Лана: А мне нравятся мои оргазмы. Хочу больше

Сообщение заставляет меня засмеяться, и я прячу свой телефон в карман, когда подходит Крейг, вводя меня в курс последних событий.

Это должно было быть легким задержанием, но кто-то предупредил его. Или у него есть доступ к полицейской волне. Или парень читает наши мысли.

Теперь найти его будет в разы труднее. Ему платили наличными, а значит у него нет открытых счетов в банках. За аренду квартиры он платил тоже наличными. Он нигде не засветился и у нас нет ни электронных, ни фактических следов. Даже оплата коммуналки включена в арендную плату за квартиру.

Он оставил свой телефон.

Взял только одежду.

Если мы не поймаем его сейчас, он пустится в бега, и могут пройти месяцы, прежде чем он где-то объявится.

***

Спустя четыре дня по-прежнему ничего нет. Я передаю всю информацию своей команде и решаю вернуться домой. Джеральд Племмонс. Имя Бугимена. То, что мы знаем его в лицо немного успокаивает, но он все еще на свободе.

Однажды он снова убьет. К сожалению, пока он этого не сделает, мы не сможем его найти.

Едва сойдя с трапа самолета, я несусь к своему внедорожнику и чертовски быстро еду в дом Ланы. Она не ждет меня, и я не мог связаться с ней по телефону: меня все время перебрасывает на голосовую почту. Я надеюсь, что не разозлю ее, появившись на пороге без предупреждения.

Ощущение, что я вечность буду добираться до ее дома. Но когда я, наконец, доехал, я неторопливо стучу в дверь.

Звук поспешных шагов успокаивает меня. Я не вижу припаркованного мустанга, поэтому рад слышать ее голос за дверью. Но ее слова заставляют меня насторожиться.

― У тебя есть ключ! Используй его, Джейк! Прекрати заставлять меня ходить через весь дом...

Ее слова обрываются, когда она распахивает дверь.

В полотенце.

Все еще влажная.

― Логан! ― говорит она, шокировано.

Я не даю ей времени на раздумья и страстно целую, ногой закрывая за собой дверь. Ее руки вплетаются в мои волосы, я же поднимаю ее, с восторгом чувствуя ее голую задницу в своих руках.

Полотенце падает и застревает между нашими телами, когда я продолжаю целовать ее и, одновременно, нести в комнату. Она так же яростно целует меня в ответ, давая понять, что не против того факта, что я появился так неожиданно.

Прошла неделя. Целая неделя с тех пор, как я ее видел.

Мои пальцы скользят по изгибу ее ягодиц, пока я не нахожу то, что действительно искал. Пробегаю пальцами по ее гладкой киске, чувствуя, какая она влажная и готовая для меня. Как бы я ни любил прелюдию, сегодня вечером мы ее пропустим. Может быть, после того, как я немного притуплю свой голод, мы сможем замедлить ход событий. Я хочу уделить ее телу внимание, которого оно заслуживает.

― Могу я сделать вывод, что ты скучал по мне? ― спрашивает она напротив моих губ, оборачивая свои ноги вокруг моей талии, когда я, наконец, вваливаюсь в спальню.

― Очень сильно.

Я не даю ей времени на раздумья и, бросая на кровать, начинаю раздеваться. Она смотрит на меня, скользя своим обнаженным телом по кровати, в попытках выбраться из полотенца.

Лана закусывает нижнюю губу, наблюдая за мной. Едва мои брюки касаются пола, я хватаю ее за лодыжки, подталкивая ее к краю кровати. Легкий вскрик удивления срывается с ее губ, но я уже раскатываю презерватив, устраиваясь между ее ног.

В одно мгновение я вхожу в нее, чувствуя, как стенки киски сжимаются от внезапного вторжения. Девушка стонет и выгибает спину. Она выглядит, как ожившая фантазия.

