Комнаты южной анфилады большого дворца

Темы:

Назначение помещений запасной половины, особенности их отделки, богатое разнообразие настенных шелков.

Содержание беседы:

За Голубой гостиной следуют 4 комнаты, так называемой, Запасной половины дворца. В 18 веке они не имели специального назначения, иногда служили для размещения гостей. А с 30-х годов 19 в. стали относиться к женской половине и называться: первая комната запасной половины - Передней, вторая - Проходной, третья - Ванной, четвертая -  Камер-юнгферской.

  До 1941 года в этих комнатах сохранялась отделка, типичная для дворцовых интерьеров середины 18 века: украшенные золоченой резьбой по дереву двери, панели стен, шелковые обои, наборные паркеты.

Экспозиция первых трех комнат запасной половины пока ещё в стадии формирования.  Но отделка восстановлена.

 Стены комнат южной анфилады (в старинных описях комнаты назывались «садовыми покоями» в связи с тем, что их окна выходят в Верхний сад) всегда были затянуты шелками, которые время от времени обновлялись, но в каждой был шелк с оригинальным рисунком и расцветкой.  Погибшие в пожаре войны старые ткани  вытканы заново по сохранившимся старым образцам и по старинной технологии в московской мастерской «Старинные ткани», расположенной на территории Новоспасского монастыря. В её нескольких комнатах пока ещё работают настоящие жаккардовые станки XIX в., сохранившиеся лишь в России. Процесс возрождения старинных тканей очень длительный, ручной, с крошечной производительностью труда -  до нескольких сантиметров в день. А при сшивке готовых отрезов в единое полотно мастерицам вручную  приходится связывать от 10 до 20 тысяч узелков. Или, только на одну заправку станка уходит полгода. Кроме того, стало проблемой поддерживать старинные станки. Чтобы выточить запчасть для жаккардового станка, в каждом случае поломки надо искать кустарей - самоучек. Сейчас и проблема с сырьём, которое вырабатывают червячки - шелкопряды. Его, в основном, закупают в Китае, который постоянно повышает цены. Да и в стране нет учебных заведений по подготовке кадров для такого производства. Ветераны мастерской сами готовят себе смену.

    Восстановлен  в этих комнатах и резной золоченый декор, а также изразцовые печи, мраморные камины и художественные паркеты. Обстановка, кроме четвёртой комнаты,   пока находится в стадии формирования.

Рекомендуется останавливаться в каждой из этих комнат с краткими пояснениями.

В Первой запасной – Передней обратить внимание на портрет Николая I кисти английского художника Джорджа Доу, известного в России прежде всего по портретам героев войны 1812 года, написанных им по заказу Николая I для Военной галереи Зимнего дворца.

Сказать, что Николай I очень любил Петергоф, который в годы его царствования пережил второе рождение. Каждое лето он со своим семейством проживал в Коттедже, расположенном восточнее Нижнего парка в Александрии, и каждое утро оттуда приходил в Большой дворец, чтобы поработать в Дубовом кабинете своего глубоко почитаемого предка Петра I.

Другие экспонаты Передней: Шкаф и бюро, выполненные в стиле «Буль», по имени целого поколения мебельщиков, основателем которого был Андре Шарль Буль. Они фанерованы черным деревом, инкрустированы латунью и панцирем черепахи. На полках - чайный сервиз, фарфор, Майсен.

Часы и каминные приборы, вызолоченная бронза, Россия, фабрика Шопена.

Во Второй запасной – Проходной обратить внимание на эффектный портрет средней дочери Николая I Ольги, которую отец считал одной из красивейших женщин. И он был прав – его три дочери были настоящими красавицами. Это для неё в честь её бракосочетания с принцем Карлом Вюртембергским в Большом дворце была создана по проекту арх. Штакеншнейдера Ольгинская половина. В Вюртемберге, королевой которого она была, её по сей день почитают как мудрую и милосердную правительницу.

Портрет Ольги Николаевны написан очень модной британской художницей в царствование Николая I Кристиной Робертсон. Её изящное красивое искусство соответствовало духу эпохи.

