ГЛАВА 9. Думаю, никому из вас не приходилось принимать душ с девчонками, имеющими власть над огнем и водой, поэтому скажу откровенно — это незабываемое впечатление

Думаю, никому из вас не приходилось принимать душ с девчонками, имеющими власть над огнем и водой, поэтому скажу откровенно - это незабываемое впечатление. Почти как сама жизнь: сначала неловко, потом любопытно и, наконец, просто весело.

Неловко было потому, что мы хоть и девочки, но все-таки не привыкли мыться в общественных душевых. К счастью, туннельный душ оказался не совсем уж чудовищным. Здесь было около пяти-шести душей (как один новенькие и сияющие - спасибо Далласу и, разумеется, Афродите с ее золотой кредиткой). Каждый душ располагался в отдельной кабинке. К сожалению, на этом плюсы заканчивались. У кабинок не было ни дверок, ни занавесок, хотя над каждой висела палка, некогда предназначавшаяся для шторки. Где теперь те шторки!

Разумеется, у туалетных кабинок тоже не было дверей, что оказалось весьма неудобным. Короче, поначалу мне было неловко оказаться совершенно голой перед подругами. Но мы все-таки были девочки, причем гетеросексуальной ориентации, так что не проявляли особого интереса к телосложению друг друга (вопреки распространенному заблуждению парней на этот счет), поэтому смущение длилось недолго! К тому же душевая была затянута густым паром создававшим иллюзию некоторой уединенности.

Забравшись в свою кабинку, я выбрала из богатого ассортимента средств для тела и волос самое для себя подходящее и уже начала намыливаться, как вдруг до меня дошло, что в душевой, пожалуй, слишком много пара. Необычно много. И эта «необычность» объяснялась тем, что все души, даже свободные, были включены на полную мощность, и густой, как дым, пар клубами поднимался к потолку.

Хм- ммм…

- Эй! - я высунула голову из своей кабинки и попыталась разглядеть Близняшек, визжавших в соседних кабинках. - Признавайтесь, вы что-то сделали с водой?

- А? - переспросила Шони, промывавшая попавший в глаза шампунь. - Чего?

- Вот чего! - я помахала руками, и густой жаркий туман призрачно закачался вокруг. - Сдается мне, к этому приложили ручки особы, умеющие манипулировать огнем и водой!

- Мы? Добродетельные мисс Вода и мисс Огонь? - с притворным возмущением ахнула Эрин. - В чем она нас обвиняет, Близняшка?

- Кажется, наша Зет подозревает, будто мы с тобой эгоистично используем наши дарованные Богиней способности! Ты можешь себе это представить, Близняшка? Она подразумевает, что у нас хватило ума использовать силу стихий, чтобы создать теплый душистый пар, в котором можно невозбранно расслабиться после жуткого дня и смертельных опасностей! - тоном оскорбленной невинности прокричала Шони.

- Неужели мы способны на такое, Близняшка? - ахнула Эрин.

- Еще как способны! - подтвердила Шони.

- Какой стыд, Близняшка, какой стыд, - с притворным раскаянием вздохнула Эрин, и обе негодяйки дружно захихикали.

Я возмущенно закатила глаза, но тут же поняла, что Шони права. Пар действительно был душистым. Он пах свежестью весеннего дождя, ароматами юной травы и первоцветов, и при этом он был теплым - нет, даже горячим, как знойный летний полдень на берегу.

Самое удивительное, что, несмотря на частые всполохи молний и доносящиеся сверху грозные раскаты грома, Близняшкам удалось наполнить невзрачную подземную душевую атмосферой настоящего уюта и спокойствия.

А дальше началось любопытное. Я подумала и решила, что нет ничего плохого в том, что Близняшки использовали свои способности на благо нам. В конце концов, мы только что вышли из жуткой переделки, когда гадкие птице-люде-демоны выгнали нас из нашего дома, а теперь мы заперты в этом старом здании и подземных туннелях, причем в самый разгар совершенно аномальной зимней грозы, и полностью отрезаны от внешнего мира.

Впрочем, при чем тут гроза? Нам все равно пока и носа нельзя высунуть наружу! Так неужели мы не можем хоть чуточку себя побаловать?