Схватив ее за бедра, я задаю резкий ритм, трахая ее отчаянно, позволяя ее стонам и вздохам разжигать меня изнутри. Все ее тело напрягается, киска прижимается ко мне. Она раскрывает рот в немом крике и сжимает простыню под собой, кулаками скручивая мягкую ткань. Тепло распространяется по моему позвоночнику, и электрический ток накатывает, принося невыносимое удовольствие.

После великолепной разрядки, мой член расслабляется, а Лана улыбается мне, все еще восстанавливая дыхание.

― Привет, ― говорит она, посмеиваясь.

Я тоже смеюсь, прежде чем обнимаю ее.

― Привет.

Перевернувшись, я бросаю презерватив в мусорную корзину рядом с кроватью, снова поворачиваюсь лицом к ней и провожу пальцем по ее щеке.

Слегка сместившись, она дает возможность нам двоим удобно разлечься на кровати.

― Кто такой Джейк? И почему у него твои ключи?

Ее улыбка расширяется, будто она наслаждается какой-то шуткой.

― Ревнуешь?

Я сужаю глаза, а она хихикает, перекидывая ногу через мое бедро и головой приживаясь к моему бицепсу.

― Он мой бизнес-партнер. Ушел пару минут назад, и я подумала, что он забыл что-то. Парень думает, что это смешно ― заставлять меня бегать через весь дом вместо того, чтобы воспользоваться ключом. Он ведет себя так, будто я могу спутать его с грабителем и случайно зарезать или что-то в этом роде.

Мне не нравится, что у Джейка есть ключи от ее дома, особенно учитывая то, что я его не знаю.

― Какая у него фамилия? ― спрашиваю я, готовясь сделать полную проверку данных этого парня ― и посмотреть, как он выглядит.

Я на самом деле ревную.

Бл*ть.

― Он теневой партнер, и по нашему соглашению я не могу сообщить его данные. Извини, но это так. Наше последнее дело заняло на несколько дней больше, чем ожидалось, но нужно было все доделать. Кроме того, мы знаем друг друга вечность. Он мне как брат. Не беспокойся. Я могу заверить тебя, что ни о какой романтической подоплеке речь не идет.

― Он гей? ― спрашиваю я с надеждой.

Она хихикает.

― Он бисексуал, но предпочитает лежать под мужчиной, чем быть на женщине.

― Лучше бы ему быть геем.

Когда она снова смеется, это получается так мило, беззаботно. Клянусь, с каждой новой встречей она кажется счастливее.

Я убираю руку с ее затылка, и хмурюсь, обнаруживая на ней кровь.

― Ты поранилась? ― спрашиваю я, с беспокойством. Неужели, я был так груб?

― Эм... нет. Видимо это краска осталась на волосах после того, как я рисовала с Джейком. Наверное, когда мылась, я пропустила пару капель.

Я протираю красное вещество между пальцами. Это определенно кровь.

― Не ври мне, ― я пытаюсь посмотреть, но она отклоняет голову и выпрыгивает из кровати.

― Ладно. Это кровь, ― стонет она. ― Кровь Джейка. Не моя. Он порезал палец, и, полагаю, она попала на меня. Я думала, что отмыла ее всю в душе.

Она направляется в ванную, и я следую за ней. Она снова начинает мыть волосы.

Вода окрашивается в красный, но совсем немного, что означает, что она, на самом деле, не ранена.

― Почему ты просто не сказала сразу?

Она пожимает плечами, не поднимая на меня глаза.

― Ты взбесился из-за Джейка. Подумала, что дополнительное напоминание ни к чему.

Я делаю глубой вдох, и наши глаза встречаются в зеркале.

― Прости. Я не хотел выглядеть ревнивым засранцем.

Она дарит мне легкую улыбку.

― Я не должна была врать тебе. Прости, ― говорит она, вздыхая, пока смотрит в пол.

Я приподнимаю ее лицо вверх, наклоняюсь и целую.

― Похоже, мы оба еще притираемся друг к другу. Мы учимся быть рядом, ― говорю я ей, улыбаясь, когда она стонет и прижимает голову к моей груди.

