Глава 15. Эта глава будет носить скорее историко‑познавательный характер

Эта глава будет носить скорее историко‑познавательный характер. Изложенные здесь факты и сведения ни одному магу не в практическом плане не пригодятся, по большей части из‑за того, что носят весьма специфический характер. Уж на что Магия Крови малоприятный предмет, так все равно находятся охотники применить пару‑тройку заклинаний, но конкретно эти сведения не найдут внимательного читателя…

… Вы все знакомы с явлением магического резонанса, и довольно часто рискуете его использовать, но в мире порой происходят неподвластные вам вещи. К таковым относится появление магов‑резонаторов. Суть их способностей в том, что они усиливают в геометрической прогрессии любые чары другого мага. Но только одного, совершенно конкретного мага.

Явление это мало изученное, потому что за время ведения хроник Магического Совета было всего три официально признанных случая подобного резонанса, и никто из резонаторов не пожелал делиться информацией.

Впрочем, определенные закономерности этого явления известны…

Способности к резонансу только врожденные!

И довольно сложно определяются на ранних этапах взросления. Обусловлены они особым свойством ауры, которая способна единожды изменить структуру под определенным воздействием.

Фактически, внешне человек, способный стать резонатором ничем не отличается от множества других патентованных магов. Немного нестабильные, слабые магические способности, чаще всего, стихийного характера. Сама аура выглядит как ошметки старого тряпья, вяло колеблющиеся на ветру. Концы ее необычайно гибкие и растяжимые, похожие на щупальца, особенно в юном возрасте. Поэтому связь лучше устанавливать до совершеннолетия выбранной персоны, пока та не сформировалась окончательно как личность. Чем позже случится инициация, тем тяжелее проходят изменения, как телесные, так и психические.

Известно, что резонаторы могут быть психически нестабильны, агрессивны, и порой, как ни странно, ленивы. В общем, как и многие другие люди. Так что определить, кто перед вами – потенциальный усилитель, или просто больной человек, практически невозможно…

Лина, досадливо нахмурившись, захлопнула книгу. Ну вот, опять на самом интересном месте! Выглянув в окно, она убедилась, что стук ей не показался. На крыльце топтался посыльный в форме канцелярии Градоправителя, а магистр Зелеш даже и не собирался встать со своей кушетки в лаборатории. Он уже третий день, не просыхая, праздновал благополучное возвращение своей практикантки.

Вздохнув, девушка торопливо скатилась вниз по винтовым ступенькам, и высунула голову в приоткрытую дверь. Окинув посыльного недружелюбным взглядом, буркнула:

– Чего вам, почтенный?

– В‑вас вызывают! – заикнувшись, выдал парень.

– Кто? – для проформы спросила ведьмочка, уже догадавшаяся о предстоящем ей посещении власть имущих.

– Милорд Градоправитель!

– Хорошо, я зайду в Канцелярию, – вежливо кивнув, собралась нырнуть внутрь девушка.

– Не в Канцелярию! – торопливо мотнув головой, выдал посыльный.

– А куда? – заинтересовалась Лина.

– На главную надвратную башню! И поторопитесь! – эту фразу парнишка выкрикнул, уже стартуя с крыльца в сторону Военного луча.

Интерес‑сно, что случилось? Хотя можно догадаться! Торопливо шагая к воротам, девушка вспомнила, какой живописной группой три дня назад они предстали перед дежурящими на Западных воротах легионерами. Она сама на высоком, угольно‑черном жеребце, явно не из конюшен Крепости. Близнецы, придерживающие наспех сооруженные их веток и одного балахона носилки, закрепленные между их весьма недовольными лошадьми. Наемник так и не пришел в себя… И Милава, с громкой руганью тянущая за повод животное, со спины которого свешивалась самая настоящая шаманка.

