Прав­ле­ние ца­рей Иу­дей­ских от Ро­во­а­ма до Ахаза

Рас­смо­т­рим, в ос­нов­ном, ре­ли­ги­оз­ные ас­пек­ты прав­ле­ния ца­рей иу­дей­ских[28]. Не­ко­то­рые из них мо­гут быть на­зва­ны бла­го­че­с­ти­вы­ми, а са­мых луч­ших Пи­са­ние срав­ни­ва­ет с са­мим Да­ви­дом[29].

1. Ро­во­ам, сын Со­ло­мо­на (926–910).

По­началу Ро­во­ам, формально ставший виновником разделения, хо­тел под­чи­нить се­бе се­вер­ные ко­ле­на си­лой, но про­ро­к Самей вос­пре­пят­ст­во­ва­л это­му намерению, по­сколь­ку таков был су­д Бо­жий.

Ровоам занялся укреплением городов в Иудее. Из Свереного царства к нему начали стекаться священники и левиты, не желавшие участвовать в грехах Иеровоама, а за ними стали приходить многие благочестивые люди, так что «укрепили они царство Иудино» (2 Пар. 11:17).

На чет­вер­том го­ду прав­ле­ния, «когда царство Ровоама утвердилось, и он сделался силен, тогда он оставил закон Господень, и весь Израиль с ним» (2 Пар. 12:1). Под вли­я­ни­ем ма­те­ри, ам­мо­ни­тян­ки На­амы, Ро­во­ам стал по­кло­нять­ся идо­лам и ув­лек за со­бой в идо­ло­по­клон­ст­во сво­их под­дан­ных (3 Цар. 14:21–23). По всей стра­не, на хол­мах и под свя­щен­ны­ми де­ре­вь­я­ми иу­деи на­ча­ли по­кло­нять­ся чу­жим бо­гам. Вско­ре по­сле­до­ва­ло на­ка­за­ние. Фа­ра­он Су­са­ким (Ше­шонк) на­пал на Па­ле­с­ти­ну и опу­с­то­шил Иу­дею и часть Из­ра­и­ля. Он ушел лишь тог­да, ког­да Ро­во­ам за­пла­тил гро­мад­ный вы­куп, от­дав ему ве­ли­чай­шие со­кро­ви­ща Ие­ру­са­лим­ско­го хра­ма и цар­ско­го двор­ца, со­бран­ные Да­ви­дом и Со­ло­мо­ном (3 Цар. 14:25–26). Весь­ма сим­во­лич­но, что зо­ло­тые щи­ты в хра­ме бы­ли за­ме­не­ны на мед­ные (вспом­ним сим­во­ли­ку упо­треб­ле­ния зо­ло­та и ме­ди в ски­нии).

2. Авия, сын Ро­во­а­ма (910–908).

Авия цар­ст­во­вал все­го три го­да. В ре­ли­ги­оз­ных во­про­сах он сле­до­вал де­лам сво­е­го от­ца и не бо­рол­ся с идо­ло­по­клон­ст­вом. Про­ти­во­сто­я­ние с Се­вер­ным цар­ст­вом про­дол­жа­лось. В во­ен­ном столк­но­ве­нии он одер­жа­л по­бе­ду над Ие­ро­во­а­мом.

3. Аса, сын Авии (908–868).