- А мальчикам вы послали такой парок? - спросила я, тщательно намыливая волосы.

- Еще чего! - радостно ответила Шони.

- Обойдутся, - поддакнула Эрин.

Я широко улыбнулась обеим.

- Круто быть девчонками!

- Ага. Даже несмотря на то, что мы тут крутим голыми задницами друг перед дружкой, да еще моемся в каких-то стойлах, как лошади! - фыркнула Эрин.

Я от души расхохоталась.

- Стойла? Ну ты сказала! То-то вы ржете, как две кобылки!

- Что? - поперхнулась от возмущения Эрин. - Ты слышала, Близняшка? Она назвала нас клячами!

- Ей это с рук не сойдет! - завизжала Шони.

- Сейчас мы ее проучим! - крикнула Эрин и махнула на меня руками, так что меня с головы до ног окатило водой.

Я согнулась пополам от хохота.

- Сейчас я ее поджарю, Близняшка! - заорала Шони, щелкая пальцами в мою сторону. В тот же миг мне стало очень, просто очень, тепло. Так тепло, что пар в моей кабинке заклубился и стал почти непроницаемым.

С третьей попытки мне удалось справиться с хохотом и выговорить:

- Ветер, приди ко мне! - В тот же миг во мне забурлила сила. Я покрутила пальцами в густом тумане и прошептала: - Ветер, пошли все это на Близняшек! - Потом приставила ладонь к губам и слегка дунула в их сторону.

«Ш- шшшш»! - пар, жар и вода закрутились в бешеном водовороте и ринулись на Близняшек, которые заголосили, как резаные, и со смехом попытались отбиться. Куда там! Прямо скажем, это был неравный бой. Я ведь могла призывать себе на помощь все пять стихий! В ходе нашей игрушечной баталии мы затопили водой всю душевую, устали до чертиков и изнемогли от хохота.

Война закончилась перемирием. Хотя к чему ложная скромность? Я заставила Близняшек несколько раз попросить о пощаде, и лишь затем великодушно приняла их полную и безоговорочную капитуляцию.

Вы не представляете, как приятно было завернуться в пушистые махровые халаты, чувствуя себя отмытыми до скрипа и усталыми до изнеможения! Мы развесили свою одежду на перегородках душевых кабинок, приказали воде и пару хорошенько прополоскать их, а потом попросили Огонь и Воздух высушить.

Разморенные и усталые, мы выползли из душевой и поплелись по туннелям, не обращая никакого внимания на полыхающее над нашими головами световое и звуковое шоу. Под толщей земли и в обществе взрослых вампиров, которые никому не позволят на нас напасть, мы чувствовали себя в полной безопасности.

Стиви Рей спала мертвым сном, хотя это сравнение не на шутку меня напугало. Видите ли, в последнее время она умирала или почти умирала слишком часто, по крайней мере, для моих бедных нервов.

Я на цыпочках подошла к кровати, прислушалась к ее ровному дыханию и только потом забралась на свою половину и нырнула под одеяло. Нала приподняла голову и возмущенно чихнула мне в лицо, давая понять, что я не имела никакого, права ее будить. Впрочем, вскоре она сменила гнев на милость, сонно перелезла на мою подушку и улеглась рядом, положив крошечную белую лапку мне на щеку. Я ей сонно улыбнулась. Как я себя чувствовала? Чистой, теплой и очень-очень усталой. Не помню даже, как я провалилась в сон.

А потом мне приснился этот жуткий кошмар, от которого я проснулась. Честно говоря, я надеялась, что воспоминания о событиях последних часов подействуют на меня, как медитативный подсчет овец, и помогут снова уснуть. Пустые надежды! Я слишком боялась Калону и слишком тревожилась о том, что мне теперь делать.

Взяв с тумбочки сотовый, я тупо уставилась в экран. Два часа дня. Обалдеть! Я проспала всего три часа. Неудивительно, что в глаза будто песку насыпали. Мне срочно нужна кола. Без вливания кофеина я точно труп, и трупом останусь.

Перед уходом я еще раз проверила Стиви Рей, стараясь не разбудить ее. Она спала на боку, тихонько посапывая и напоминая двенадцатилетнюю девчонку.

