II. Несвободные люди – холопы (рабы)

Некоторые исследователи отождествляют термины Русской Правды «холопы» и «челядь» - домочадцы. То есть это все лица, подвластные хозяину дома – домовладыке (его семья и его рабы). Речь идет о патриархальной форме рабства. Классической формы рабства, где раб был основным производителем, на Руси не сложилось. В.О. Ключевский очень точно и лаконично указал причину: «Не прокормить».

Ученые по-разному определяют правовой статус холопа. Например, Ю.П. Титов считает его объектом права – не человеком, а вещью. Историки Ключевский В.О., Латкин В.Н., Греков Б.Д., Исаев И.А. рассматривают холопа в качестве субъекта права – хотя и бесправного, но человека.

Нормы Русской Правды не дают однозначного ответа на данный спорный вопрос. В одних нормах РП холоп выступает более как объект права, в других нормах – как субъект.

Например, за убийство холопа по ст. 26 КП и ст. 16 ПП полагается штраф 5 гривен, как за порчу или кражу не очень ценного имущества (для сравнения: кража бобра оценивается по ст. 69 ПП в 12 гривен). За убийство женщины – рабыни («робы») штраф – 6 гривен. Видимо от рабыни в хозяйстве можно было получить больше прибыли – потомства (в некоторых списках РП читаем: «…будет ли от челяди приплод, или от скота»). Еще дороже – 12 гривен – оценивалась жизнь холопов – ремесленников, воспитателей («кормильцев»), сельских старост (ст. ст. 13, 15, 17 ПП), то есть холопов, обладавших определенными профессиональными навыками, грамотными, занимавшими небольшие административные должности. От этих категорий холопов, опять же, можно было получить больше прибыли в хозяйстве.

Указанные нормы рассматривают холопа как более или менее ценное имущество – объект права.

Но все же большая часть норм Русской Правды рассматривают холопа как человека, хотя и бесправного – как субъект права.

Например, по ст. 66 ПП холоп не мог быть свидетелем – «послухом» в суде. Но если не было свободных людей в качестве свидетелей доброй славы обвиняемого («по нужде»), то в малозначительных делах («в малой тяжбе») можно было использовать показания боярского тиуна, то есть слуги – холопа.

Согласно ст. 65 ПП, если холоп совершит преступление («ударит свободного»), его господин не обязан был отвечать: хозяин либо все же платил штраф за своего провинившегося холопа (12 гривен), либо мог выдать его потерпевшему. В последнем случае холоп нес ответственность за свои действия в качестве субъекта преступления. Кроме того, в ст. 65 ПП есть ссылка на постановление Ярослава Мудрого о праве потерпевшего «убить» холопа, причинившего ему вред, а также на постановление Ярославичей, заменившего самосуд телесным наказанием («бити розвязавше», то есть высечь холопа), либо штрафом, который, по логике, платил сам холоп.

Далее, по ст. 117 ПП холоп (скорее всего, грамотный) мог быть представителем господина в торговых операциях, заключать сделки – но только от лица господина и по поручению господина. Поэтому за долги холопа его хозяин обязан был отвечать.

Наконец, рабыня и ее дети, рожденные от хозяина, после его смерти не являлись наследниками, но получали свободу (ст. 98 ПП). Можно добавить, что по договору Смоленска с немцами 1195 г. рабыня, изнасилованная господином, также должна была быть отпущена на свободу.

Данные нормы Русской Правды позволяют говорить о человеческом отношении к рабам в древней Руси. В.О. Ключевский связывает это с влиянием Церкви, осуждавшей рабство. Церковным происхождением РП ученый объясняет и отсутствие в нашем кодексе главного источника холопства, каковым являлся плен.

Источники холопства по Русской Правде:

1) Несколько источников указаны в ст. 110 ПП, которую ученые называют «уставом о холопстве»: самопродажа в рабство (при свидетелях); женитьба на рабыне без «ряда» - договора о сохранении женихом статуса свободного человека; найм на должность тиуна или ключника без «ряда» - договора о сохранении свободы.

2) Рождение от рабыни.