В Третьей запасной представлен ещё один портрет работы Кристины Робертсон. На нем изображена младшая дочь Николая - Александра, умершая очень рано – в 19 лет. На портрете великая княжна изображена юной, очаровательной, с трогательными васильками в руках, любимыми цветами ее матери, императрицы Александры Федоровны. Кристина Робертсон создала целую серию портретов членов семейства Николая I, за что получила звание почетного члена Императорской Академии художеств.

В Четвертой комнате  собранная экспозиция даёт представление об убранстве дворцовых помещений второй половины XVIII - начала XIX веков.

  Стены украшены живописными полотнами: "Нахождение Моисея" (вост. стена) кисти художника 17 в. Ян ван Валена. Кроме картины на библейский сюжет здесь представлена пейзажная живопись европейской работы XVIII. Некоторый диссонанс  в стандартное оформление этого  интерьера вносит  очень выразительный парадный портрет Марии Терезии (1717-1780), королевы Чехии и Венгрии, бывших тогда в составе Австро-Венгерской империи, супруги императора этой империи Франца I. (Во время Семилетней войны, с 1756 по 1763 годы, Елизавета Петровна, выполняя союзнические обязательства, отправила в Восточную Пруссию русские войска, которые одержали победы при Кунерсдорфе. Но в результате этой войны Франц I и Мария Терезия не смогли  вернуть себе Силезию).

 Портрет Марии Терезии (выполнен в середине 18 века, точно не атрибутирован, предположительно, школы Мартина ван Мейтенса) когда-то находился в петергофском Английском дворце, построенном по проекту знаменитого Д.Кваренги на берегу Английского пруда в царствование Екатерины II. В нем располагался дипломатический корпус. Дворец во время войны был разрушен.

Мария Терезия, помимо активного участия в управлении  государственными делами, преуспела и в семейных. За двадцать лет супружеской жизни она родила 16 детей: 11 девочек и 5 мальчиков. Младшая из её дочерей, Мария Антуаннета,  вместе со своим супругом французским королём Людовиком XVI закончила свою жизнь под ножом гильотины. В молодости  Мария Терезия была красавицей, в браке счастлива, а потеряв мужа, последние 15 лет не снимала траура. Узнав о кончине Марии Терезии,  вечный её враг Фридрих II признался: «Известие о её смерти исторгло у меня искренние слёзы. Она делала честь своему полу и короне. Я воевал с ней, но никогда не был её врагом».      

   Мебель 2-й половины 18 в.- начала 19 в. русской и европейской работы. В центре помещения экспонируется стол-треножник французской работы 1790-1800 г. г., декорированный золоченой бронзой, зеленым мрамором; у восточной стены - дамский рабочий столик карельской березы, украшенный набором из клена, черного дерева, на нем представлены бронзовые часы «Аллегория садоводства» французской работы (1805-1825). А на камине – часы «Скелет», изготовленные в 1820-х годах мастером Вениамином Робертом Гайнамом, который был сыном известного петербургского часовых дел мастера, ученого, академика Роберта Гайнама. Производство таких «скелетонов» было тяжелой и кропотливой работой. Мастер с ювелирной точностью вырезал лишний материал, придавая ажурность корпусу.   Вениамин Гайнам по указу Екатерины II 10 лет учился часовому делу в Лондоне, Париже и с 1792 по 1843 годах был придворным часовщиком, долгое время являлся смотрителем часов Петергофа. В эти годы им были изготовлены часы не только для Петербурга и пригородов, но и на продажу.

Фарфоровая пластика представлена изделиями, изготовленными в 1775-1870 годах на Севрской (из бисквита – белого неглазурованного фарфора) и Берлинской королевской (расписные) мануфактур. Они выполнены на аллегорические и мифологические сюжеты и с бытовой тематикой. Их отличает изысканная  композиция, мастерство исполнения.

  Выдающимся модельером Севрской мануфактуры Ле Ришем в 1780 году выполнена из бисквита скульптурная группа "Юность, ласкаемая Амуром" (на столе, у северной стены, слева).

Берлинская пластика из Фарфора, украшенная надазурной полихромной росписью, – это "Аллегория живописи" мастера Мейера (на комоде, у западной стены), "Провидение", (скульптор Мюллер, 17950.

    Два помещения, Опочивальня и Кабинет, следуемые за Запасной половиной, относятся к мужской половине дворца.