Просто не верилось, что совсем недавно моя подруга сверкала красными глазами, злобно рычала и впивалась в Афродиту с такой жадностью, что они обе теперь Запечатленные.

Я вздохнула, чувствуя на своих плечах тяжесть всего мира. Как я справлюсь со всем этим, особенно теперь, когда хорошие парни оказываются плохими, а плохие кажутся такими… такими… лица Старка и Калоны встали перед моими глазами, и я снова вздохнула от страха и растерянности.

«Нет - твердо приказала я себе. - Пусть ты поцеловала Старка перед смертью. Пусть он был другим до того, как Неферет забрала его душу, но теперь она полностью его контролирует, и ты должна об этом помнить. Калона пришел в твой сон и превратил его в кошмар. Все просто. Никаких "но"».

Калона просто свихнулся, когда называл Меня А-ей . Это ложь и ерунда. Да, меня влекло к нему, но такое было со всеми, на кого он смотрел! И вообще, я - это я, а не какая не А-я! И не имею ничего общего с глиной, в которую мудрые гигуйи вдохнули жизнь и особые способности.

«Наверное, я просто похожа на нее, хотя это тоже очень странно. Или он назвал меня А-ей просто для того, чтобы запутать?»

Вот это было вероятнее всего, тем более что Неферет наверняка рассказала Калоне обо мне.

Нала переползла на подушку к Стиви Рей и заурчала, не открывая глаз. Стало быть, никаких реальных монстров поблизости не было, иначе моя кошка точно бы всполошилась. Что ж, и то хлеб.

Я осторожно погладила кошку и Стиви Рей по головам (ни та, ни другая даже глаз не открыла!) и тихонько выскользнула через занавешеную дверь в коридор.

В туннелях царила мертвая тишина. Масляные светильники по-прежнему горели на стенах, и я неожиданно обрадовалась им, как старым друзьям. Признаться, в последнее время мы с темнотой рассорились. Скажу даже больше. Несмотря на то, что я настороженно вглядывалась в тени между фонарями, на каждом шагу ожидая нападения летучих мышей или прочих тварей, меня несказанно успокаивала мысль о том, что я нахожусь глубоко под землей, а не наверху, среди залитых лунным светом полей, лугов и деревьев, с притаившимися за ними призраками. Я поежилась.

«Хватит! Прекрати об этом думать». По пути на кухню я остановилась возле двери в комнату Крамиши и осторожно заглянула внутрь. Приглядевшись, я разглядела ее двуцветную голову на кровати, среди розовых простыней и подушек. Близняшки сопели в спальных мешках, а их злобный кот Вельзевул свернулся между ними.

Я бесшумно опустила край алого полога, чтобы не разбудить Близняшек, которым скоро заступать на караул. Наверное, нужно прихватить из холодильника баночку колы и отпустить Дэмьена и Джека, дав Близняшкам как следует выспаться. Все равно мне уже не уснуть - в ближайшие несколько лет. Шучу, шучу. Но все равно спать не хотелось.

На кухне никого не было, тишину нарушало лишь тихое домашнее урчание холодильников. Я распахнула дверцу ближайшего - и остолбенела. Холодильник был сверху донизу забит пакетами с кровью. Честное слово, не вру!

Ясное дело, у меня потекли слюнки.

Я решительно захлопнула дверцу.

Потом открыла ее снова. Схватила пакетик. Вообще-то я почти не спала. И пережила ужасный стресс. Дебильный бессмертный падший ангел только что прокрался в мой сон и называл меня именем своей глиняной куклы! Неужели я не могу позволить себе глоточек чего-нибудь покрепче колы?

В верхнем ящике кухонного островка я отыскала большие ножницы и, торопясь, пока меня не остановило чувство вины, отрезала уголок пакета и вылила в рот его содержимое.

Знаю, знаю. Вы совершенно правы. Громкое хлюпанье, с которым я глотала кровь, словно сок из пакетика, было просто мерзким. Но что поделать, если это было так чудесно? Знаете, что я вам скажу? На вкус эта кровь была совершенно не похожа на кровь, то есть у нее не было того железистого, солоноватого привкуса, к которому я привыкла до того, как меня Пометили.

