ОДИННАДЦАТЬ 4 page

- Он очень симпатичный.

В душе ее по-прежнему клубилась тьма.

- Да. Но для романа этого мало. И кроме того, мне казалось, тебя не заботит, что он делает.

- Не заботит. - Это прозвучало неубедительно не только для меня, но даже для нее самой. - Абсолютно.

Предпринятые мною на протяжении остального дня попытки отвлечь ее оказались практически безуспешны. В памяти то и дело всплывали слова Таши: «Ты вообще собираешься что-то с этим делать?» Оба, и Лисса, и Кристиан, вели себя чертовски безрассудно, шли на поводу своих обид, а это, в свою очередь, и меня наполняло досадой. Кристиан мог оказать несомненную помощь в моих тайных эскападах, но из-за Лиссы я вынуждена была обходить его стороной.

Наконец настало время знаменательного обеда, и я оставила Лиссу предаваться дурному настроению. По сравнению с ситуацией в ее личной жизни мои отношения с балованным королевским плейбоем, даже из семьи, которая эти отношения не одобряла, внушали гораздо больший оптимизм. Каким грустным, даже ужасным становится мир! Я договорилась с Лиссой, что вернусь сразу после обеда и мы пойдем к Мии. Упоминание об этой девушке не доставило ей удовольствия, но мысль о предстоящем проникновении в запретное место на какое-то время отвлекла от Кристиана.

Платье, которое я надела на этот обед, было насыщенного красно-коричневого цвета из легкой, топкой ткани - очень удобно в летнее время. Скромный вырез и короткие цельнокроеные рукава придавали ему классический вид. Низко стянутый конский хвост прикрывал еще не зажившую татуировку. В итоге я выглядела почти приличной девушкой, что лишний раз подчеркивает, насколько внешность обманчива - если вспомнить, что я лелеяла безумные замыслы возвращения моего предыдущего бойфренда из мира мертвых.

Родители Адриана проживали при дворе постоянно. При встрече он оглядел меня сверху донизу, и, судя по улыбке, увиденное ему понравилось.

- Ну как, одобряешь? - спросила я, поворачиваясь перед ним.

- К несчастью, да. - Он обхватил меня за талию. - Я надеялся, что ты будешь выглядеть гораздо более вызывающе и сумеешь шокировать моих родителей.

- Иногда мне кажется, будто я как личность тебя вообще не интересую и ты используешь меня исключительно как способ шокировать окружающих.

- Одно верно, другое нет, маленькая дампирка. Я очень даже интересуюсь тобой, по одновременно использую как способ шокировать окружающих.

Вслед за домоправительницей Ивашковых направляясь в гостиную, я постаралась скрыть улыбку. При дворе полно ресторанов и кафе, но королевские морои вроде родителей Адриана считают более утонченным устраивать пышные обеды у себя дома. Лично я предпочла бы общественное место, где больше возможностей сбежать.

- Ты, должно быть, Роза.

Мои размышления были прерваны появлением очень высокой, очень элегантной моройки в длинном атласном платье темно-зеленого цвета, которое смутило меня своим изысканным видом и прекрасно гармонировало с цветом ее глаз - таких же, как у Адриана. Темные волосы были собраны в тяжелый узел. Она взяла меня за руку и одарила искренней, теплой улыбкой.

- Я Даниэлла Ивашкова. Рада наконец познакомиться с тобой.

Насколько можно верить ее словам? Я автоматически пожала протянутую руку.

- Я тоже рада познакомиться с вами, леди Ивашкова.

- Пожалуйста, зови меня Даниэлла. - Она повернулась к Адриану и, цокая языком, расправила воротник его рубашки. - Послушай, дорогой, ты когда-нибудь смотришься в зеркало, прежде чем выйти на люди? У тебя волосы в ужасном беспорядке.

Она потянулась к его голове, но он увернулся.

- Шутишь? Я часами стою перед зеркалом, добиваясь именно этого.

Она испустила тяжкий вздох.

