керри непонимающе сдвинула брови.

– Загадку. Про истинное пророчество.

– Мы нашли его, но…

– Но что? – Ойенг склонил голову набок, всматриваясь в ее лицо.

– Но мы его не понимаем.

– Неправда. Понимаете.

– Третий вариант пророчества… Он действительно невозможен?

– Сложно сказать. Ты хочешь попробовать подтолкнуть нас к нему? Но волосяной мостик между Светом и Тьмой очень тонок… Ты рискуешь отдать свою жизнь, девочка.

– А раньше, можно подумать, я не рисковала ее отдать! – несколько раздраженно фыркнула Керри.

– Ты действительно думаешь, что третий вариант – самый верный? Ведь он не гарантирует вам спасение. Он всего лишь спровоцирует открытую схватку между нашими силами – и силами Хииса. Только и всего.

Керри на секунду прикрыла глаза.

«Если заставить стихии довериться друг другу… и объединиться… То появится шанс… Шанс сохранить шаткое равновесие… Шанс на равный поединок.

И откроется тогда третий глаз дракона. И, быть может, будет это красиво. Если еще останутся те, кто сможет на это посмотреть».

– Этот вариант дает нам возможность надеяться.

– В отличие от власти Света?

– Ты же сам говорил, что света не бывает без тьмы.

– Ты в это веришь?

– Да. Теперь уже да.

– Даже если ты не умрешь… Ты ведь так и не разобралась в своей жизни. Разве не проще, чтобы боги решили все за тебя?

– Не люблю быть марионеткой.

– Ты упрямая. Я подарю тебе шанс. Мне не хочется подталкивать пророчество к третьему варианту, потому что это приведет к уничтожению меня как отдельной сущности… Но, с другой стороны, это может оказаться забавным.

– Забавным?

– Наше существование так пресно, девочка. Мои сестры еще не наигрались в кукловодов, но я уже устал от этой игры. Быть может, это мой шанс изменить ситуацию. И поиграть в нечто новое. – Ойенг поднял руку. На его ладони затанцевал огненный узор. – Смотри. Вам надо составить кольцо сил. Равное кольцо, питаемое абсолютным доверием… Вы трое – носители стихий, у вас должно получиться. Если вы раскроете ваши сердца… – Рисунок на ладони затанцевал, изменяясь. – Запоминай…

– Если это опять ловушка… – задумчиво пробормотал Ралернан.

– Ты ему не веришь? – спросил Л'эрт.

– Можно подумать, ты ему веришь! Но спрашивать у Клиастро еще более глупо, чем у Ойенга. И она желает твоей смерти.

– Возможно, имеет смысл попробовать…

– Мне кажется, как раз сначала имеет смысл попробовать построить тот аркан, что показывает Ойенг.

– Он опасен. Эта фигура будет питаться нашей жизненной силой.

– Но… – Сформулировать возражение Ралернан не успел. Отдаленные возмущения магического поля царапнули по коже наждачной бумагой. – Что это?

– Порталы! – Л'эрт выругался. Кожа вампира приняла странно-сероватый оттенок. – Десять… тридцать… сто… нет, больше…

Магический круг, в центре которого стояла Керри, ярко полыхнул. В небо взвились полоски горячего пепла. Фигура Ойенга исказилась и начала таять. Еще несколько мгновений – и аркан полностью распался.

– Наложение заклинаний? – неуверенно уточнил Ралернан.

– Атака… – Л'эрт зло сплюнул. – Карвен ошибся со сроками. Они не стали ждать десять дней.