Свя­щен­ное Пи­са­ние из всех иу­дей­ских ца­рей осо­бен­но вы­де­ля­ет не­сколь­ких. Сре­ди них Аса, вну­к Ро­во­а­ма: «И де­лал Аса до­б­рое и угод­ное в очах Гос­по­да Бо­га сво­е­го: и от­верг он жерт­вен­ни­ки бо­гов чу­жих и вы­со­ты, и раз­бил ста­туи, и вы­ру­бил по­свя­щен­ные де­ре­ва; и по­ве­лел Иу­де­ям взы­с­кать Гос­по­да Бо­га от­цов сво­их, и ис­пол­нять за­кон [Его] и за­по­ве­ди; и от­ме­нил он во всех го­ро­дах Иу­ди­ных вы­со­ты и ста­туи солн­ца. И спо­кой­но бы­ло при нем цар­ст­во» (2 Пар. 14:2-5). В го­ро­дах иу­дей­ских служение идолам бы­ло весь­ма рас­про­с­т­ране­но. Аса свою мать (а ско­рее, баб­ку) ли­шил цар­ско­го до­сто­ин­ст­ва за ис­ту­ка­на, ко­то­ро­го она сде­ла­ла, а ис­ту­кан сжег в до­ли­не Ке­д­ро­на. При нападении Зарая Ефиоплянина Бог подал Асе блестящую победу (2 Пар. 14:9-15).

В пят­над­ца­тый год цар­ст­во­ва­ния под воз­дей­ст­ви­ем про­ро­ка Аза­рии он об­но­вил За­вет с Бо­гом. «И со­брал все­го Иу­ду и Ве­ни­а­ми­на и жи­ву­щих с ни­ми пе­ре­се­лен­цев от Еф­ре­ма и Ма­нас­сии и Си­ме­о­на; ибо мно­гие от Из­ра­и­ля пе­ре­шли к не­му, ког­да уви­де­ли, что Гос­подь, Бог его, с ним. И со­бра­лись в Ие­ру­са­лим в тре­тий ме­сяц, в пят­над­ца­тый год цар­ст­во­ва­ния Асы; и при­нес­ли в день тот жерт­ву Гос­по­ду из до­бы­чи, ко­то­рую при­ве­ли, из круп­но­го ско­та семь­сот и из мел­ко­го семь ты­сяч; и всту­пи­ли в за­вет, что­бы взы­с­кать Гос­по­да, Бо­га от­цов сво­их, от все­го серд­ца сво­е­го и от всей ду­ши сво­ей; а вся­кий, кто не ста­нет ис­кать Гос­по­да, Бо­га Из­ра­и­ле­ва, дол­жен уме­реть, ма­лый ли он или боль­шой, муж­чи­на ли или жен­щи­на. И кля­лись Гос­по­ду гро­мо­глас­но и с вос­кли­ца­ни­ем и при зву­ке труб и ро­гов. И ра­до­ва­лись все Иу­деи сей клят­ве, по­то­му что от все­го серд­ца сво­е­го кля­лись и со всем усер­ди­ем взы­с­ка­ли Его, и Он дал им най­ти Се­бя. И дал им Гос­подь по­кой со всех сто­рон» (2 Пар. 15:9–15).

«Вы­со­ты же не бы­ли унич­то­же­ны. Но серд­це Асы бы­ло пре­да­но Гос­по­ду во все дни его» (3 Цар. 15:14). Что та­кое вы­со­ты? Это воз­вы­шен­ные пло­щад­ки, на ко­то­рых ста­ви­лись жерт­вен­ни­ки для слу­же­ния Бо­гу. В пе­ри­од меж­ду пле­не­ни­ем ков­че­га За­ве­та и со­ору­же­ни­ем Хра­ма Со­ло­мо­но­ва такая форма служения Богу не осуж­да­лась яв­ным об­ра­зом. По­сле сооружения Хра­ма слу­же­ние на вы­со­тах ста­ло уже пре­до­су­ди­тель­ным, и оно очень лег­ко сли­ва­лось с поклонением другим богам, по­сколь­ку по сво­ей фор­ме очень ма­ло от­ли­ча­лось от не­го (ср. 2 Пар 28:25 и 33:17).