3) Совершение преступлений, за которые полагается наказание – «поток и разграбление», то есть конфискация имущества и продажа преступника вместе с семьей в рабство.

4) Бегство от кредитора и совершение преступления должником – «закупом».

5) Злостное банкротство купца – «пропьет» или «проиграет» имущество по ст. 54 ПП.

III. Переходные категории населения (между свободными и несвободными людьми):

1. Закуп – человек, работающий в хозяйстве феодала за «купу» - займ (земля, скот, зерно, деньги и пр.).

Таким образом, в основе института закупничества – договор займа. До 1113 г. не существовало четких нормативов отработки долга. Но, после восстания закупов были установлены предельные размеры % за долг (ст. 53 ПП – «устав Владимира Всеволодовича о резах» (о процентах)). Кроме порядка взимания % по договору займа, Владимир Мономах подробно регламентировал правовое положение должников – закупов, их отношения с кредиторами (ст. ст. 56 – 66 ПП ученые называют «уставом» о закупах).

По данным нормам Пространной редакции РП закуп – это свободный человек, но на время отработки долга ограниченный в правах, то есть «временно прикрепленный» (Владимирский-Буданов М.Ф.).

Закон защищал личность и имущество закупа. Например, по ст. 56, часть 2 ПП закуп обладал правом иска на господина. Закуп отвечал за порчу или потерю имущества господина только в том случае, если виновен в этом (ст. ст. 57, 58). Господин не мог претендовать на имущество закупа – «отарицу» (ст. 59). Если кредитор продавал закупа в холопы, то платил за это штраф 12 гривен, а закуп освобождался от долга (ст. 61).

Господин мог без суда наказывать закупа, но «за дело». Если же кредитор «бил» закупа «без вины» и в состоянии алкогольного опьянения - «не смысля, пьян», то платил штраф, как за оскорбление свободного человека (ст. 62).

Согласно процессуальному критерию – ст. 66 ПП – закуп мог быть свидетелем в суде, но только в малозначительных делах («в малой тяжбе»).

Если закуп убегал от господина (ст. 56, часть 1) или совершал преступление (ст. 64), то превращался в холопа. Таким образом, временно ограниченный в правах свободный человек, нарушая договор займа, превращался в несвободного человека. В Русской Правде не оговаривается еще один путь закупа в несвободу, но его логично предполагать: если закуп не мог отработать долг, то с течением времени его экономическая зависимость перерастала в личную зависимость, то есть закуп превращался в холопы кредитора.

Таким образом, закуп – это юридическая фигура, в которой более всего отразился процесс феодализации общества, перехода свободных людей в несвободное, крепостное состояние.

2. Наймит – наемный работник, получавший за свой труд заработную плату.

Иногда Русская Правда отождествляет наймита с закупом (ст. 61 ПП). Однако необходимо различать эти категории населения, поскольку, в основе отношений закупов с кредиторами – договор займа, а в основе отношений наймитов с наймодателями – договор найма. В качестве примера, можно указать «мостников» – наемных рабочих, строивших мосты и площади (ст. 43 КП устанавливает размер оплаты их труда). По ст. 110 ПП, если свободный человек нанимался в услужение на должность «тиуна» или «ключника», не заключив дополнительно договора о сохранении свободы, то становился холопом.

Таким образом, не только закупы - должники, но и наймиты – слуги, при определенных обстоятельствах, переходили из свободного состояния в несвободное. Договорные отношения, в условиях развития феодального общества, становились одним из распространенных источников холопства.

3. Рядович – человек заключивший «ряд» - договор (займа, найма и пр.) и посредством договора попавший в феодальную зависимость.

Русская Правда уже рассматривает рядовича как холопа, поскольку штраф за его убийство – 5 гривен (ст. 14 ПП).

2. Уголовное право.

Понятие преступления.

В Русской Правде преобладает материальная точка зрения на преступление, то есть преступление рассматривается не как нарушение закона или княжеской воли (формальная точка зрения), а как причинение морального или материального ущерба – «обиды» - лицу или группе лиц. Признак вреда является необходимым условием состава преступления. Формальный элемент появляется в памятниках церковного права, под влиянием византийского законодательства. Например, в церковных уставах преступление рассматривается не как «обида», а как грех, нарушение нравственных правил, а так же как деяние, направленное против Церкви, государства и общества.