Как описать ее вкус? Она была восхитительной, электризующей, похожей на самым изысканный мед, смешанный с вином (если вы любите вино) и с энергетическим напитком типа «Ред Булл» (только в миллион раз вкуснее). С каждым глотком я чувствовала, как она разливается по моему телу, наполняет меня энергией и прогоняет ужас недавнего кошмара.

Я смяла пустой пакетик и бросила его в большое мусорное ведро в углу. Потом взяла бутылку колы и большой пакет сырных чипсов «Доритос». Понимаете, я боялась, что изо рта у меня за километр воняет кровью. Чипсы «Доритос» должны были справиться с этим.

И тут меня вдруг осенило: я же понятия не имею, где несут стражу Дэмьен и Джек! Это раз. И два - мне нужно срочно позвонить сестре Мэри Анжеле и узнать, как чувствует себя бабушка.

Вас, наверное, удивляет, что я собиралась звонить монашке? Вы удивитесь еще больше, когда я скажу, что доверила этой монашке жизнь своей бабушки. Скажи мне кто об этом еще месяц назад, сама бы ни за что не поверила! Но всс странности закончились в тот вечер, когда я познакомилась с сестрой Мэри Анжелой, настоятельницей бенедиктинского женского монастыря Талсы.

Кроме своих обычных обязанностей, сестры-бенедиктинки возглавляли кошачий приют «Уличные коты», где мы с ними и встретились.

Видите ли, в свое время я решила, что недолетки Дома Ночи должны принимать более активное участие в общественной жизни города. Дом Ночи существует уже пять лет, и все эти годы он был своего рода замкнутым государством в государстве. Любому разумному человеку понятно, что изоляция и агрессивное невежество есть лишь две стороны одной медали. Что все это порождает взаимное предубеждение и провоцирует конфликты. Думаете, я зря читала в девятом классе «Письмо из Бирмингемской тюрьмы» Мартина Лютера Кинга?

Короче говоря, после зверского убийства двух наших профессоров, Шекина одобрила мою идею о нашем участии в городской благотворительности, но разрешила нам выходить из школы только под охраной. Вот так Дарий оказался членом нашей тесной компании. Мы остановили свой выбор на «Уличных котах», потому что в Доме Ночи все любят кошек.

Мы с сестрой Мэри Анжелой подружились с первой встречи. Она мне сразу понравилась, честное слово. Она классная! Спокойная, умная, глубоко верующая, но при этом мудрая и терпимая. Она даже считает, будто наша Никс одна из ипостасей Девы Марии.

Так что, когда на мою бабушку напали пересмешники и она очутилась в больнице Святого Иоанна, я сразу позвонила сестре Мэри Анжеле и попросила ее посидеть у постели больной и защитить ее от новых нападений. А после того, как земля разверзлась под нашими ногами, хаос вырвался на свободу, Неферет убила Шекину, Старк ранил Стиви Рей, Калона восстал, и пересмешники поклонились своему отцу и повелителю, сестра Мэри Анжела перевезла мою бабушку в подземелье под своим монастырем.

Вернее, я очень на это надеялась. Дело в том, что с прошлой ночи я не разговаривала с аббатисой, а потом у нас перестали работать мобильники. Значит так, расставим задачи по приоритетам. Мне нужно срочно позвонить сестре Мэри Анжеле (убедившись, что телефон заработал), а потом отпустить Джека и Дэмьена.

Решив убить двух зайцев сразу, я повернула назад и направилась к выходу из туннелей, где дежурил Дарий. Он точно знает, где караулят наши мальчики, а в подвале связь должна быть получше (если, конечно, мир над нашими головами не погиб и сотовая связь перестала существовать).

К счастью, своевременно принятая доза крови наполнила меня оптимизмом, и даже отвратительные картины постапокалиптического будущего в стиле фильма «Я - легенда» теперь не казались мне абсолютно безнадежными.

Будем решать проблемы по мере их поступления. То есть по одной. Прежде мне нужно выяснить, как себя чувствует бабушка. Потом найти Джека и Дэмьена. И только потом буду думать о своем кошмаре.

