Дублетные обозначения. Короли и люд

Довольно интересным случаем оказывается наличие в языке не одной, а нескольких моделей для перевода одних и тех же имен. Наличие нескольких моделей ставит перед переводчиком задачу выбора, и не всегда эта задача решается успешно.

Начнем с примеров переводческой ошибки.

Один из героев романа Вирджинии Вульф «Миссис Дэллову-эй» носит вполне распространенное имя Джозеф. В переводе Джозеф становится Иосифом, хотя английское имя Джозеф хоро­шо знакомо русскому читателю, передавать его русифицирован­ной формой нет никакой необходимости. Форма Джозеф так же хорошо склоняется по-русски, как и форма Иосиф, соответствен­но ее использование в тексте не вызывает дополнительных труд­ностей в построении высказываний самой разной структуры. Ру­сификация лишь устраняет национальную окраску имени. Еще один пример. Некоторое время тому назад у входа в 1-й корпус гуманитарных факультетов МГУ, где расположена библиотека Французского университетского колледжа МГУ, основная кол­лекция которой была подарена фондом «Ашет» [Fondation Hachette], висела вывеска: Библиотека имени Людовика Ашетта. Вывеска вызывала некоторое недоумение у лиц, знакомых с историей Фран­ции: кто та неизвестная коронованная персона, чье имя присвоили университетской библиотеке? На самом деле речь шла об основа­теле одной из старейших и крупнейших издательских групп Па-

рижа Луи Ашете. Но в сознании русского человека имя Людовик ассоциируется только с монархами.

В русской традиции передачи французских имен собственных сложились две модели: одна - для именования коронованных персон, а другая - для всех остальных, поэтому одно и то же французское имя собственное может звучать по-русски различно. Коронованные персоны будут носить имена, восходящие к не-мецким аналогам, а все остальные - просто транскрибированные по законам того времени, когда они вошли в русский язык.

Так, французское имя Françoisбудет звучать как Франциск, если речь идет о короле Франции (François Ier - Франциск Пер­вый), и как Франсуа, если речь идет о таком известном писателе, как Франсуа Мориак (François Mauriac).

Аналогичные отношения устанавливаются для целого ряда французских имен: Charles (Charles V le Sage - Карл V Мудрый, но Charles de Gaulle - Шарль de Голль); Auguste (Auguste - Август (император), но Auguste Rodin - Огюст Роден); Antoine (Antoine (Marc) - Антоний (Марк Антоний), но Antoine de Saint-Exupéry - Антуан de Сент-Экзюпери); Henri (Henrie IV- Генрих IV, но Henri Barbusse - Анри Барбюс); Louis (Louis XIV - Людовик XIV, но Louis Pasteur - Луи Пастер).

То же самое происходит и в других языках. Английское имя [William], звучащее обычно по-русски как Вильям (устаревшая норма) или Уильям, превращается в немецкое имя Вильгельм [Wilhelm], когда речь идет об английском короле, например Виль­гельм I Завоеватель [William the Conqueror], а иногда о нидерланд­ском короле, например Вильгельм II (Фредерик Георг Лодевейк), хотя по-голландски его имя звучит Биллем [Willem]. Итальянское имя Джованни превращается в Иоанн, когда называют одного из пап католической церкви, также Иоанном называют и француз­ского короля с именем Жан, например Иоанн II Добрый [Jean II le Bon], и английского с именем Джон, например Иоанн Безземель­ный [John Lackland]. Особые модели используются русским язы­ком по отношению к испанским и португальским монархам. Им оставляют имена в том виде, в каком они звучат, когда речь идет о простых людях. Так, имена испанского короля (Хуан Карлос [Juan Carlos]) и испанского писателя (Хуан Мануель [Juan Manuel]) по-русски звучат одинаково. Такое же явление можно наблюдать и в португальских именах. Португальские короли, носящие имя [Joao], по-русски обозначаются как Жуан.

Английское имя Джордж, например Джордж Вашингтон [George Washington], превращается в Георг, когда называют коро­лей; Генри [Henry] становится Генрихом, а Джеймс [James] - Яко­вом. Подобные примеры можно продолжить.