Их даже не хотели впускать в город. Пришлось громко поскандалить, перебрав всех родичей того, кто придумал эти дурацкие правила. Заслушавшись, стражи открыли ворота. Потом практикантов взяли в оборот… Лина даже затруднялась предположить, кто. Эти люди ненавязчиво оттеснили ребят от полуживых спутников и непреклонно препроводили в спокойное место, дабы выяснить, почему им удалось вернуться целыми и невредимыми. Практиканты четыре часа подробно рассказывали обо всем, что произошло с ними в Степи, потом еще три – отвечали на вопросы о том, что не посчитали нужным вспомнить. Оказывается, сидя в разных комнатах неприметного серого здания в одном из переулков Базарного луча, очень трудно сговориться, а раньше об этом ребята почему‑то не подумали. В итоге, дяденьки с добрыми и участливыми глазами вызнали все подробности. И посчитали студентов достаточно благонадежными, чтоб отпустить. Хвала Тьме, некроманты не понимали темного наречия, и уж тут Лине удалось немого… скажем, сместить акценты.

Но все равно, неприятный осадок оставался. Несколько незаданных вопросов навевали нехорошие мысли о том, что ответы на них ей придется давать в другом месте.

Как бы не в подвалах Пятого Отдела…

Но… где наша не пропадала!! Может, обойдется? Угу, мечтать надо меньше…

Шаманку с почетом водворили в хорошо охраняемое помещение в местной тюрьме для высокопоставленных персон, а наемника утащили в свои "потайные лаборатории" местные целители.

И вот теперь…

Военный комендант и Градоправитель стояли на гребне стены и молча взирали вниз. Наместник строчил срочное письмо в столицу, поминутно хватаясь за сердце и недовольно косясь на ошеломленно замерших у парапета троих практикантов. Туда – сюда сновали маги и легионеры, обустраивающие для обороны Надвратную башню, медленно вышагивали магистры, обновляя защитные чары…

Под стенами Разбойной Крепости разбивали лагерь орки. Основная группа расположилась прямо напротив ворот, а дозоры уже охватили город тонким, но прочным кольцом. Вот только шаманов чего‑то не видно…

Впрочем, для легионеров появление полуторатысячного войска не было неожиданностью. Приказ занять боевые позиции поступил к ним еще на закате, и сейчас они были готовы отразить любую атаку. Разбойная Крепость гордилась своими дозорами пожалуй, даже сильнее, чем орки своими шаманами.

– Почему они все пешие? – удивленно спросил Градоправитель.

– Спросите у магов, вероятно, это как‑то связано с недавней Бурей.

– Ну что же, – заметил Наместник, выпуская Вестника‑голубя, – полагаю, следует передать вам, господин Халас, соответствующие полномочия?

– Было бы неплохо, – отрешенно кивнул комендант, наблюдая, как по лестнице взбегает Линара, изнывающая от любопытства. Мимолетно кивнув высокому начальству, она с горящими глазами, едва не вываливаясь за край, наблюдала за притащенными на хвосте неприятностями. Хищная улыбка и тонкие пальцы, треплющие кончик косы выдавали нешуточную заинтересованность девушки и кровожадные планы, стройными рядами вышагивающие у нее в мыслях.

Взмахнув рукой, комендант подозвал к себе практикантов. Не обманываясь их показательно чинным видом, он заметил:

– Я вот думаю, господа, скольких неприятностей удалось бы избежать, не выпусти мы вас из города?

– Некоторого количества, несомненно, – вежливо ответила Лина. Ее волнение выдавала легкая, пружинящая походка и нервно закушенная губа.

– И что же мне делать… – начал комендант, но был невежливо перебит девушкой.

– Выполнять свои обязанности, я думаю…

– … с вами?

– … и выслушать, чего хотят во‑он те парламентеры, – скосив глаза за спину коменданту, заметила Лина.

Мужчина невозмутимо обернулся, мимолетно отметив, что некроманты отчего‑то весьма молчаливы, и оглядел мизансцену. От крупной группы, единственной прибывшей верхом, отделились трое орков в церемониальных кожаных одеяниях и подъехали на расстояние выстрела.

– А вы не догадываетесь? – иронично вздернув бровь, спросил господин Халас. Градоправитель нервно фыркнул.

– Догадки догадками…

Гарцуя на низкорослых лошадках, парламентеры прокричали что‑то неразборчивое. Неодобрительно качнув головой, комендант сделал знак незаметному магу и степенно спросил:

– Что вам здесь надо, дети Сумерек?

– Отдайте нам святотатцев, оборвавших Песнь Степи! – теперь требование, благодаря стараниям мага школы Разума, прозвучало четко и на ронийском наречии.

– Ну надо же… – протянул Наместник и поспешил вниз, писать следующее письмо.

