Борьба патрициев и плебеев (V-IV вв. до н. э.)

Разногласия между патрициями и плебеями.С первых лет Республики в Риме начались гражданские раздоры. Еще при царях зародились разногласия между патрициями и плебеями. Патриции стремились властвовать в государстве и тяготились тем, что над ними стоит царь; был даже слух, что они убили Ромула. Плебеи же поддерживали царей, которые обуздывали произвол гордых патрициев. Уничтожением царской власти были больше всего довольны патриции. В первый год Республики, заискивая перед народом, чтобы он не вздумал вернуть царя, они приняли некоторое число плебеев в сенат. Когда же в Рим пришла весть о смерти Тарквиния, патриции стали вести себя надменно и самовластно. Так, вскоре после провозглашения Республики вспыхнула борьба между патрициями и плебеями, продолжавшаяся около двухсот лет (V - IV вв. до н.э.). Эти два столетия римской истории называют эпохой Древней Республики.

Недовольство плебеев вызывали две главные причины: во-первых, патриции захватили в свои руки все государственные должности, созданные после изгнания царя, - только они избирались консулами, судьями, градоначальниками, казначеями. Во-вторых, простой народ страдал от нехватки земли и от долгов.

Патрицианские консулы не раздавали завоеванные земли плебеям-крестьянам; они объявляли их “государственным полем”, а затем отдавали в аренду (пользование за плату) знатным людям. Крестьяне, у которых было мало земли, занимали деньги у богачей и часто попадали к ним в долговую кабалу. Свирепая долговая кабала того времени почти не отличалась от рабства. Ростовщики (люди, дававшие деньги в долг на условии возвращения их с “приростом”) имели право сажать должников в тюрьму, держать их в колодках, избивать. Год за годом простые плебеи требовали раздела государственных земель и новых долговых законов. Богатые и влиятельные плебеи добивались разрешения избираться на государственные должности.

В борьбе патрициев и плебеев проявился степенный характер римского народа: плебеи выражали свои требования сдержанно, не доводя дела до кровопролития и гражданской войны. Их излюбленными средствами протеста были “забастовки” армии или народного собрания.

Первый уход плебеев на Священную гору, избрание народных трибунов (494 г. до н.э.).Первая военная “забастовка” произошла в 494 г. до н.э. Римские солдаты одержали в этом году несколько славных побед над соседями, но когда они вернулись домой, консулы-патриции стали сурово взыскивать долги с воинов, израненных в боях. Тогда армия взбунтовалась и стройными рядами, соблюдая дисциплину, удалилась на Священную гору, расположенную неподалеку от Рима. Солдаты не угрожали городу, но отказывались выполнять приказы властей. Государство раскололось на две части, для восстановления единства патриции пошли на большую уступку.

Был принят “священный закон” об избрании особых плебейских защитников - народных трибунов. Личность народного трибуна объявлялась священной и неприкосновенной; даже речь его нельзя было перебить под страхом казни. Дверь народного трибуна оставалась открытой днем и ночью - любой человек в любое время мог просить у него защиты. Народный трибун имел право остановить действие всякого патрицианского начальника, произнеся слово “вето“ - “запрещаю”. Трибунское “вето” нередко препятствовало жестоким расправам над должниками. Того, кто не подчинялся запрету, трибун мог арестовать - даже если это был консул. Со временем трибуны стали применять свое “вето” и против сенатских постановлений, если они нарушали интересы простого народа. Поместив свои скамеечки у дверей сената, народные трибуны зорко следили за совещаниями “отцов”. Трибуны получили также очень важное право предлагать народу новые законы. В 494 г. до н.э. римляне избрали двух народных защитников, позже они стали ежегодно избирать десять народных трибунов.

Второй уход плебеев на Священную гору, история децемвиров (451 - 449 гг. до н.э.). Вторая военная “забастовка” случилась в середине V в. до н.э. Римляне решили тогда составить и обнародовать государственные законы, чтобы каждый гражданин знал свои права и обязанности. Сенатская комиссия побывала в Греции и привезла домой в качестве образца законы Солона. В 451 г. до н.э. коллегия из десяти человек получила чрезвычайные полномочия для составления законов. Эти законодатели назывались “десятью мужами”, по-латыни - децемвирами. На время своей работы они стали единственными правителями Римского государства. Децемвиры облачились в консульские тоги и окружили себя ликторами, все обычные власти в городе были отменены. Патриции радовались, что вместе с консулами сложили свои полномочия и народные трибуны. Они надеялись, что трибунская власть не восстановится после перерыва.

В первую комиссию децемвиров не попал ни один плебей. Самым младшим ее членом был честолюбивый патриций Аппий Клавдий, отец и дед которого прославились как злейшие противники простого народа. Аппий-внук, наоборот, заискивал перед плебсом, добиваясь народной любви и поддержки.

В конце первого года правления децемвиры выставили для всеобщего обозрения 10 медных таблиц с записанными на них законами. Сами они творили суд справедливо и милостиво. На второй год (450 г. до н.э.) народ выбрал вторую комиссию для составления еще двух таблиц. На этот раз любимец плебса Аппий добился того, что в нее попали его друзья, как патриции, так и плебеи. Став главою этих преданных ему децемвиров, он сбросил маску друга народа и постарался превратить свои временные полномочия в постоянные.