- Иногда я не знаю, хорошо это или нет, что у меня нет других детей.

За ее спиной слуги бесшумно расставляли на столе еду. С тарелок поднимался ароматный пар, и в животе у меня заурчало. Надеюсь, никто этого не слышал. Даниэлла оглянулась и крикнула в глубину коридора:

- Натан, ты не можешь поторопиться? Еда стынет.

Несколько мгновений спустя послышались тяжелые шаги, и в комнату вошел Натан Ивашков. Он, как и его жена, был одет официально - темный костюм, на фоне которого красиво выделялся голубой атласный галстук. Хорошо, что у них там был кондиционер, а иначе он просто расплавился бы в таком наряде. Некоторые бросающиеся в глаза особенности его внешности запомнились мне еще с прошлого раза: густые серебристые волосы и усы. Интересно, Адриан будет выглядеть так же в его возрасте? А-а, все равно я этого не узнаю. Адриан, скорее всего, начнет красить волосы, как только в них появятся первые серебряные нити.

Я-то помнила хозяина дома, а вот он, очевидно, понятия не имел, кто я такая. И даже как будто искренне удивился при виде меня.

- Это... подруга Адриана, Роза Хэзевей, - представила меня Даниэлла. - Припоминаешь? Он обещал привести ее сегодня.

- Рада познакомиться с вами, лорд Ивашков.

В отличие от жены он не предложил называть его по имени, и я была этому скорее рада. Стригоя, насильственно обратившего Дмитрия, тоже звали Натаном, и мне претило произносить это имя. Когда отец Адриана окинул меня взглядом, я не увидела в нем одобрения - скорее он посчитал меня несколько странной.

- А, девушка-дампирка.

Это прозвучало не резко, скорее безразлично. В смысле, не так, как если бы он обозвал меня «кровавой шлюхой». Мы уселись за стол, и хотя на лице Адриана играла привычная бесшабашная улыбка, я всеми фибрами души ощущала, как сильно ему хочется закурить. И выпить чего-нибудь покрепче. Находиться в обществе родителей явно не доставляло ему удовольствия. Когда слуга налил всем вина, на лице Адриана возникло выражение безмерного облегчения. Я бросила на него предостерегающий взгляд, но он его проигнорировал.

Не теряя элегантности и респектабельного вида, Натан быстро поглощал приправленные бальзамином свиные медальоны.

- Итак, - заговорил он, сосредоточив внимание на сыне, - теперь, когда Василиса окончила учебу, чем ты собираешься заняться? Не болтаться же и дальше со школьниками? Твое пребывание там утратило всякий смысл.

- Не знаю, - лениво протянул Адриан и покачал головой, еще больше растрепав небрежно уложенные волосы. - Мне вообще-то нравится общаться с ними. Я кажусь им интереснее, чем есть на самом деле.

- Понимаю тебя, - заверил его отец. - В тебе пока нет абсолютно ничего интересного. Пора заняться чем-нибудь полезным. Если ты не намерен возвращаться в колледж, начни наконец появляться на деловых встречах семьи. Татьяна балует тебя, но ты можешь многому научиться у Руфуса.

Мне было знакомо это имя. Старший член каждой семьи обычно был се «принцем» или «принцессой», заседал в Королевском совете - и имел потенциальную возможность стать королем или королевой. Когда корону получила Татьяна, принцем семьи Ивашковых стал Руфус, как старший по возрасту.

- Действительно, - невозмутимо согласился Адриан. Он не столько ел, сколько ковырялся в тарелке. - Меня, к примеру, интересует, как ему удается держать в тайне от жены существование двух любовниц.

- Адриан! - воскликнула Даниэлла, сильно покраснев. - Не смей говорить такие вещи за нашим обеденным столом - да еще в присутствии гостьи.

Натан, казалось, снова заметил меня - и тут же выбросил из головы.

- Неважно, - буркнул он.