Продолжительное правление Асы бло довольно мирным, если не считать напряженных отношений с Вассой, царем Израильским. Когда же Васса стал укреплять пограничный город Раму и тем самым угрожать гра­ни­цам Иу­деи (а от Ие­ру­са­ли­ма до гра­ни­цы бы­ло 15 ки­ло­ме­т­ров), Аса «взял <…> все се­ре­б­ро и зо­ло­то, ос­та­вав­ше­е­ся в со­кро­вищ­ни­цах до­ма Гос­под­ня и в со­кро­вищ­ни­цах до­ма цар­ско­го, и дал его в ру­ки слуг сво­их, и по­слал их царь Аса к Ве­на­да­ду <…>, ца­рю Си­рий­ско­му, жив­ше­му в Да­ма­с­ке, и ска­зал: со­юз да бу­дет меж­ду мною и меж­ду то­бою, как был меж­ду от­цом мо­им (идо­ло­по­клон­ни­ком!) и меж­ду от­цом тво­им; вот, я по­сы­лаю те­бе в дар се­ре­б­ро и зо­ло­то; рас­торг­ни со­юз твой с Ва­а­сою, ца­рем Из­ра­иль­ским, что­бы он ото­шел от ме­ня» (3 Цар. 15:18–19).

Про­рок Ана­ния об­ли­ча­ет со­юз с Ве­на­да­дом, и Аса за­клю­ча­ет про­ро­ка в тем­ни­цу (2 Пар. 16:7-14). Свою цар­скую во­лю он по­став­ля­ет вы­ше про­ро­че­с­ко­го слу­же­ния и счи­та­ет, что ему са­мо­му вид­нее, как хо­дить, и как угож­дать Бо­гу, и ког­да нуж­но по­ло­жить­ся на свои си­лы. По­сле это­го он так и не по­ка­ял­ся, так как ска­за­но, что он стал при­тес­нять на­род, а, за­бо­лев, он взы­с­кал вра­чей, а не Гос­по­да (2 Пар. 16:12).

Здесь про­яв­илась склон­но­с­ть ца­рей на­де­ять­ся, по ма­ло­ве­рию, на по­ли­ти­че­с­кие со­ю­зы бо­лее, не­же­ли на по­мощь Бо­жию.

4. Ио­са­фат, сын Асы (868 – 847).

О сыне Асы - Ио­са­фате Пи­са­ние го­во­рит так: «И был Гос­подь с Ио­са­фа­том, по­то­му что он хо­дил пер­вы­ми пу­тя­ми Да­ви­да, от­ца сво­е­го, и не взы­с­кал Ва­а­лов, но взы­с­кал он Бо­га от­ца сво­е­го и по­сту­пал по за­по­ве­дям Его, а не по де­я­ни­ям Из­ра­иль­тян» (2 Пар. 17:3–4). Об­ра­ти­те вни­ма­ние, что все по­сле­ду­ю­щие цар­ст­вования со­от­но­сят­ся с Да­ви­дом; для потомков Да­вид яв­ля­ет­ся эта­ло­ном бла­го­че­с­тия и пре­дан­но­с­ти Бо­гу. «И в тре­тий год цар­ст­во­ва­ния сво­е­го он по­слал кня­зей сво­их <…> и с ними ле­ви­тов <…>, и с ни­ми <…> свя­щен­ни­ков. И они учи­ли в Иу­дее, имея с со­бой кни­гу За­ко­на Гос­под­ня, и об­хо­ди­ли все го­ро­да Иу­деи, и учи­ли на­род» (2 Пар. 17:7–9). Ио­са­фат, странствуя по стране, учил на­род бла­го­че­с­тию. О нем сказано: «и жил Ио­са­фат в Ие­ру­са­ли­ме. И опять стал он об­хо­дить на­род свой от Вир­са­вии до го­ры Еф­ре­мо­вой, и об­ра­щал их к Гос­по­ду, Богу от­цов их, и по­ста­вил су­дей на зем­ле по всем ук­реп­лен­ным го­ро­дам Иудеи в каждом городе, и ска­зал су­дь­ям: смо­т­ри­те, что вы де­ла­е­те, вы тво­ри­те не суд че­ло­ве­че­с­кий, но суд Гос­по­да, и Он с ва­ми в де­ле су­да» (2 Пар. 19:4–6). Он был впол­не со­гла­сен с тем, че­му учи­ли про­ро­ки. На­сто­я­щее слу­же­ние Бо­гу не­мыс­ли­мо без ми­ло­сер­дия, без люб­ви, без ис­пол­не­ния нрав­ст­вен­ной со­став­ля­ю­щей За­ко­на Мо­и­се­е­ва. Писание говорит, что «был страх Господень на всех царствах земель, которые вокруг Иудеи, и не воевали с Иосафатом» (2 Пар. 17:10). Тем не ме­нее кни­га Паралипоменон до­бав­ля­ет, что «толь­ко вы­со­ты не бы­ли от­ме­не­ны, и на­род еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2 Пар. 20:33).