Элементы состава преступления.

1) Субъектами преступления по Русской Правде являлись только физические, свободные лица. Холопы – рабы могли, в определенной ситуации, входить в число субъектов: когда хозяева отказывались нести уголовную ответственность за своих холопов и «выдавали» их потерпевшим (ст. 17 КП; ст. 65 ПП).

О возрастном цензе уголовной ответственности в Русской Правде ничего не говорится, но на практике церковными и светскими судами вплоть до XVIII в. применялась норма византийского Номоканона (из римского права), согласно которой дети до 7 лет не несли уголовной ответственности; с 12 лет (девочки) и с14-15 лет (мальчики), то есть с достижения брачного возраста, несли уголовную ответственность в полном объеме; соответственно возраст с 7 до 12 (14) лет являлся основанием для смягчения уголовной ответственности.

2) Субъективная сторона преступления.

Русская Правда различает 2 формы вины: умышленные и неумышленные преступления. Например, убийство «в разбое» (ст. 7 ПП) считается корыстным, умышленным преступлением, а убийство «в сваде» (драке) или «на пиру» (ст. 6 ПП) рассматривается как неумышленное, открыто («явленно») совершенное преступление, предположительно в состоянии алкогольного опьянения. Подход, конечно, упрощенный, в духе народного обычая: «на миру и смерть красна». На самом деле, можно неосторожно убить в момент разбойного нападения (целью разбойников является не убийство, а грабеж), а, с другой стороны, можно умышленно, притворившись пьяным, убить в драке, на пиру. Но мы судим о тяжести преступления по санкциям Русской Правды: убийство в разбое наказывалось высшей мерой наказания – «потоком и разграблением», а убийство на пиру или в драке – «вирой».

Соответственно, смягчающими вину обстоятельствамиявлялись: открытость преступления (но только в случае убийства); предположительно состояние алкогольного опьянения (убийство в драке или на пиру). Русская Правда прямо не указывает на состояние опьянения, более того: купец, пропивший товар (ст. 54 ПП) или кредитор, бьющий закупа в состоянии алкогольного опьянения (ст. 62 ПП) подлежат наказанию. В Русской Правде пока отсутствует четкая позиция в отношении опьянения, но практика и последующее законодательство (до XVIII в.) развивались, именно, в направлении смягчения ответственности.

К смягчающим, даже исключающим уголовную ответственность, обстоятельствам относится состояние, близкое к аффекту: если оскорбленный человек (удары чашей, охотничьим рогом, рукой по щеке) совершает ответный удар, отстаивая свою честь, то, независимо от последствий этого удара, он не несет никакой ответственности (ст. 26 ПП). Кроме того, в Русской Правде появляется институт необходимой обороны – в норме о ночной краже, заимствованной из византийского права: по ст. 38 КП и ст. 40 ПП можно безнаказанно убить ночью вора в момент кражи; но убийство уже задержанного, связанного вора, считалось превышением пределов обороны и наказывалось, но наказывалось легче, чем обычное убийство.

Отягчающими вину обстоятельствами считались: корыстный умысел (в связи с разбойным убийством), а также рецидив или повторность преступления. Прямо о рецидиве в Русской Правде не говорится, но конокрадство (ст. 35 ПП) считалось одним из самых тяжких преступлений не только в связи с ценностью объекта, но и в связи с тем, что конокрадами являлись профессионалы, рецидивисты, преступная группа.

Общественное положение потерпевшего могло выступать и как отягчающее, и как смягчающее вину обстоятельство: за убийство бояр, представителей высшего звена княжеской администрации - «вира» (штраф) была двойной (80 гривен); за убийство простых свободных людей, мелких чиновников – одинарная «вира» (40 гривен); за убийство холопа полагался небольшой штраф – «продажа» в 5 (или 6 за рабыню) гривен (ст. ст. 19, 22, 23,25, 26 КП; ст. ст. 1, 3, 11, 12, 16 ПП).