Вторые децемвиры вели себя, как 10 тиранов: они перестали совещаться с сенатом, устрашали плебс жестокими судебными приговорами и, промедлив с записью последних таблиц, удержали власть дольше срока. Наконец Аппий дошел до крайнего произвола: влюбившись в прекрасную и добродетельную плебейскую девицу по имени Вергиния, он подговорил одного своего приятеля объявить ее рабыней, якобы похищенной в детстве. Будучи судьей в споре между отцом девушки и ее мнимым “хозяином”, Аппий присудил Вергинию своему союзнику, чтобы через него заполучить ее в свой дом. Когда ликторы, выполняя приказ децемвира, хотели увести девушку, отец Вергинии выхватил нож и вонзил его в сердце дочери, спасая ее от позора.

Городские плебеи, возмущенные всем происшедшим, восстали тут же, на площади. Аппий бежал с Форума, закутав лицо, а гонцы принесли весть об ужасном злодеянии в армию, стоявшую лагерем у границ Лация. Опять, как при тиране Тарквинии, римский народ поднялся, чтобы отомстить за обиду женщины. Армия вернулась в город, а затем, в память о прошлом, удалилась на Священную гору. Этот второй уход войска произошел в 449 г. до н.э., почти через 50 лет после первого. И снова патрициям пришлось идти на уступки: комиссия децемвиров была распущена, вновь были избраны старые власти. Аппий Клавдий, призванный на суд, покончил с собой в темнице. Вступившие в должность консулы Валерий и Гораций восстановили власть народных трибунов и признали их право предлагать народу законы.

Результатом деятельности децемвиров стали 12 медных таблиц с древнейшими римскими законами. В законах Двенадцати таблиц еще запрещались браки между патрициями и плебеями, но уже через несколько лет это постановление было отменено. Плебеи стали родниться с патрициями, дети причислялись к роду отца.

Законы Лициния и Секстия, избрание первого плебейского консула (367 г. до н.э.). Решительную победу плебеи одержали примерно через сто лет после децемвиров. В это время богатые и влиятельные плебейские семьи рвались к консульской власти, а простой народ поддерживал их, надеясь, что “свои” консулы помогут ему избавиться от долговой кабалы и получить землю. В середине IV в. до н.э. взбунтовалось народное собрание, которое отказалось выбирать консулов-патрициев, требуя, чтобы к высшей власти были допущены плебеи. В течение пяти лет Римское государство оставалось без консулов, а народ год за годом выбирал одних и тех же народных трибунов, отстаивавших новый закон о власти.

Главными вожаками народа были в это время Гай Лициний Столон и Луций Секстий Латеран. Оба они имели жен из патрицианских семей и пользовались поддержкой своих знатных родственников. Тит Ливий рассказывает историю о двух сестрах из рода Фабиев: старшая вышла замуж за патриция и гордилась его консульскими почестями; младшая, отданная за плебея Лициния, горячо завидовала сестре. Однажды она пожаловалась на свою бесславную участь отцу, и тот обещал, что поможет ее мужу сравниться в почете с патрициями.

В 367 г. до н.э. Лициний и Секстий, избранные народными трибунами в десятый раз, провели три важнейших закона в пользу плебеев. Первый давал плебеям право избираться в консулы и предписывал, чтобы один из консулов обязательно был плебеем. Второй запрещал гражданам иметь на “государственном поле” более 500 югеров пашни (римский югер равен четверти га), а также более 100 быков и 500 овец - этот закон подталкивал патрициев к тому, чтобы они делились завоеванной землей с народом. Третий закон устанавливал, что должники выплачивают долг без “прироста”. Таким образом, требования богатых и бедных плебеев удовлетворялись одним разом. В том же году благодарный народ дружно избрал первым плебейским консулом автора законопроекта - Луция Секстия Латерана.

Окончание борьбы патрициев и плебеев.К концу IV в. до н.э. борьба патрициев и плебеев сошла на нет. Через 40 лет после законов Лициния и Секстия была окончательно отменена долговая кабала: отныне должник, не имевший денег для уплаты долга, отдавал ростовщику все имущество, какое у него было (клочок земли, домишко, утварь), но сам оставался свободным и неприкосновенным. К этому времени плебеи получили доступ ко всем должностям, а в 300 г. до н.э. они проникли в жреческие коллегии (“товарищества”), куда патриции дольше всего не пускали чужаков.

Гражданское равноправие в Римской республике.Результатом борьбы патрициев и плебеев было установившееся гражданское равноправие. В Римской республике, как и в городах-государствах Греции, все граждане стали равными перед законом. Были среди них бедные и богатые, знатные и простые, но не было господ и подчиненных. Римлянин не мог по закону зависеть от другого лица, не подвергался телесным наказаниям (порке и пытке) и не приговаривался к смертной казни без согласия народного собрания. Самый последний нищий в Риме с гордостью ощущал себя римским гражданином - свободным человеком и хозяином своего государства.