Ху­же бы­ло то, что Ио­са­фат за­клю­чил со­юз с ца­рем Аха­вом Из­ра­иль­ским. Скре­пил он его обыч­ным для то­го вре­ме­ни об­ра­зом – взял сво­е­му сы­ну Ио­ра­му в же­ны дочь Аха­ва и Ие­за­ве­ли Го­фо­лию (4 Цар. 8:16-18). За сов­ме­ст­ные с Аха­вом пред­при­я­тия он был по­ри­ца­ем про­ро­ка­ми. «И вы­сту­пил на­вст­ре­чу ему Ии­уй, сын Ана­нии, про­зор­ли­вец, и ска­зал ца­рю Ио­са­фа­ту: сле­до­ва­ло ли те­бе по­мо­гать не­че­с­тив­цу и лю­бить не­на­ви­дя­щих Гос­по­да? За это на те­бя гнев от ли­ца Гос­под­ня. Впро­чем, и до­б­рое най­де­но в те­бе, по­то­му что ты ис­тре­бил ку­ми­ры в зем­ле [Иу­дей­ской] и рас­по­ло­жил серд­це свое к то­му, что­бы взы­с­кать Бо­га» (2 Пар. 19:2–3).

5. Ио­рам, сын Ио­са­фа­та (847 – 845, с 852 – со­пра­ви­тель).

Когда Иорам начал править самостоятельно, он повел дела совершенно не так, как его отец, следуя примеру своих родственников – Израильских царей. Утвердившись на царстве, Иорам убил всех своих братьев и некоторых князей. Он начал строить высоты и вводить идолослужение. Тогда пророк Илия прислал ему письмо, в котором предсказывал бедствие народу и тяжкую болезнь самого царя, как наказание от Бога (2 Пар. 21:12-15). Достижения Иосафата были утрачены. Эдомитяне вышли из под власти Иудеи, а филистимляне и аравитяне напали на нее и разграбили. При этом были захвачены в плен жены и сыновья Иорама кроме одного сына – Охозии. После этого царь, как и предсказывал пророк Илия, тяжко заболел, так, что «выпали внутренности его от болезни его, и он умер в жестоких страданиях» (2 Пар. 21:19).

6. Охо­зия, сын Ио­ра­ма (845).

Младший сын Иорама Охозия оставался на момент смерти отца единственным наследником престол. Царствовал он совсем мало и был полностью под влиянием своей матери Гофолии и ее брата – Изральского царя Иорама, детей Ахава и Иезавели. Если ради Давида и Иосафата Господь восемь лет терпел на Иораме Иудейском, то Охозия сразу же, как только он начал делать неугодное Богу, было попущено пойти на войну вместе с царем Израильским и оказаться на территории Северного царства в тот момент, когда Ииуй совершил переворот и суд над домом Ахава. Охозия вместе с двоюродными братьями был убит, но ради того, что он был потомком Иосафата, он, в отличие от сыновей Ахава, сподобился погребения.

6а. Го­фо­лия, же­на Ио­ра­ма, дочь Аха­ва Из­ра­иль­ско­го (845 – 840).