― Ты такой хороший, ― говорит она тихо. ― Боюсь, что я разрушу все хорошее в тебе.

― Невозможно. Ты тоже хорошая, Лана.

Она напрягается в моих руках, и я начинаю волноваться, когда ее хватка на моей талии усиливается. Я не понимаю, что произошло за последние пять минут, ее стало невозможно прочитать.

Вместо того, чтобы задавать ей вопросы, я просто обнимаю ее, пока она наконец не выдыхает у меня на груди.

― Я тоже скучала по тебе, ― наконец, произносит она после долгого молчания.

― Тогда позволь мне сводить тебя на свидание.

Она выпрямляется, выгнув бровь.

― Лобстеры и вино?

Я киваю.

Она мило улыбается.

― А затем оргазмы.

Я смеюсь, когда она исчезает в ванной, а ее хорошее настроение возвращается. Она загадка, и я думаю, что это половина ее привлекательности.

Глава 16

Великие личности всегда сталкивались с

жестокой оппозицией посредственных умов.

А. Эйнштейн

Лана

Ужин? Идеален. Лобстер? Изумителен. Вино? Потрясающее. Логан? Слишком хорош для меня.

Я соврала ему. Затем я соврала снова, чтобы прикрыть ложь. Я не могла сказать ему, что в моих волосах была кровь людей из списка. Вина на его лице заставила меня возненавидеть себя.

Он извинился.

В тот момент я осознала, насколько все это неправильно.

Логан невероятен. Он ― все, о чем я даже не надеялась мечтать, потому что таких хороших людей просто не бывает.

Но вот он.

Ну, не прямо в этот момент. В настоящий момент, он поехал домой взять немного одежды. Он берет несколько выходных, так как на работе дела зашли в тупик, что означает, что они еще не нашли мои последние тела. Или это может означать, что он не расследует это дело...

Вчера был чертовски громкий звоночек. Приедь Логан на десять минут раньше, и он застал бы меня всю в крови. Я как раз занималась тем, что бросала всю свою одежду в огромный костер за моим домом. Мои полы из темной древесины и Логан не заметил на них капли крови. Я могла бы солгать и на счет этого, но я бы вряд ли выкрутилась бы по поводу своих ботинок или сумки, полной пыточных инструментов.

К счастью, все это уже находилось наверху.

Я никогда не позволю телефону разрядится снова. Он пытался дозвониться до меня несколько раз, но у меня была в самом разгаре игра с Лоуренсом и Тайлером и я не могла остановиться, чтобы поставить свой телефон на зарядку.

Нужно было зарядить его по дороге домой, но он был спрятан в моей пыточной сумке... которую я бросила в шкаф... и не могла найти телефон, пока меня, наконец, не осенило, куда я его дела.

Во время действительно ужасных вещей, Джейка все время рвало в ведро, которое он привез с собой. Он не рискнул плевать прямо в подвале и оставить после себя всю эту вкусную ДНК.

Его желудок просто не согласен быть монстром.

Я просматриваю очередное досье на мою следующую жертву, изучая записи с деталями его жизни, когда звонит мой телефон. Это Джейк. Я сразу беру трубку.

― Ты нашел его?

― Его зовут Джеральд Племмонс, по крайней мере, если верить новостям. Охота на этого человека будет короткой. И, кстати... Бугимен? Серьезно?

Я фыркаю от смеха.

― Я надеюсь, что для тебя они придумают что-нибудь поумнее.

Я вздрагиваю. Они обязательно наградят меня каким-нибудь именем. Тогда Логан будет называть меня только так, если когда-нибудь узнает правду.

Он будет ненавидеть женщину, о которой заботился, потому что увидит скрывающегося в ней монстра.

― Так ты нашел его? Я уже знала его имя, ― продолжаю я, отказываясь думать об этом сейчас.

― Он в Вашингтоне.

Мое сердце стучит в груди.

― Ты уверен?