Я прикусила губу, подавляя желание посмотреть, что будет, если я запущу свою фарфоровую тарелку ему в голову на манер фрисби[1], но решила не делать этого. Не только потому, что обед был бы испорчен; просто, скорее всего, такой бросок не достиг бы цели. А Натан снова обратил хмурый взгляд на Адриана.

- Твоя судьба - вот что меня волнует. Я не допущу, чтобы ты рассиживался, сложа руки... и швыряя на ветер наши деньги.

Что-то подсказывало мне, что вмешиваться не стоит, но вид Адриана, которого отчитывает собственный отец, был невыносим. Ведь благородный отпрыск действительно рассиживался, сложа руки, и проматывал деньги. Но Натан не имел нрава издеваться над ним из-за этого. Я-то, конечно, все время так и поступала, но это другое дело.

- Может, тебе следует поехать с Лиссой в Лихай, - предположила я. - Вместе с ней изучать стихию духа и... делать то, что ты делал, пока был в колледже...

- То есть пить и прогуливать занятия, - уточнил Наган.

- Искусство, - вмешалась в разговор Даниэлла. - Адриан изучал искусствоведение.

- Правда? - Я удивленно воззрилась па него, хотя на самом деле легко могла представить его погруженным в изучение искусствоведения: это хорошо сочеталось с сто эксцентричностью. - Прекрасно. Ты смог бы снова заняться этим,

Он пожал плечами и прикончил второй бокал вина.

- Не знаю. В этом колледже, скорее всего, возникнут те же проблемы, что и в предыдущем.

- Что за проблемы? - недоуменно спросила я.

- Домашние задания.

- Адриан! - проворчал его отец.

- Все в порядке, - беззаботно ответил тот. - Мне вовсе не нужна работа или дополнительные заработки. Когда мы с Розой поженимся, нам всем, включая будущих детей, хватит ее зарплаты стража.

Все замерли, даже я, хотя точно знала, что он шутит. Даже если бы он и вынашивал мечты о браке и детях (а я была больше чем уверена, что это не так), скромного заработка стража не хватит, чтобы обеспечить ему ту роскошную жизнь, к которой он привык.

Отец Адриана, однако, явно не воспринял его слова как шутку. Даниэлла, похоже, колебалась. Я же просто испытывала неловкость. Поднимать за обедом такую тему совсем не стоило, и я едва могла поверить, что Адриан это сделал. И даже не могла винить в этом алкоголь: похоже, моему приятелю просто доставляло огромное удовольствие злить своего отца.

Молчание становилось все более тягостным. Меня тянуло прервать его, но некое чувство призывало к молчанию. Напряжение возрастало. Внезапно звякнул дверной колокольчик, и все подскочили.

Домоправительница Торри бросилась открывать дверь, а я мысленно испустила вздох облегчения. Неожиданный гость, наверное, поможет снять напряжение.

Как бы не так.

Вернувшись, Торри взволнованно откашлялась, с тревогой взглянула на Даниэллу с Натаном и объявила:

- Ее королевское величество Татьяна.

Не может быть.

Все Ивашковы резко встали, и спустя полсекунды я тоже. Когда Адриан говорил, что Татьяна может прийти, я не поверила ему. Судя по выражению его лица, он и сам был изрядно удивлен. Но вот она, тут как тут. Быстро вошла в комнату, элегантная, в обычном для нее деловом наряде: строгие черные брюки, жакет и шелковая красная кружевная блузка. В темных волосах поблескивали мелкие драгоценности, высокомерный взгляд обозревал нас, торопливо отвешивающих поклоны.

- Тетя Татьяна, - сказал Натан, нацепив на лицо подобие улыбки; видимо, он делал это нечасто, потому что получилось не слишком удачно. - Отобедаешь с нами?

- Нет, нет! - Она отмахнулась. - Не могу остаться. У меня встреча с Присциллой, я заглянула только потому, что прослышала о возвращении Адриана. - Она обратила взгляд на упомянутого молодого человека. - Просто не верится, что ты уже целый день здесь и до сих пор не нанес мне визита.