Теперь, когда некому было стать законным царем в Иудее, бразды правления взяла в свои руки Го­фо­лия. Действуя в традиции израильских царей, она за­ня­лась ис­треб­ле­ни­ем всех по­том­ков из до­ма Да­ви­до­ва (2 Пар. 22:10). Ей уда­лось уничтожить прак­ти­че­с­ки всех, кро­ме сы­на Охо­зии – младенца Ио­а­са, которого вместе с кормилицей сестра Охозии Иосавеф спрятала доме своего мужа – первосвященника Иодая. Поскольку Ииуй уничтожил культ Ваала в Израиле, Гофолия, как некода ее мать, стала насаждать его в Иудее. Были устроены капища и поставлены жрецы. Храм был разорен, «ибо не­че­с­ти­вая Го­фо­лия и сы­но­вья ее ра­зо­ри­ли дом Бо­жий и все по­свя­щен­ное для до­ма Гос­под­ня упо­тре­би­ли для Ва­а­лов» (2 Пар. 24:7).

7. Ио­ас, сын Охо­зии (840 – 801).

Че­рез не­сколь­ко лет Ио­дай, сговорившись с дворцовой стражей, ус­т­ра­и­ва­ет пе­ре­во­рот и во­ца­ря­ет Ио­а­са (2 Пар. 23:1-11), Го­фо­лию умерщвляют. Ио­ас, во­ца­рив­шись, пре­бы­ва­ет в по­слу­ша­нии Ио­даю. Он об­нов­ля­ет Храм, ко­то­рый при­шел в за­пу­с­те­ние по­сле прав­ле­ния Го­фо­ли­и, сно­ва вос­ста­нав­ли­ва­ет За­вет Бо­жий с на­ро­дом, однако автор книги Царств по-преж­не­му за­ме­ча­ет, что вы­со­ты не бы­ли от­ме­не­ны и на­род еще при­но­сил жерт­вы и ку­ре­ния на вы­со­тах (4 Цар. 12:3).

По­сле смер­ти пер­во­свя­щен­ни­ка Ио­дая кня­зья уго­во­ри­ли Ио­а­са вер­нуть­ся к идо­ло­слу­же­нию и тот лег­ко к это­му скло­нил­ся (2 Пар. 24:17). Сын Ио­дая, За­ха­рия, пы­тал­ся об­ли­чать Ио­а­са, за что был по при­ка­зу ца­ря по­бит кам­ня­ми пря­мо в Хра­ме (2 Пар. 24:20-21). Так Ио­ас от­пла­тил Ио­даю за спа­се­ние соб­ст­вен­ной жиз­ни и вос­ста­нов­ле­ние на тро­не. По­след­ст­вия не за­мед­ли­ли явить­ся. Царь Аза­ил Си­рий­ский по­шел на Ие­ру­са­лим с не­боль­шим вой­ском, и Ие­ру­са­лим был пре­дан Бо­гом в его ру­ки. Тог­да «Ио­ас, царь Иу­дей­ский, взял все по­жерт­во­ван­ное, что по­жерт­во­ва­ли хра­му Ио­са­фат, и Ио­рам и Охо­зия, от­цы его, ца­ри Иу­дей­ские, и что он сам по­жерт­во­вал, и все зо­ло­то, най­ден­ное в со­кро­вищ­ни­цах до­ма Гос­под­ня и до­ма цар­ско­го, и по­слал Аза­и­лу, ца­рю Си­рий­ско­му; и он от­сту­пил от Ие­ру­са­ли­ма» (4 Цар. 12:18). По­сле это­го слу­ги со­ста­ви­ли за­го­вор про­тив ца­ря Иоаса и уби­ли его.

8. Ама­сия, сын Ио­а­са (801 – 773).