― Парень оставил новое тело пару минут назад, ― отвечает он. ― По нему нет никаких электронных следов, как и бумажных. Тем не менее, он сделал громкое заявление о своем нынешнем местоположении. На этот раз, вместо того, чтобы оставить жертву в квартире, он вывесил ее из окна, всем на обозрение. А еще он выбрал не обычную, ничем не примечательную девушку, он убил жену судьи. Изнасиловал ее и убил с излишней жестокостью.

― Обычно излишества означают ярость, ― тихо говорю я, обдумывая ситуацию.

― Мне кажется, что излишества были больше заявлением, чем яростью. Думаю, что он хотел сделать чертово заявление для ФБР. Ты права в том, что он наслаждается вниманием. Он хочет большего, поскольку переходит к эксгибиционизму.

― И он собирается прийти за Логаном.

― Да и нет.

― Что это значит? ― спрашиваю я. Я подхожу к заднему окну на кухне. Мне показалось, что я только что услышала машину.

― Тут нечто большее. Тело, которое он вывесил в окно, было обнаженным. На ее груди было вырезано слово «Бугимен». И еще одно имя... Логан Беннетт.

Мою грудь сжимает, и я опускаюсь на стул. Я знала, что он сделает это. Я знала, что он захочет Логана.

― Они уверены, что это он? Не подражатель?

― Некоторые вещи, которые не были обнародованы, бесспорно подтверждают, что это он. На этот раз, чтобы не было никаких сомнений, парень оставил свою ДНК.

― И теперь он нацелился на Логана. Мы должны найти его, прежде чем он доберется до него.

― Собственно к этому я и веду. Он придет за твоим агентом, но для этого ему нужно будет использовать прокси-сервер. Он захочет издеваться и мучить Логана. Еще несколько тел будут найдены с этой визитной карточкой, прежде чем он сделает свой ход. За кем придет сексуальный садист, чтобы по-настоящему зацепить мужчину?

Мне требуется секунда, чтобы поймать его ход мыслей, но когда я это делаю, злая улыбка появляется моих губах.

― За его девушкой.

― Именно. Уверена, что справишься? Он не такой, как парни, за которыми ты охотилась раньше, Лана. Этот парень ― реальный псих и не пожалеет тебя.

― Парни, которых я убиваю, не были мягкими и пушистыми... не были, Джейк. Ты знаешь это. Они убили бы меня не задумываясь, если бы у них был шанс и они бы знали, что я еще жива. И да. Я могу справиться с Бугименом. Даже у монстра есть кошмары. Кошмаром этого монстра буду я.

Он тяжело выдыхает, оценивая серьезность ситуации.

― Его МО (прим.: Модус операнди ― латинская фраза, которая обычно переводится как «образ действия». Данная фраза используется в юриспруденции для описания способа совершения преступления. В криминологии же служит одним из методов составления психологического профиля преступника) включает взлом дома. Он молниеносно нападает на женщину, используя грубую физическую силу, и используя эффект неожиданности. Он бьет и душит их, пока жертва не теряет сознание.

― Я в курсе, ― сообщаю ему.

― Он лишает их зрения, Лана. Вокруг тебя постоянно должна быть охрана.

― Я хочу, чтобы он нанес пару ударов, ― говорю я, пихая фрукты в соковыжималку. ― Все должно выглядеть правдоподобно.

― Это чертовски рискованно. Думаю, что я должен установить наблюдение за твоим домом.

― Нет. Не смей. Если кто-нибудь взломает...

― Точно. Блять! Тогда позволь мне остаться с тобой.

― И как я объясню эту ситуацию Логану, если он снова неожиданно приедет? Знаешь, что в итоге произойдет? Есть причина, по которой ты уже три года катаешься на инвалидной коляске ― делай это дома.

Он стонет, и я включаю соковыжималку, снова выглядывая в окно. Логан как будто слышит, что я говорю о нем. Джейк продолжает свои убеждения.

― Верно. Тогда я придумаю что-то еще.

В этот момент приходит общение.