Говорила она спокойно, но, клянусь, в глазах мерцали огоньки подлинного веселья. Это пугало. Она никогда не казалась мне теплым, мягким человеком, но ее поведение сейчас резко отличалось от того, что я видела на официальных церемониях.

Адриан улыбнулся ей. Из всех находящихся здесь он один, похоже, не испытывал никакого неудобства. Татьяна любила и баловала его. Это не означало, что она плохо относилась к остальным своим родным, однако, несомненно, отдавала ему предпочтение. Это всегда удивляло меня, поскольку зачастую он вел себя как настоящий грубиян.

- Ну, я посчитал, что у тебя есть дела поважнее, чем встречаться со мной, - ответил он. - Кроме того, я бросаю курить, так что теперь мы не сможем украдкой затянуться сигареткой в туалете.

- Адриан! - взорвался Натан, залившись краской. Просто удивительно, как часто он произносил имя сына с неодобрением. - Тетя, мне очень...

Татьяна снова вскинула руку.

- Ой, помолчи, Натан. Никому не интересно тебя слушать.

Я была в шоке. Нелегко было находиться в одной комнате с королевой, но еще хуже видеть, как она затыкает рот лорду Ивашкову.

Она снова посмотрела на Адриана.

- Значит, ты все-таки бросаешь? Давно пора. Полагаю, это твоих рук дело?

Я даже не сразу сообразила, что она обращается ко мне, до этого я вроде как надеялась, что она вообще меня не заметила, ведь только так молено было объяснить то, что она с порога не завопила, требуя прогнать своевольную «кровавую шлюху». Я вновь была потрясена. И в ее голосе не слышалось обвиняющих ноток; казалось, она находится под впечатлением моих заслуг.

- Н-ну, нет, это не я, ваше величество. - Сейчас я вела себя кротко, совсем не так, как на нашей последней встрече. - Адриан сам принял это решение.

- Очень дипломатично. - Татьяна усмехнулась. - Тебе стоит стать политиком.

Натану не нравилось ее внимание к моей персоне. Да и мне тоже, по правде говоря, несмотря на всю любезность королевы.

- У вас с Присциллой деловая встреча? Или просто дружеский обед?

Татьяна оторвала от меня взгляд.

- И то и другое. Возникли кое-какие разногласия. Наружу еще ничего не просочилось, но появились сомнения по поводу нашей безопасности. Некоторые готовы начать тренироваться прямо сейчас, другие интересуются, могут ли стражи совсем обходиться без сна. - Она закатила глаза. - И это еще наименее безумные идеи.

Надо же! Встреча становилась все более интересной.

- Надеюсь, ты заткнешь рты этим доморощенным воякам, - проворчал Натан. - Чтобы мы сражались бок о бок со стражами... Какой абсурд!

- Абсурд не это, а противостояние между королевскими кланами, - возразила Татьяна. - Вот что я хотела бы прекратить. - Ее тон стал более высокомерным, истинно властным. - Мы - лидеры мороев и должны подавать пример. Должны быть вместе, иначе нам не уцелеть.

Я с любопытством разглядывала се. Как это понимать? Так она согласна с позицией Натана в отношении участия мороев в сражениях? Она не обозначила этого четко, сказав лишь, что ее больше волнует восстановление мира среди своих. Но как - способствуя развитию нового движения или подавляя его? После нападения стригоев вес стали воспринимать обеспечение безопасности как огромную проблему, и разрешить ее предстояло королеве.

- До чего все это утомительно! - заявил Адриан, прикидываясь, будто обсуждаемые предметы в его глазах - полная ерунда. - Ладно уж, если ты как-нибудь захочешь покурить, для тебя я сделаю исключение.

- Если завтра ты явишься ко мне с визитом, этого будет вполне достаточно, - сухо ответила Татьяна. - Сигареты оставь дома. - Она бросила взгляд на его пустой бокал. - И все прочее тоже.