«И де­лал он угод­ное в очах Гос­по­да, но не от пол­но­го серд­ца» (2 Пар. 25:2). Во вре­мя по­хо­да на иду­ме­ев он взял с со­бой из­ра­иль­ских на­ем­ни­ков, но по тре­бо­ва­нию не­ко­е­го про­ро­ка ото­слал их об­рат­но. По­сле одер­жан­ной по­бе­ды он пе­ре­нес к се­бе иду­мей­ских идо­лов и, вопреки здравому смыслу, стал им по­кло­нять­ся. Ког­да Гос­подь сно­ва по­слал к не­му про­ро­ка, царь при­гро­зил ему смер­тью. По­сле это­го он самонадеянно объ­я­вил вой­ну Ио­а­су Из­ра­иль­ско­му и был предан Богом в руки Израильтян, которые, при­дя, ра­зо­рили Ие­ру­са­лим и раз­ру­шили часть го­род­ской сте­ны в знак полного покорения Иудеи (2 Пар. 25:23). Сам Амасия, по-видимому, был взят в плен и отпущен только преемником Иоаса Иероваамом II. Поскольку он не вернулся на пути заповедей Божиих, в Иерусалиме против него был составлен заговор, он бежал в Лахис и был убит.

9. Озия (Аза­рия), сын Ама­сии (791 – 740 или 787 – 736).

Писание го­во­рит, что он де­лал угод­ное в очах Гос­по­да, хо­тя, как и при его пред­ше­ст­вен­ни­ках, вы­со­ты не бы­ли от­ме­не­ны (4 Цар. 15:4). Его власть распространялась на филистимлян и аравитян, до границ Египта. Но от этого он воз­гор­дил­ся, по­сколь­ку Гос­подь со­пут­ст­во­вал ему в его на­чи­на­ни­ях, и при­шел в Храм для то­го, что­бы са­мо­му вме­с­то свя­щен­ни­ков при­не­с­ти ку­ре­ние, то есть со­вер­шить каж­де­ние. Свя­щен­ни­ки пы­та­лись это­му вос­пре­пят­ст­во­вать. «И раз­гне­вал­ся Озия, – а в ру­ке у не­го ка­диль­ни­ца для каж­де­ния; и ког­да раз­гне­вал­ся он на свя­щен­ни­ков, про­ка­за яви­лась на че­ле его, пред ли­цем свя­щен­ни­ков, в до­ме Гос­под­нем, у ал­та­ря ка­диль­но­го. И взгля­нул на не­го Аза­рия пер­во­свя­щен­ник и все свя­щен­ни­ки; и вот, у не­го про­ка­за на че­ле его. И по­нуж­да­ли его вый­ти от­ту­да, да и сам он спе­шил уда­лить­ся, так как по­ра­зил его Гос­подь» (2 Пар. 26:19–20). Су­дя по то­му, что он был «про­ка­жен­ным до дня смер­ти своей и жил в от­дель­ном до­ме» (2 Пар. 26:21), он так и не по­ка­ял­ся. Царством во вре­мя его бо­лез­ни уп­рав­лял сын Озии – Иоафам.

10. Ио­а­фам, сын Озии (756 – 741).

Пи­са­ние говорит о ца­ре Ио­а­фа­ме, что он де­лал де­ла угод­ные Бо­гу, построил ворота Храма (4 Цар. 15:35), но сам в Храм не ходил. Такое сочетание было уникальным. Возможно, он находился под впе­чат­ле­ни­ем на­ка­за­ния, ко­то­ро­му под­верг­ся его отец. Но пе­ред ли­цом вра­гов «так си­лен был Ио­а­фам по­то­му, что ус­т­ро­ял пу­ти свои пред ли­цем Гос­по­да Бо­га сво­е­го» (2 Пар. 27:6). На некоторое время ему удалось вернуть власть над аммонитянами. Вы­со­ты по ­преж­не­му не бы­ли от­ме­не­ны. По­сле не­го ца­рем стал его сын Ахаз.

