Марисса поняла, что скрывать правду от Андре бессмысленно

-Да, дорогая, это так. Не плачь, прошу тебя, не надо. Наоборот, мне понадобится твоя помощь. Ты должна быть сильной, тогда мы сможем помочь Лукасу. Обещаешь?

-Хорошо, -всхлипнула Андреа. –Что ты прочла?

-Ну, честно, не очень много утешающего. Сначала больному делают химиотерапию, а если она не помогает то делают пересадку костного мозга от донора.

-А кто должен быть донор?

-Ну, вот Хорхе Саадера из Виго, 13 лет. Его донором стал отец.

-Отлично, тогда если понадобится донором, для Луки станет дядя Ману! Ведь так?

-Ну да, -тихо произнесла Марисса, думая о Бласе.

Андре не хотя пошла на уроки в колледж. Она не могла не думать ни о чем кроме Лукаса. Но отцу удалось уговорить пойти ее, чтобы немного развеяться и не отстать от учебы. Первым уроком была история. Быстро ответив кое-как по заданной теме, Андреа попросилась выйти. Она знала, что, возможно, Лукас еще долго не вернется в колледж, поэтому решила забрать некоторые его вещи, которые могли бы ему понадобиться. Пока-то он лежит в больнице, думаю, что у него травма колена и грипп. Но дядя Ману и Соня с Франко уже в курсе. Правда, пока нет поводов для сильного опасения. У Лукаса еще не самый тяжелый случай…Но все-таки, лучше быть готовой к худшему. Проверив почту Лукаса, Андре открыла свой ящик.

"Ого! Диего. Посмотрим. Что? Хакатеги? Фото? А-а! Так, он пишет какую-то чушь, все наоборот, значит надо и понимать наоборот. Тогда нужно взять эти бумаги, не показывать никому и пока ничего не сообщать Диего." .Андре поежилась от этой таинственности, но она не могла никому сказать о порученной ей тайне. Сейчас надо было получше спрятать эти документы. Так, а где? Дома нельзя, это слишком просто, ладно, пока надо взять их с собой, а там место само найдется. И Андре, отпечатав все копии, спрятав их в папку вперемешку с конспектами, вышла из колледжа.

Прошло три месяца. Три месяца долгих ожиданий, мучительных процедур и консультаций со всевозможными врачами. Мия переживала серьезный стресс и не могла заниматься необходимыми делами. Всю заботу о Лукасе взяли на себя Ману, Мари и Пабло. Конечно, им здорово помогали друзья, особенно Маркос. У него были связи во многих видных клиниках страны, а это было очень важно для лечения. Естественно, что Лукас узнал о своей настоящей болезни и сильно сдал. Все время был в подавленном состоянии, много хандрил. Хуже всего было то, что ему, активному и деятельному подростку, все время приходилось находиться в стеклянном боксе, на кровати. Передвигаться по больнице можно было только со специальной маской, а разговаривать с другими детьми было бесполезно –многие провели здесь уже не один год, а это накладывает особый отпечаток. Поэтому к Лукасу постоянно приходили друзья, рассказывали о школе, о всем происходящем. Правда, ему всегда становилось хуже после их посещений – он-то не мог принять участия в том, о чем они рассказывали. Но все равно он каждый день просил их прийти вновь. Мия редко навещала сына, она только усугубляла его состояния своими слезами, приступами и несвязными речами. Почти все время она проводила одна или в церкви.

Андре пришла к Лукасу к тому времени, когда от него уже должен был уйти Роберт. Во-первых, врачи запрещали массовые визиты, а во-вторых, Лукасу было бы слишком больно смотреть на них, таких радостных и любящих друг друга.

-Привет, Лука! Как жизнь? –как можно более бодрее спросила Андреа.

-Привет, спасибо, хорошо, -обычно Лукас был не в настроении разговаривать, но вид сестренки, такой веселой и жизнерадостной, внушал ему самую теплую надежду. Кроме того, она единственная не жалела его, относясь к нему в меру возможности, как к здоровому человеку.

-Вот и хорошо. Помоги тогда мне сделать математику. Иначе я не сдам зачетное задание к сроку.

-Ты просишь меня помочь? –удивился Лукас.

-Ну да. А что? Ты силен в математике, ты легко это сделаешь.

-Нет, я же болен. А ты знаешь, последнее время мне ничего не стоит делать, это бессмысленно.