Я вспомнила голос темного ангела и гипнотическую смесь боли и удовольствия, которую испытывала, когда он дотрагивался до меня и называл своей возлюбленной. Нет, не буду об этом думать! Ведь это - боль, а никакое не удовольствие. То, что я испытывала во сне, было всего лишь сном (или даже кошмаром), а, следовательно, не могло быть настоящим. Это было понарошку, вот и все. И я никакая не возлюбленная Калоны!

И тут я вдруг поняла, что дрожу. И самое ужасное, что нервная дрожь, пробегавшая по моему телу не имела никакого отношения к сну о Калоне. Я дрожала от самого настоящего страха.

Погрузившись в размышления о своем кошмаре я не заметила, как тело мое напряглось в предчувствии чего-то очень плохого. Сердце билось, как бешеное. Живот свело от ужаса.

Кто- то следил за мной из темноты.

Я резко обернулась, ожидая увидеть (по меньшей мере) стаю мерзких летучих мышей. Но позади меня не было ничего, кроме гнетущей тишины пустынного, слабо освещенного туннеля.

- Ты просто психопатка! - громко сказала я.

И тут, словно в ответ на эти слова, ближайший ко мне фонарь погас.

Обезумев от ужаса, я попятилась назад, продолжая вглядываться в темноту. И врезалась спиной в металлическую лестницу, ведущую к выходу в подвал. Дрожа от облегчения, я взяла бутылку колы в одну руку, пакет чипсов с громким хрустом зажала в другой и начала подниматься по ступенькам, когда сверху вдруг протянулась сильная мужская рука, и от страха я едва не покатилась кубарем вниз.

- Давай сюда колу и чипсы! Ты же грохнешься, если будешь пытаться удержать и еду, и лестницу!

Я подняла голову и увидела над собой улыбающегося Эрика. Судорожно сглотнув, я бодро поздоровалась, протянула ему бутылку и пакет и шустро преодолела последние ступеньки.

В подвале было на несколько градусов холоднее, чем в туннелях, и легкий морозен приятно остудил мои пылающие от страха щеки.

- Приятно, что я по-прежнему могу вогнать тебя в краску, - шепнул Эрик и погладил меня по щеке.

Я хотела рассказать ему о жутких тенях и невидимых тварях, следящих за мной во тьме туннелей, но подумала, что он снова поднимет меня на смех и скажет, будто я опять испугалась летучих мышей. Может, так оно и есть? Что если приснившийся кошмар совершенно расстроил мои нервы? И вообще, неужели я могу рассказать Эрику - или кому-нибудь вообще! - о Калоне?

Нет.

Ни за что. Поэтому я сказала:

- Просто тут очень холодно. И ты отлично знаешь, что я ненавижу краснеть.

- Да, за последние часы температура резко упала. Думаю, снаружи все обледенело. И ты отлично знаешь, что я без ума от твоего румянца. Он тебе очень идет.

- Так считаешь только ты и моя бабушка, - проворчала я, улыбаясь ему до ушей.

- Значит, я в хорошей компании, - рассмеялся Эрик и полез в пакет за чипсами.

Я огляделась по сторонам. Здесь тоже было тиха, но тишина не казалась мне такой зловещей, как в туннелях.

Эрик устроился на стуле около выхода, рядом с ним ярко горели масляные лампы, стояла бутылка «Маунтин Дрю» (фу, ненавижу лимонад), а на его коленях - вот это сюрприз! - лежал заложенный примерно на середине «Дракула» Брэма Стокера. Я приподняла брови и уставилась на Эрика.

- Что? А, это. Взял почитать у Крамиши, - он улыбнулся мне слегка виноватой улыбкой, делавшей его похожим на очаровательного маленького шкодника. - Кстати, мне нравится. Я давно хотел прочесть эту книжку, еще когда ты сказани, что очень ее любишь. Только не рассказывай мне, чем там дело кончится, я прочитал только до середины!

Я улыбнулась, польщенная тем, что он читает «Дракулу» из-за меня.

- Да брось, - поддразнила я. - Ты отлично знаешь, чем там все кончится. Это все знают! - На самом деле мне ужасно нравилось, что такой взрослый, высокий и сексуальный парень, как Эрик, читает разные книжки и обожает «Звездные войны». Это ведь очень мило, правда? Я улыбнулась еще шире и спросила: - Тебе, правда, правится?