В ее взгляде вспыхнула стальная решимость, и хотя она тут же исчезла, я почувствовала облегчение. Это снова была та холодная Татьяна, которую я знала.

- Слушаюсь. - Он отсалютовал ей.

- Доброго вам вечера. - Она обвела всех быстрым взглядом.

Мы снова поклонились, и королева стремительно зашагала к двери, из-за которой доносились шарканье ног и приглушенные голоса - видимо, Татьяна оставила в вестибюле свою свиту, пока сама ходила поприветствовать Адриана.

После этого за столом в основном было тихо. Визит Татьяны поразил всех. Ну хорошо хоть больше не приходилось слушать перебранку Адриана с отцом. В основном беседу поддерживала Даниэлла - например, расспрашивала, чем я интересуюсь. Внезапно до меня дошло, что во время визита Татьяны она не произнесла ни слова. В семью Ивашковых Даниэлла вошла посредством брака с Натаном - интересно, на нее королева тоже наводит ужас?

Когда обед закончился, Натан удалился к себе в кабинет, а Даниэлла так и цвела улыбками.

- Ты должен приходить к нам почаще, - сказала она Адриану, приглаживая ему волосы, несмотря на все его протесты. - И тебе мы всегда рады, Роза.

- Спасибо.

Я была потрясена и вглядывалась в ее лицо, выискивая в нем признаки неискренности и не находя их. Бессмыслица какая-то. Весь мой опыт свидетельствовал: морои не одобряют долговременных отношений с дампирами, в особенности королевские морои, и уж тем более те, что состоят в родстве с королевой. Адриан вздохнул.

- Может, когда его тут не будет. Ох, черт, это мне кое о чем напомнило! В прошлый раз я оставил здесь свое пальто - так рвался побыстрее смыться.

- У тебя, по-моему, пятьдесят пальто, - заметила я.

- Спроси Торри. Она знает, где оно.

Адриан отправился на поиски домоправительницы, а я осталась с его матерью. Конечно, следовало поддерживать вежливый, поверхностный разговор, но любопытство оказалось сильнее.

- Обед был замечательный. - Тут я не солгала. - Надеюсь, вы не поймете меня неправильно... в смысле... ну, похоже, вы ничего не имеете против, что мы с Адрианом встречаемся.

- Да, так оно и есть.- Она невозмутимо кивнула.

- И... - Ну, я должна была это выяснить. - И Тат... королева Татьяна вроде бы тоже.

- И это правда.

Неимоверным усилием я удержала челюсть, уже готовую выпасть прямо на пол.

- Но... В смысле, когда мы в прошлый раз с ней разговаривали, она ужасно сердилась. Снова и снова повторяла, что никогда в жизни не позволит нам быть вместе, а тем более пожениться. - Я непроизвольно съежилась, вспомнив шутку Адриана. - Думается, вы должны быть того же мнения. Уж лорд Ивашков точно. Вы не можете на самом деле хотеть, чтобы ваш сын связал свою жизнь с дампиркой.

Даниэлла улыбнулась - неуверенно, но по-доброму.

- А ты-то сама собираешься связать с ним свою жизнь? Выйти за него замуж, остепениться?

Эти вопросы застали меня врасплох.

- Я... нет... в смысле, я не хочу обидеть Адриана, просто я никогда...

- ...вообще не планировала остепениться? - Она понимающе кивнула. - Я так и думала. Поверь, раньше Адриан вел себя ужасно несерьезно, и все уже перестали ждать, что он когда-нибудь изменится. Я слышала о тебе, Роза... все слышали. И восхищаюсь тобой. Судя по тому, что мне известно, могу предположить - ты не того типа девушка, которая готова отказаться от миссии стража и стать просто домохозяйкой.

- Вы правы.

