Валеологический анализ здоровья и болезни

Понятие здоровья является центральным в валеологии, в то время как болезнь – в медицине.

Несмотря на многовековые попытки изучения здоровья человека, оно до сих пор остается понятием идеальным, так как не имеет четких критериев оценки. Наиболее приемлемой рассматривается формулировка ВОЗ: здоровье – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических недостатков. Нетрудно видеть, что в этом определении здоровье рассматривается как противопоставление болезни: или человек здоров, или он находится в болезни.

Существуют различные классификации понятия здоровья. Например, выделяется «здоровье населения» как статистическое понятие, характеризующееся комплексом демографических показателей: рождаемостью, смертностью, уровнем развития, заболеваемостью, средней продолжительностью жизни, а также социально-биологическими показателями. Понятие «общественного здоровья» рассматривается как здоровье групп (возрастно-половых, социальных, профессиональных и др.) населения, проживающего на определенной территории, в различных странах, регионах. Критерий «здоровье популяции» рассматривает процесс социально-исторического развития психосоциальной и биологической жизнедеятельности населения в ряду поколений, повышения трудоспособности и производительности общественного труда, совершенствования психофизиологических возможностей человека.

Таким образом, несмотря на обилие определений, точек зрения на суть здоровья, до настоящего времени нет единства подходов его определения и оценки. Учитывая то обстоятельство, что здоровье должно отражать способность человека сохранять свой гомеостаз через совершенную адаптацию к меняющимся условиям среды, под здоровьем следует понимать состояние организма, которое дает человеку возможность в максимальной степени реализовать свою генетическую программу в конкретных условиях социокультурного бытия данного человека.

Здоровье отражает состояние организма человека в целом, поэтому должно рассматриваться как понятие целостное, неделимое. Тем не менее в него входят не только медицинские, биологические и психологические компоненты, но и социальные, экономические и экологические составляющие. Учитывая то обстоятельство, что в жизнедеятельности человека не может быть ни одного условия, которое бы не сказывалось на той или иной стороне здоровья, зачастую считают возможным рассматривать такие понятия, как здоровье физическое, психическое, социальное, сексуальное и т. п. Такой подход означает значимость того или иного условия жизнедеятельности в обеспечении здоровья, поэтому к указанным его компонентам следует добавить имеющие исключительно важное значение личностно-психологические, морально-волевые и ценностно-мотивационные характеристики.

Представленный анализ показывает, что и определение здоровья, и выделенные на этом основании его компоненты не отличаются четкостью, что затрудняет саму оценку здоровья. Вот почему до настоящего времени нет единства взглядов на существование границ и характер перехода из здоровья в болезнь. Действительно, есть здоровье (определение его ВОЗ дано выше) и есть болезнь как неспособность организма реализовать свои биологические и социальные функции. Но где та грань, которая отделяет первое от второго? Одни исследователи считают, что такая граница существует; другие считают вопрос вообще бессмысленным, так как организм функционирует в довольно широком диапазоне физиологических параметров, третьи – что граница есть, но ее трудно установить…

Пожалуй, все-таки больше третьих, и понятны их попытки таким образом классифицировать состояния здоровья, чтобы они отражали различные этапы перехода от здоровья к болезни. Так, состояние, при котором человек находится между здоровьем и болезнью, еще около 2000 лет назад Гален назвал «третьим состоянием». Авиценна выделял шесть таких переходных состояний.

Г.А. Кураев (1996) выделяет четыре состояния организма:

1) с достаточными адаптационными возможностями;

2) донозологическое, когда адаптация реализуется за счет более высокого, чем в норме, напряжения регуляторных систем;

3) преморбидное со снижением функциональных резервов;

4) срыв адаптации со снижением функциональных возможностей организма – это уже состояние, при котором ставится клинический диагноз.

Независимо от приведенных классификаций, задача в принципе заключается в том, чтобы перевести человека в более высокую степень здоровья. Именно поэтому И.И. Брехман привлек внимание к третьему состоянию, характеризуя его как неполное здоровье, в котором организм может находиться длительное время и из которого он может перейти как в здоровье (первое состояние), так и в болезнь (второе). Третье состояние – это не обязательно угроза перехода в болезнь, а скорее подаренная человеку природой возможность, шанс для восстановления возможностей своих функциональных систем через определенную степень напряжения механизмов саморегуляции.