- Ну да. Сам не ожидал, честное слово, - он тоже мне улыбнулся. - Вполне ничего. Старомодно, конечно, и вампиры показаны жуткими монстрами, но это ничего.

Усилием воли я заставила себя не думать о Неферет, которая была настоящим монстром в прекрасном обличий, и своих подозрениях относительно красных недолеток. Я подумаю об этом позже, а сейчас не буду портить наши посиделки с Эриком!

- Ну да. Дракула тут показан настоящим чудовищем, но я всегда его жалела.

- Жалела? - казалось, Эрик был искренне удивлен. - Зет, но он же воплощение зла!

- Я знаю, но ведь он любил Мину. Разве и воплощение зла способно на такую любовь?

- Эй, так нечестно! Я же тебя просил не рассказывать!

Я закатила глаза.

- Эрик, не морочь мне голову. Ты уже знаешь что Дракула запал на Мину. Он укусил ее, и она начала Превращаться. С помощью Мины им удалось выследить графа, а потом…

- Прекрати! - закричал Эрик и с хохотом зажал мне рот ладонью. - Я не шучу, Зет. Ненавижу, когда мне рассказывают, чем кончится книжка.

Я беспомощно замычала и улыбнулась ему одними глазами.

- Если уберу руку, обещаешь быть хорошей девочкой?

Я замычала и закивала головой.

Он медленно убрал руку, но не отодвинулся от меня.

Мне было хорошо рядом с Эриком. Он смотрел на меня, и легкая улыбка дрожала в уголках его красиво очерченных губ. Какой он все-таки красивый и славный, и как здорово, что мы снова вместе! Я подумала обо всем этом и вдруг выпалила:

- Я не буду рассказывать, как закончится эта книжка. Но хочешь скажу, как бы мне хотелось , чтобы она закончилась?

Он приподнял брови.

- Ты честно не расскажешь мне конец?

- Хочешь, сердце перекрещу? - спросила я и быстро перекрестилась. Мы стояли так близко, что при этом я касалась рукой его груди.

- Ну, рассказывай, - негромко произнес он.

- Я хочу, чтобы Дракула не позволил никому встать между ним и Миной. Чтобы он укусил Мину, с делал ее своей, а потом забрал туда, где они могли бы всегда быть вместе. И пусть жили бы счастливо!

- Потому что они одной крови и принадлежат друг другу, - медленно сказал Эрик.

Я заглянула в его сказочные синие глаза и увидела, что он больше не шутит.

- Ну да, несмотря на все плохое, что было в прошлом. Но им придется простить друг другу все прошлые обиды, и я верю, что они смогут это сделать.

Наверное, вы уже поняли, что мы с Эриком говорили не о персонажах книги. Мы говорили о себе, испытывая друг друга, чтобы понять, сможем ли мы действительно быть вместе.

Я должна была простить Эрику то, что он так ужасно повел себя со мной после того, как застал меня с Лореном. Да, он повел себя отвратительно, но правда в том, что я причинила ему гораздо больше боли, чем он мне. И не только своей интрижкой с Лореном.

Начав встречаться с Эриком, я одновременно поддерживала отношения с Хитом, моим человеческим парнем. Эрика дико бесило то, что я встречаюсь с ними обоими, но я надеялась, что ему хватит мудрости принять то, что Хит - часть моего прежнего мира, моей старой жизни и ему нет места в моем будущем, как Эрику.

Теперь я понимала, что все было не так просто, и Эрик имел право ревновать. Но теперь наше Запечатление с Хитом разорвано, я точно это знала, потому что мы случайно столкнулась с ним в «Цыпленке Чарли» и между нами произошла ужасно неприятная сцена, когда Хит ясно дал мне понять, что больше не желает меня видеть.

Разумеется, я предупредила Хита о вырвавшемся на волю зле, воронах-пересмешниках и возвращении Калоны и еще сказала ему, чтобы он спасал себя и свою семью, но это ничего не значит. Между мной и Хитом все кончено, как было между мной и Лореном (еще до того, как того убили). Так и должно было быть, правда?

Я продолжала смотреть в глаза Эрика.

