Глава двенадцатая

Замок

Куплю замок в домене. Хостинг не предлагать.

Ночь я провел в «Ручном единороге» мадам Франсуаз. Очаровательная трактирщица была рада вновь меня увидеть. Помня, что она сказала мне утром, я уже не надеялся на продолжение нашего романа, но ошибся, в лучшем смысле этого слова. Едва я устроился в своей комнате и приготовился отдохнуть, как мадам Франсуаз постучала в мою дверь. На этот раз она прихватила с собой бутылочку красного винца, и время от времени мы прерывали наши любовные игры для того, чтобы выпить по глоточку – и поговорить. Поначалу, признаюсь, я был не слишком откровенен с Франсуаз: после истории с Захариусом мне стало еще труднее доверять обитателям этого мира. Но Франсуаз была так мила, так красива, так ласкова со мной, что ее было очень трудно в чем‑нибудь заподозрить. Мало‑помалу я разговорился и рассказал ей о себе, опуская, понятное дело, некоторые малопонятные для нее вещи. Так, я ничего не стал говорить ей про компьютеры и про РПГ‑игры, сказал только, что провалился в ее мир, после того как меня в кабацкой драке шваркнули пивной кружкой по затылку. Франсуаз слушала, лежа на мне и поедая меня своими влажными черными глазищами.

– Ах, милый, какой же ты герой! – сказала она, когда я замолчал. – Твоя история меня так возбуждает. Я уж думала, что настоящие мужчины остались только в сказках.

– Никакой я не герой. Просто жизнь у меня такая… непростая.

– Знаешь, что меня в тебе удивляет? – Она провела пальчиком по моим губам. – Что ты простой лох, а не рыцарь. Почему?

– Сам не знаю, – вздохнул я. – Судьба. Знаешь, как у нас говорят? Лох – это судьба. Только в твоем мире я это понял.

– Тебе нужна хорошая женщина. Благодаря ей ты займешь достойное тебя положение в обществе.

– Разве такое возможно?

– А как же! Немного везения – и ты станешь рыцарем.

– Франсуаз, а ты можешь мне объяснить, что у вас означает слово «лох»?

– Это на староимперском языке. Что‑то вроде «озерный», «человек с озера». Сейчас у нас так называют чужаков, чужеземцев. Еще так, я слышала, называют людей, которым знатные господа доверяют кое‑какие мелкие поручения. Бабушка рассказывала мне, что наш предок был лохом. Он был пришлым в наших краях.

– Значит, это не оскорбительное слово?

– Нет. Ничуточки.

– Ах, милая, если бы ты знала, как я тебе благодарен! – Я прижал Франсуаз к себе, начал целовать. Она смеялась, отбивалась от меня шутливыми шлепками, а потом нырнула под одеяло и…

Однажды, когда я вернусь домой – а я обязательно вернусь домой, если даже для этого мне придется превратить этот мир в золу и пепел – я буду вспоминать свою близость с компьютерной моделью как полное сумасшедствие. Но в тот момент…

Ах, Франсуаз, Франсуаз! И почему в моем мире мне ни разу не встретилась девушка, похожая на тебя?