С валеологических позиций для повышения уровня здоровья преимущественное значение должно принадлежать мобилизации возможностей самого организма, любые же вмешательства извне должны в той или иной степени действовать именно этим путем – стимулировать защитно-приспособительные механизмы. Сам же исход борьбы организма за переход в более высокое состояние зависит от того, насколько, с одной стороны, нарушен гомеостаз, а с другой – каким резервом адаптации обладает организм. Величину изменений гомеостаза можно определить с помощью диагностических методов, что относится к компетенции медицинских институтов. Что же касается функциональной составляющей, то установить ее с точки зрения приведенных выше градаций «здоров – болен» достаточно сложно, потому что на основании качественной оценки здоровья врач не может определить, за счет каких систем идет компенсация нарушенных функций, адаптация, каков функциональный резерв больного, а поэтому и не может прогнозировать состояние здоровья. Именно этим следует объяснить существование диагноза «практически здоров»: т. е. явных признаков болезни нет, но они должны быть, поэтому врач, поставивший такой диагноз, полной ответственности не несет за то, что может произойти с пациентом завтра[8].

Положение усугубляется понятием «нормы», являющейся критерием для постановки диагноза врачом. Но что же собой представляет «норма», к которой надо вести больного?

По мнению И.И. Шмальгаузена (1964), под нормой следует понимать рабочий диапазон функционирования живого организма, детерминированный как генотипически, так и фенотипически. Однако в медицинской практике норму выделяют лишь на фенотипическом уровне, т. е. как величину отклонений показателей данного человека от среднестатистической выборки. Но дело в том, что в силу индивидуальных генетических особенностей разброс одного и того же показателя у разных людей может иметь довольно широкий диапазон, так что нормальный показатель для одного человека может быть выраженным нарушением для другого[9]. Кроме того, чаще всего норму определяют как среднее значение данных показателей для конкретного контингента[10]. Такой подход можно было бы принять, если бы выборка, если речь идет о норме, включала только здоровых людей, однако в действительности она охватывает всех обследованных лиц. Если учесть, что даже среди выпускников средней школы относительно здоровыми могут считаться не более 6–8 %, то понятно, что считать среднестатистическую величину нормой неправомочно. Именно поэтому в связи с ухудшающимся состоянием здоровья населения количественные характеристики «нормы» отдельных показателей постоянно корректируются во времени, причем в сторону снижения их качества, т. е. «норма» следует за ухудшением здоровья популяции[11]. Но это очень опасно, так как ориентирует и индивида, и врача на то, что этот человек соответствует «норме» и, следовательно, нет необходимости принимать какие-либо действия для предупреждения дальнейшего ухудшения его здоровья. При этом врач, в отличие от пациента, знает, что тот уже фактически болен, но болен «нормально», как и все вокруг, и ему не о чем беспокоиться, а врачу – незачем заниматься им.

Итак, определение состояния здоровья на основе массовых исследований, являющееся основой выделения «нормы», касается лишь качественной его характеристики. Оно вполне приемлемо для оценки здоровья больших контингентов по таким показателям, как рождаемость, детская смертность, продолжительность жизни, морбидность, психические болезни и др. Но оно не отражает объективную характеристику здоровья конкретного человека. В результате постановка диагноза здоровья или болезни применительно к данному человеку во многом носит субъективный характер. Не зря поэтому С. Цвейг предупреждал, что «…ни один врач не должен бы с чистой совестью произносить даже такие слова, как «здоров» и «болен», – кто знает, где кончается здоровье и начинается болезнь?»

Одним из первых в новейшее время на необходимость оценки здоровья на количественной основе указал Н.М. Амосов (1978), считая, что такой подход приобретает исключительное практическое значение, вооружая специалиста конкретными данными – где, в каком «месте здоровья» находится индивид и за счет каких резервов можно его перевести на более высокий уровень.

Количественный подход к оценке здоровья предполагает ту посылку, что данный человек в каждый период времени имеет определенную величину функциональных возможностей, т. е. величину здоровья (впрочем, как и уже имеющихся нарушений – болезни). А это означает, что в каком бы состоянии человек не находился, у него определенное количества здоровья все-таки есть (даже в состоянии клинической смерти). Поэтому задача заключается в том, чтобы увеличить количество здоровья и уменьшить количество болезни. Возможность контролировать динамику изменения количества здоровья ориентирует человека (и не только явно больного, но и считающегося здоровым) на постоянное стремление к увеличению количества здоровья. Принципиально важно здесь то, что при этом данный человек не сравнивается с другими (по «норме»), а лишь с самим собой: сегодня у него должно быть здоровья больше, чем вчера.