- Значит, тебе нравится моя версия «Дракулы»?

- Мне по душе, когда два вампира, сумев стать выше прошлых обид и простить друг другу ошибки, счастливо живут до конца своих дней.

Все еще улыбаясь, он наклонился и поцеловал меня.

Губы у Эрика были теплыми и мягкими, от него пахло чипсами и «Маунтин Дью», но это было совсем не так противно, как вы думаете. Потом он обнял меня, прижал крепче и поцеловал еще жарче. Мне было хорошо в его объятиях. Так хорошо, что поначалу я отключила тревожную кнопку, сработавшую в соображающей части моего сознания, когда Эрик накрыл рукой мою грудь. Но когда он еще сильнее вжался в мое тело своим, приятный теплый туман в моей голове начал стремительно рассеиваться.

Мне нравились его прикосновения. Но совершенно не понравилось ощущение, что они становятся слишком настойчивыми, слишком агрессивными с отчетливым оттенком брутального «она моя, я ее хочу и возьму прямо сейчас! ».

Должно быть, Эрик почувствовал произошедшую во мне перемену, потому что вдруг выпустил меня из объятий, невозмутимо улыбнулся и как ни в чем не бывало спросил:

- Зачем ты сюда пришла?

Я растерянно заморгала, совершенно сбитая с толку. Потом отошла на шаг назад, схватила колу, которую он поставил на свой стул и сделала огромный глоток, чтобы прийти в себя. Когда ко мне вернулся голос, я ответила:

- Хотела поговорить с Дарием и заодно проверить, работает ли мобильный. - Я сунули руку в карман, вытащила телефон и уставилась на него, как идиотка. На индикаторе зарядки высветились три деления. - Ура! Кажется, связь появилась!

- Ну что ж, логично. Дождь кончился, наступило похолодание, и все кругом замерзло. Грома, кстати, тоже уже давно не слышно. Если погода не преподнесет еще какого-нибудь сюрприза, связь будет работать. Надеюсь, это добрый знак.

- Я тоже. Попробую позвонить сестре Мэри Анжеле, надо узнать, как чувствует себя бабушка.

Говорить стало намного проще. Во время нашего разговора я внимательно присматривалась к Эрику. Он выглядел спокойным, добродушным и любезным, как всегда. Привычный Эрик, хороший парень и душа любой компании. Неужели я неправильно истолковала его поцелуй? Может, случившееся между мной и Лореном сделало меня излишне чувствительной и подозрительной? Нервничая из-за повисшего между нами неловкого молчания, я поспешно выпалила:

- А где Дарий?

- Я отпустил его пораньше. Проснулся, понял, что уже не усну, и решил, что ему нужен дополнительный отдых. Как-никак он сейчас главная опора всей нашей армии.

- Афродита все еще пьяна в дым?

- Она отключилась. Дарий унес ее отсюда. Представляю, какое похмелье ее ожидает после пробуждения! - с видимым удовольствием добавил Эрик. - Дарий лег спать в комнате Далласа. Он только что ушел, так что лучше его не будить.

- Нет, не буду. Я просто хотела узнать, где дежурят Джек и Дэмьен. Я тоже не могу уснуть, вот хотела сменить их и дать Близняшкам подольше поспать.

- Нет проблем. Я скажу тебе, где их искать. Это неподалеку от входа в подвал.

- Отлично, потому что мне тоже не хочется будить Дария. Ты прав. Нашей армии нужен отдых, - я помолчала и, как ни в чем не бывало, спросила: - Кстати, ты не заметил ничего… необычного?

- Необычного? В каком смысле?

Действительно - в каком? Сказать, что меня настораживает тьма? Но ведь в туннелях всегда темпо, в этом нет ничего необычного. И потом, Эрик наверняка опять напомнит мне о тех летучих мышах. Вот почему я просто выпалила:

- Ну, например, фонари вдруг гаснут.

Эрик небрежно пожал плечами и покачал головой.

- Нет, я такого не видел, но в этом нет ничего странного. Думаю, их приходится часто заправлять, а в такой суматохе красные недолетки могли об этом забыть.

- Ну да, конечно.