- Поэтому я не вижу тут проблемы. Вы оба очень молоды и сейчас вольны делать все, что пожелаете. Однако я... точнее, мы с тобой понимаем, что даже если всю оставшуюся жизнь ты время от времени будешь встречаться с Адрианом, это не означает, что вы поженитесь и остепенитесь. И отношение Натана - или кого угодно еще - не играет тут никакой роли. Так устроена жизнь. Так устроена ты - я вижу это по твоим глазам. Татьяна тоже поняла это, поэтому и перестала принимать ваши отношения близко к сердцу. Тебе нужна борьба, этим путем ты и пойдешь. По крайней мере, если действительно собираешься быть стражем.

- Собираюсь.

Я удивленно смотрела на нее: ее позиция ошеломляла. Она была первой известной мне королевской моройкой, которая не сходила с ума от досады от одной мысли о возможном браке своего отпрыска и дампирки. Если бы другие думали так же, это многим облегчило бы жизнь. И она была права, не придавая значения позиции Натана. Даже будь Дмитрий здесь, и это ни на что не повлияло бы. Суть в том, что мы с Адрианом не можем быть вместе всю оставшуюся жизнь, потому что я всегда буду выполнять обязанности стража, а не бездельничать, как он. Осознание этого вызывало ощущение свободы... но одновременно и грусти.

За ее спиной я увидела идущего по коридору Адриана. Даниэлла наклонилась ко мне и, понизив голос, сказала тоном обеспокоенной матери:

- Но знаешь что, Роза? Хотя я совершенно нормально воспринимаю то, что вы встречаетесь и счастливы этим, пожалуйста, постарайся не разбить его сердце вдребезги, когда придет время расстаться.

ЧЕТЫРЕ

О разговоре с его матерью я предпочла Адриану не рассказывать. По пути назад в гостиницу не требовалась никакая психическая связь, чтобы почувствовать, в каком неоднозначном настроении он пребывал. Его безумно раздражал отец, но радовало одобрение матери. Не хотелось причинить ему боль, объясняя, что она лишь потому мирится с нашими отношениями, что считает их временными и неглубокими.

- Значит, ты сбегаешь с Лиссой? - спросил он у двери моей комнаты.

- Ну да, извини. Понимаешь... всякие девичьи дела.

Под «девичьими делами» я разумела взлом режимного объекта и хищение засекреченной информации.

Адриан выглядел разочарованным, но я знала, что он ничего не имеет против пашей с Лиссой дружбы. Он улыбнулся, обнял меня за талию, наклонился и поцеловал. Наши губы слились, по телу распространилось тепло, всегда удивлявшее меня. Спустя несколько прекрасных мгновений мы оторвались друг от друга, что, судя по выражению глаз Адриана, далось ему нелегко.

- Увидимся позже, - сказала я.

Он еще раз быстро поцеловал меня и зашагал к себе.

А я отправилась на поиски Лиссы, которая, как выяснилось, сидела в своей комнате и сосредоточенно разглядывала серебряную ложку. Благодаря нашей связи я поняла: она пытается напитать ложку неким магическим зарядом, чтобы каждый, кто ее возьмет, развеселился. Мелькнула мысль - она пытается изготовить лекарство от грусти для себя самой или просто экспериментирует? Однако углубляться в ее сознание, чтобы выяснить это, я не стала, а лишь спросила:

- Почему ложка?

Она пожала плечами и отложила столовый прибор.

- Ну, серебро раздобыть не так уж просто. Приходится брать то, что под рукой.

- Пожалуй, это сделало бы званые обеды гораздо веселее.

Улыбнувшись, она положила ноги на кофейный столик черного дерева. Каждый раз при виде его я невольно вспоминала похожую полированную мебель в моей «тюрьме» в России. Сражаясь тогда с Дмитрием, я использовала в качестве оружия ножку кресла, выполненного в том же стиле.

- Кстати... а как прошел твой званый обед?

- Не так плохо, как я ожидала, - призналась я. - Раньше я понятия не имела, какой козел папаша Адриана. Зато его мать очень мила. Совершенно спокойно относится к тому, что мы встречаемся.