11. Ахаз, сын Ио­а­фа­ма (736 – 716 или 742 – 725).

Царь Ахаз из­ве­с­тен в пер­вую оче­редь тем, что имен­но ему про­рок Иса­ия из­рек про­ро­че­ст­во о рож­де­нии Хри­с­та от Де­вы. Так­же Ахаз из­ве­с­тен тем, что он был од­ним из ве­ли­чай­ших не­че­с­тив­цев в ис­то­рии Иу­дей­ско­го цар­ст­ва. «И он не де­лал угод­но­го в очах Гос­под­них, как де­лал Да­вид, отец его: он шел пу­тя­ми ца­рей Из­ра­иль­ских, и да­же сде­лал ли­тые ста­туи Ва­а­лов; и он со­вер­шал ку­ре­ния на до­ли­не сы­нов Ен­но­ма, и про­во­дил сы­но­вей сво­их че­рез огонь, под­ра­жая мер­зо­с­тям на­ро­дов, ко­то­рых из­гнал Гос­подь пред ли­цем сы­нов Из­ра­и­ле­вых; и при­но­сил жерт­вы и ку­ре­ния на вы­со­тах и на хол­мах и под вся­ким вет­ви­с­тым де­ре­вом» (2 Пар. 28:1–4). «Да­же сы­на сво­е­го про­вел че­рез огонь, под­ра­жая мер­зо­с­тям на­ро­дов, ко­то­рых про­гнал Гос­подь от ли­ца сы­нов Из­ра­и­ле­вых» (4 Цар. 16:3). Не­что по­доб­ное го­во­рит­ся по­том и о ца­ре Ма­нас­сии (4 Цар. 21:2-3). Воз­мож­но, речь идет про­сто о языческом об­ря­де по­свя­ще­ния или очи­ще­ния, ко­то­рый прак­ти­ко­вал­ся у мно­гих на­ро­дов. Но не ме­нее ве­ро­ят­но, и это­му есть в Пи­са­нии ко­с­вен­ные под­тверж­де­ния, что здесь речь идет уже о настоящем слу­же­нии Мо­ло­ху, ко­то­рое со­про­вож­да­лось че­ло­ве­че­с­ки­ми жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми: «и ус­т­ро­и­ли вы­со­ты То­фе­та в до­ли­не сы­но­вей Ен­но­мо­вых, что­бы со­жи­гать сы­но­вей сво­их и до­че­рей сво­их в ог­не» (Иер. 7:31).

Из-за то­го, что Ахаз всту­пил в со­юз с ас­си­рий­ца­ми, он ока­зал­ся в оса­де со сто­ро­ны из­ра­иль­ских и си­рий­ских войск, ко­то­рые пы­та­лись си­лой при­ну­дить его всту­пить с ни­ми в ко­а­ли­цию. В свя­зи с этим со­бы­ти­ем к не­му и при­шел про­рок Иса­ия, пред­ла­гая лю­бое зна­ме­ние, ко­то­рое бы по­ка­за­ло ему, что Гос­подь Сам хра­нит Иерусалим. Ахаз пре­ду­с­мо­т­ри­тель­но не дает согласия на это знамение по­то­му, что оно свя­за­ло бы его со­весть и за­ста­ви­ло бы отвергнуть идо­ло­слу­же­ние. И ког­да он от­ка­зы­ва­ет­ся, Иса­ия ему воз­ве­ща­ет о Ем­ма­ну­и­ле (Ис. 7:12-15). Ахаз про­дол­жал сто­ять на сво­ем. «И при­но­сил он жерт­вы бо­гам Да­мас­ским, ду­мая, что они по­ра­жа­ли его, и го­во­рил: бо­ги ца­рей Си­рий­ских по­мо­га­ют им; при­не­су я жерт­ву им, и они по­мо­гут мне» (2 Пар. 28:23). Взяв все цен­но­с­ти из Хра­ма и двор­ца, он от­пра­вил их ас­си­рий­ско­му ца­рю Феглафелласару (Тиг­лат­па­лас­са­ру III) с прось­бой о по­мо­щи. Тот раз­гро­мил си­рий­цев и раз­гра­бил Из­ра­иль. Иу­дея же ли­ши­лась сво­ей не­за­ви­си­мо­с­ти (4 Цар. 16:8-9).