Что тут еще скажешь? На краткий миг я почувствовала облегчение, и хотя прекрасно понимала, что это ненадолго, но все равно улыбнулась. Эрик ответил мне улыбкой, и мы замерли, улыбаясь друг другу, как дурачки.

Эрик мой парень . Я была счастлива, когда мы были вместе. И сейчас я счастлива, что мы снова вместе… Счастлива? Неужели я не могу просто радоваться тому хорошему, что у нас есть? Или я снова хочу все испортить, на этот раз из-за того, что мне кажется, будто Эрик хочет от меня больше, чем я могу и хочу ему дать?

А потом откуда-то из глубины сознания всплыло воспоминание о поцелуе Старка и кошмаре с Калоной, пробудившем во мне ощущения, которые я до сих пор не испытывала ни с одним парнем.

Я так задумалась, что едва не врезалась и стул.

- Ладно, мне нужно позвонить сестре Мэри Анжеле.

Эрик как- то странно посмотрел на меня, но ответил:

- Ладно. Отойди чуть подальше, но не приближайся к двери. Вдруг там кто-нибудь ошивается, не нужно, чтобы они тебя услышали.

Я кивнула и улыбнулась ему, стараясь, чтобы улыбка не вышла виноватой. Потом прошла в глубь подвала, который оказался совсем не таким мерзким, каким запомнился мне во время первого визита.

Стиви Рей и ее команда потрудились на славу и вышвырнули все барахло бездомных, которые жили тут раньше. Но самое главное, здесь больше не воняло мочой, а это, согласитесь, огромное достижение.

Я набрала номер сестры Мэри Анжелы и мысленно перекрестила пальцы. Телефон объявил, что вызывает абонента… вызывает… опять вызывает… Наконец раздались гудки! Один, второй, третий… У меня снова разболелся живот, но тут монахиня взяла трубку. Связь была ужасной, и трубке все трещало, но я узнала ее голос.

- Зои, детка! Как я рада тебя слышать! - донесся далекий голос сестры Мэри Анжелы.

- Сестра, вы в порядке? А бабушка?

- Она в порядке… Все хорошо… Мы… - связь начала прерываться.

- Сестра, я вас почти не слышу! Где вы? Бабушка пришла в сознание?

- Бабушка… в сознании… Мы под аббатством, но… - Внезапно в трубке что-то щелкнуло, и голос аббатисы стал совершенно отчетливым. - Это ты устроила непогоду?

- Я? Нет, что вы! Но как бабушка? Вы в безопасности?

- … хорошо. Не беспокойся, мы…

На этом связь оборвалась.

- Вот черт! Чертова связь! - выругалась я, пытаясь дозвониться снова. Фиг два. Связь была, но телефон глумливо сообщал, что попытка соединения не удалась. Я пробовала снова и снова, пока не заметила, что мой телефон уже почти разрядился. - Черт, черт, черт!

- Что она сказала? - спросил Эрик, вырастая у меня за спиной.

- Почти ничего, связь оборвалась, а больше соединиться не получается. Но она успела сказать, что они в безопасности, а бабушка вышла из комы. Кажется, она уже в сознании.

- Прекрасные новости! Не волнуйся, все будет хорошо. Сестры перенесли твою бабушку в подвал?

Я кивнула, чувствуя, что сейчас разревусь, но уже не от страха за бабушку, а от досады. Я полностью доверяла сестре Мэри Анжеле, так что раз она сказала, что, бабушка в порядке, значит так оно и есть.

- Меня бесит, что я ничего не знаю о том, что происходит! Ни с бабушкой, ни там! - я ткнула пальцем куда-то в потолок.

Эрик шагнул ближе и взял меня за руку. Потом повернул меня лицом к себе и бережно провел большим пальцем по свежим татуировкам на моей ладони.

- Мы справимся, вот увидишь. Никс нас не оставит, не забывай об этом. А если вдруг почувствуешь отчаяние, посмотри на свои руки. Доказательство расположения Богини всегда с тобой, Зои. Пусть нас мало, но мы сильны, потому что выбрали правильную сторону.

Тут мой телефон слабо пискнул, сообщая о полученной эсэмэске.

- Слава Богине! Наверное, это сестра Мэри Анжела! - Я торопливо откинула крышку и непонимающе уставилась на сообщение.