- Да, я знакома с ней. Она приятная женщина... хотя, как мне казалось, не настолько, чтобы спокойно относиться к скандальным романам. Надо полагать, ее королевское величество не почтила вас своим присутствием?

Лисса спросила это просто в шутку, поэтому мой ответ сразил ее.

- Почтила, и... это тоже было не так уж плохо.

- Что? Ты сказала «не так уж плохо»?

- Знаю, знаю, звучит недостоверно. На самом деле она заскочила на минутку, чтобы повидать Адриана, и вела себя так, будто в моем присутствии там ничего ужасного нет. - Я не стала пересказывать точку зрения Татьяны на участие мороев в сражениях. - Конечно, если бы она осталась, кто знает, что произошло бы? Может, она повела бы себя как раньше. Тогда мне понадобилось бы все заряженное твоей магией столовое серебро, чтобы удержаться и не запустить в нее ножом.

Лисса застонала.

- Роза, так шутить нельзя!

- Я просто говорю то, что ты боишься произнести вслух. - Я усмехнулась.

- Давненько я такого не слышала.

Она не удержалась от улыбки. Моя поездка в Россию сказалась на нашей дружбе не лучшим образом, но тем самым помогла мне понять, как много эта дружба для меня значит.

После этого мы просто болтали - обсуждали Адриана и всякие слухи. Я с радостью отметила, что Лисса справилась со своим плохим настроением и выкинула из головы Кристиана; однако чем ближе к вечеру - и к надвигающейся вылазке с Мией, - тем больше она тревожилась.

- Все пройдет нормально, - сказала я, когда пришло время отправляться. Оделись мы просто: джинсы и тенниски. Было приятно знать, что школьный комендантский час на нас больше не распространяется, однако и выйти при свете дня казалось примерно, что выставить себя на всеобщее обозрение. - Пустяковое дело.

Лисса искоса взглянула на меня, но промолчала. Ведь целью нашего налета была штаб-квартира стражей, которые и обеспечивали безопасность в нашем мире! Что ни говори, это отнюдь не пустяк!

Мия выглядела преисполненной решимости, и благодаря этому я тоже приободрилась, а также потому, что она оделась во все черное. Правда, при свете дня это особого значения не имело, но соответствовало духу нашего предприятия. Я умирала от желания узнать, чем они занимались с Кристианом, да и Лисса тоже, однако касаться этой темы ни у кого желания не было.

По моим прикидкам, шансы на успех плана, который изложила нам Мия, составляли процентов шестьдесят пять. Лиссе предстояло воспользоваться своим даром влиять на чужую волю, но раз уж она была «в деле», то согласилась на это. Мы несколько раз прошлись по всем деталям и только после этого направились к зданию, где было сосредоточено управление деятельностью стражей. Я уже видела их штаб-квартиру, но только снаружи, когда Дмитрий водил меня повидаться с Виктором, который сидел в камере в соседнем здании. Как и предполагала Мия, в это время дня служащих там было мало.

Войдя внутрь, мы оказались в приемной - точно такой же, как в любом другом административном здании. Суровый с виду страж сидел перед монитором, окруженный шкафами с документами и столами. Вероятно, в это «время ночи» дел у него было немного, и тем не менее чувствовалось, что он настороже. Я взглянула на дверь за его спиной: именно за ней, по словам Мии, скрывались все секреты стражей, их документы, главный офис и... служба видеонаблюдения за всеми важными участками дворцового комплекса.

Несмотря на всю свою суровость, при виде Мии страж улыбнулся.

- Не поздновато для тебя? Ты пришла на тренировку?

Она улыбнулась в ответ. Видимо, он был из тех, с кем у нее завязались дружеские отношения за время пребывания при дворе.

- Нет, просто не спится что-то. Вот хочу показать друзьям все тут.

Вопросительно выгнув бровь, он окинул взглядом меня и Лиссу.

- Принцесса Драгомир. Страж Хэзевей.