– Кого – кого? – переспросил комендант.

– Отдайте нам их, люди, и останетесь живы!

– Но вы же не выдадите им гостей, господин Халас? – спросила Лина.

– Хотелось бы пойти путем наименьшего сопротивления, – пожав плечами, заметил полуорк, – но ваша шаманка успела официально попросить убежища. А я не настолько влиятелен, чтоб нарушать древнюю традицию. К тому же есть сильные сомнения в том, что, получив желаемое, орки уберутся обратно.

– Убирайтесь прочь, отродья Тьмы, – проговорил он четко в сторону замерших в ожидании ответа орков. – Просившие приюта получили его, и взяты под защиту этих стен!

– Мы возьмем наше силой! – злобно рыкнул орк, и все трое стремительно отступили под защиту своих кланников. Ветер донес до стоящих на стене людей кровожадные вопли.

– А город выстоит? – озабоченно спросил один из близнецов.

Комендант внимательно оглядел парня, но не заметил в его лице страха, только вежливый интерес, покачал головой и ответил:

– Это не первая наша осада.

– Только, похоже, куда более серьезная… – буркнул парень и, отойдя в сторону, зашептался со своими друзьями.

Градоправитель куртуазно распрощался с майл'эйри Эйден и поспешил вниз, отдать последние распоряжения. Девушка, на миг явив миру прекрасные манеры, вдруг обратилась к коменданту, собравшемуся на очередной военный совет:

– Разрешите спросить, господин комендант?

– Да.

– Будет сражение?

Комендант молча кивнул.

– Тогда… можно я их, – она махнула рукой в сторону, – оскорблю?

– Почему бы и нет?

– Спасибо, – вежливо склонила голову девушка, азартно подалась вперед, и, поддержав себя простеньким усиливающим звук заклинанием, выдала длинную, зубодробительную, шипящую фразу на темном наречии. Один из орков замер как вкопанный, затем вскинул арбалет. Болт тренькнул о камень совсем рядом с головой практикантки. Не успел комендант даже открыть рта, как некроманты, кинувшись к ней, оттащили зло усмехающуюся леди от узкого проема для лучников.

– Что ты им сказала?! – возмущенно завопила княжна, возвышаясь над флегматичной Линой почти на голову. – И зачем? Мало тебе дроу! Хочешь стрелу в глаз получить!??

– Ой, не преувеличивай! Просто, похоже, арбалеты у них новейшей системы, с повышенной дальностью. Интересно, откуда взяли?

Действительно…

– А сказала я, если вам так интересно, что орк'ха никогда не сравнятся с величием своих собратьев по Ветви.

– Мне почему‑то кажется, что это звучало не настолько прилично, – заметил один из близнецов. Тилан или Рилан?

Очень может быть, мысленно согласился с ним комендант, и, чувствуя, что дискуссия молодых людей может затянуться надолго, сделал грозный вид и рыкнул:

– Немедленно покиньте стену, господа!

Глядя в след выпроваживаемым недоучкам, он уже прикидывал, как можно будет их использовать. Но одно решил совершенно точно – майл'эйри на стены не допустит ни за что на свете!

… условий установления резонансной связи. Главным условием для этого является наличие у мага, желающего получить в свое распоряжение личного резонатора, мощной, характерной ауры, способной вбирать огромное, но строго определенное количество Силы. Точнее, весьма точно определяется граница, после которой возможно проводить дальнейшие работы по установлению связи. Это легко проверяется при заполнении матрицы персональной телепортации. Если количества и характера энергии достаточно для опознания и переноса к вам объекта, то можно делать следующий шаг. Которым является наделение объекта калибровочным артефактом или амулетом, предназначенным для изменения параметров ауры[24]. Хаотическая аура постепенно упорядочивается подобно образцу, и со временем частота магических колебаний при творении чар практически совпадает с вашей.

Вы спросите, почему данные сведения излагаются в этой книге? Потому что во время изменения по образу и подобию мага, на объект накладываются чары Кровавого Резонанса. Воздействие как минимум на магистерском уровне совершенно необходимо, так как связываемые маги чащи всего разнятся по физическим кондициям, и один из них может не выдержать напряжения, особенно, если принадлежит к другой Ветви Древа.