Ахаз от­пра­вил­ся к Феглафел­ла­са­ру в Да­маск. Там он уви­дел жерт­вен­ник, ко­то­рый на не­го про­из­вел боль­шое впе­чат­ле­ние. Он от­пра­вил его чер­теж в Ие­ру­са­лим, где пер­во­свя­щен­ник из­го­то­вил точ­ную ко­пию. Вер­нув­шись, царь по­ве­лел ус­та­но­вить его в Хра­ме на ме­с­те мед­но­го жерт­вен­ни­ка и при­но­сить все жерт­вы на нем. Жерт­вен­ник все­со­ж­же­ний был ото­дви­нут к сте­не и, по-видимому, не ис­поль­зо­вал­ся по на­зна­че­нию.

«И об­ло­мал царь Ахаз обод­ки у под­став, и снял с них умы­валь­ни­цы, и мо­ре снял с мед­ных во­лов, ко­то­рые бы­ли под ним, и по­ста­вил его на ка­мен­ный пол» (4 Цар. 16:17), за­тем го­во­рит­ся о дру­гих раз­ру­ше­ни­ях, ко­то­рые он сде­лал в Хра­ме. И, на­ко­нец, «со­брал Ахаз со­су­ды до­ма Бо­жия, и со­кру­шил со­су­ды до­ма Бо­жия, и за­пер две­ри до­ма Гос­под­ня, и ус­т­ро­ил се­бе жерт­вен­ни­ки по всем уг­лам в Ие­ру­са­ли­ме, и по всем го­ро­дам Иу­ди­ным ус­т­ро­ил вы­со­ты для каж­де­ния бо­гам иным, и раз­дра­жал Гос­по­да Бо­га от­цов сво­их» (2 Пар. 28:24–25). Бо­го­слу­же­ния в хра­ме пре­кра­ти­лись. Об­ра­ти­те вни­ма­ние, что вы­со­ты ус­т­ро­е­ны бо­гам иным. Су­ще­ст­во­ва­ние практики поклонения на вы­сотах обес­пе­чи­ва­ло очень лег­кий пе­ре­ход к идо­ло­слу­же­нию.

Из ис­то­ри­че­с­ких ис­точ­ни­ков из­ве­ст­но, что некоторые ас­си­рий­ские цари вме­няли в обя­зан­ность за­ви­си­мым от не­го правителям по­чи­та­ние вер­хов­но­го бо­же­ст­ва ас­си­рий­цев Аш­шу­ра (Ас­су­ра) (ср. 4 Цар. 16:18). Это также было одним из пу­тей рас­про­ст­ра­не­ния идо­ло­по­клон­ст­ва.

По­хо­ро­нен Ахаз был в Ие­ру­са­ли­ме, но не в цар­ских гроб­ни­цах, ку­да его вне­сти не ре­ши­лись. Здесь следует заметить, что если в книге Царств после упоминания о смерти царя обычно присутствует стандартная фраза «и погребен был с отцами своими в городе Давидовом» (в данном случае – 4 Цар. 16:20), то книги Паралипоменон дают более четкие указания. Так например, кроме Ахаза указание о том, что царь не был похоронен в царских гробницах, встречается при повествовании об Иораме (2 Пар. 21:20) и Иоасе (2 Пар. 24:25). О Ровоаме, Авии и Иофаме не сказано, что они погребены «с отцами», но только в городе Давидовом. О месте погребения Охозии ничего не говорится, а при повествовании о смерти Гофолии не сказано и о самом погребении.