Впервые обо мне упомянули, употребляя мое новое звание. Поначалу я даже удивилась и испытала легкое чувство вины: гак или иначе, я собиралась обмануть тех, к кому сама теперь принадлежала.

- Это Дон, - представила его Мия. - Дон, принцесса просит о небольшом одолжении.

Она многозначительно посмотрела на Лиссу. Та сделала глубокий вдох, и наша связь позволила мне ощутить, как она вызвала в себе вспышку силы.

- Дон, дай нам ключи и код к архивам внизу, - приказала она, вперив взгляд в стража. - И отключи там все камеры наблюдения.

- С какой стати я... - Он нахмурился.

Однако она не спускала с него глаз, и я увидела, что магия подчиняет его волю. Лицо Дона разгладилось, хмурое выражение исчезло, и я испустила вздох облегчения. Множество людей в силах сопротивляться магии принуждения - в особенности, если она исходит от заурядного мороя. Власть над стихией духа придавала Лиссе особые силы, но все же нельзя было в точности предсказать заранее, сможет ли она подчинить того или иного человека.

- Конечно, - ответил он, встал, выдвинул ящик стола и протянул Мие ключи, которые она тут же передала мне. - Код - четыре три один два пять семь восемь.

Я запомнила цифры, а Дон поманил нас к знаменательной двери. За ней во всех направлениях тянулись коридоры.

- Вот туда. - Страж указал на тот, что уходил вправо. - В конце сверните налево и спуститесь на два лестничных пролета. Правая дверь.

Мия посмотрела на меня, проверяя, все ли мне ясно. Я кивнула, и она снова повернулась к нему.

- Теперь нужно отключить камеры наблюдения.

- Отведи нас туда, - жестко скомандовала Лисса.

Дон не мог воспротивиться ее приказу; они с Мией последовали за проводником, а я осталась, предоставленная самой себе. Осуществление следующей части плана целиком ложилось на меня, и я торопливо зашагала по коридору. Пусть сейчас служащих здесь мало, и все же вероятность столкнуться с кем-то существовала - а я не владела магией принуждения, которая помогла бы избежать неприятностей.

Описание оказалось точным, но ни в коей мере не подготовило меня к предстоящему. Набрав код и войдя в подвал, я увидела огромное помещение, заполненное бесконечными рядами шкафов с папками - конца им не было видно. Флуоресцентные лампы и сверхъестественная тишина наводили жуть! Здесь хранилась вся информация стражей до цифровой эры. Один бог знает, как далеко в глубь времен простирались эти записи. До Средневековья? Внезапно меня охватило уныние: мыслимое ли дело - найти здесь хоть что-то нужное?

Я подошла к первому шкафу слева и с облегчением обнаружила, что на нем есть этикетка с надписью: АА1. На следующем значилось АА2 и так далее. О господи! Пришлось пройти мимо нескольких шкафов, чтобы миновать эти бесконечные буквы «А». Хорошо, разумеется, что информация располагалась в алфавитном порядке, но лишь одолев около трех четвертей помещения, я добралась до шкафов с обозначением на Т; и только среди них, в ящике ТА27, нашлась папка тюрьмы «Тарасто».

Папка была ужасно толстая, битком набитая самыми разными документами. История тюрьмы, схема ее перемещения, поэтажные планы для каждого местоположения. Я просто глазам своим не верила. Столько информации... Что мне нужно, а что нет? Что окажется полезным? Ответ созрел почти мгновенно: мне нужно все. Я задвинула ящик, зажала папку под мышкой и рысцой припустила в обратный путь.

Теперь, когда я нашла то, что требовалось, желание сбежать становилось неодолимым. Я почти добралась до выхода, как вдруг послышался негромкий щелчок и дверь сама открылась мне навстречу. В помещение вошел незнакомый дампир, и я замерла. Он тоже замер в полном ошеломлении, и я порадовалась уже тому, что он не попытался немедленно пригвоздить меня к стене и начать допрашивать.