Следует отметить, что при количественной оценке здоровья медицинская «норма» не может быть основным критерием, так как отражает среднестатистическую величину. Количественная же оценка характеризует индивидуальные – генотипические и фенотипические – особенности данного человека. С этих позиций гораздо корректнее говорить не о «норме» здоровья, а о его «уровне». Причем последний не должен сравниваться с уровнем здоровья других людей, а рассматриваться в динамике относительно исходных для данного этапа обследования показателей и только для конкретного человека. В этом случае основное внимание должно быть обращено на вопрос: насколько и за счет чего произошло изменение количества здоровья относительно предыдущего тестирования? Ответ на этот вопрос позволит логично вывести методы и средства дальнейшего воздействия на расширение границ адаптации.

Преобладающий в медицине качественный подход к здоровью закономерно ведет и к такому же отношению к болезни. Чаще всего болезнь рассматривают как состояние, противоположное здоровью: по глоссарию ВОЗ, болезнь есть «любое субъективное и объективное отклонение от нормального физиологического состояния». Такое определение хотя и довольно всеобъемлюще, однако носит скорее декларативный характер и вряд ли имеет практическое значение. С другой стороны, количественная оценка здоровья позволяет конкретизировать ту ступеньку здоровья (или болезни), на которой в настоящее время находится данный человек. Это тем более справедливо, что между здоровьем и болезнью существует отрицательная зависимость, так что, как отмечал И.В. Давыдовский (1971), «между ними располагается целая гамма промежуточных состояний, указывающих на особые формы приспособления, близкие то к здоровью, то к заболеванию и все же не являющиеся ни тем, ни другим».

Г.Л. Апанасенко (1988) именно с этих позиций оценивает роль валеологии и медицины в обеспечении и восстановлении здоровья человека в зависимости от текущего уровня здоровья (рис. 2).

Для количественной оценки уровня здоровья очень важно выбрать корректные его критерии. Разумеется, они должны отражать адаптационные возможности организма, которые характеризуются многочисленными физиологическими, биохимическими и иммунологическими показателями, отражающими алгебраическую сумму негативной и позитивной компоненты здоровья. Оценка уровня здоровья должна проводиться исключительно на индивидуальном уровне.

Валеологический анализ здоровья и болезни - №1 - открытая онлайн библиотека

Рис. 2. Уровни здоровья

(по ПЛ. Апанасенко, 1988)

К сожалению, приходится констатировать отсутствие единых критериев и методов количественного определения уровня здоровья, что свидетельствует о чрезвычайной сложности проблемы. Правда, еще в 60-х годах XX столетия в СССР был разработан комплексный подход в практике оценки здоровья населения, который включал исследование целого ряда показателей физического и нервно-психического развития, функционального состояния, резистентности и реактивности организма, наличие хронического заболевания и др. Однако в практике такой подход не получил механизмов реализации, поэтому по-прежнему оценка здоровья идет по степени компенсации имеющегося заболевания и некоторым показателям физического развития.

В настоящее время для оценки уровня здоровья предложено множество систем. Значительная часть из них берет за основу оценку состояния сердечно-сосудистой системы, являющейся индикатором адаптационных возможностей организма, а поэтому и ведущим показателем, отражающим равновесие организма со средой. В конечном итоге именно сердечно-сосудистая система лимитирует пределы адаптации организма к физическим нагрузкам, а между состоянием кровообращения и здоровьем человека доказана прямая зависимость (Н.М. Амосов, 1978).

Система известного специалиста в области космической медицины К. Купера исходит из той предпосылки, что состояние сердечно-сосудистой системы можно оценить лишь при выполнении организмом за определенное время предельно напряженной по объему физической нагрузки. Поэтому он предложил 12-минутный (или как разновидность – полуторамильный) тест. Результаты его оцениваются по расстоянию, которое испытуемый преодолевает за 12 минут, так как чем выше функциональное состояние организма, тем большую дистанцию в единицу времени он может преодолеть (табл. 5).

Таблица 5