Судебный процесс по Русской Правде

Судоустройство.

В Русской Правде отсутствуют нормы, регламентирующие судоустройство. Мы встречаем только отдельные судебные должности (вирника, собиравшего штрафы - «виры» (ст. 42 КП); мечника, следившего за порядком в суде (ст. 1 ПП)), что свидетельствует о формировании судебной системы Киевской Руси. На практике высшей судебной инстанцией являлся великий князь Киевский с Боярским советом. Судебные функции осуществляли также княжеские наместники, народны собрания, феодальные съезды.

Судопроизводство.

Неразвитость судебного аппарата обусловила и основные черты судебного процесса. Процесс носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался по инициативе истца, стороны обладали равными правами, судья только оценивал собранные сторонами доказательства и выносил приговор, который исполнялся выигравшей стороной; в любой момент процесса до вынесения судом приговора было возможно мировое соглашение. Судопроизводство было гласным и устным, процесс не разделялся на уголовный и гражданский («тяжба» - судебное дело, спор (ст. ст. 22, 66 ПП)).

В Русской Правде указаны три основные этапа процесса, свидетельствующие, как было указано выше, о господстве обычного права в нормах данного сборника:

1. «Заклич» (заповедь) – объявление на городской торговой площади о пропаже вещи с указанием ее индивидуальных признаков (ст. ст. 32, 34, 112, 114 ПП), характеризующее начало розыска украденной или пропавшей вещи, челяди.

2. «Свод» - своего рода очная ставка истца и подозреваемого, который должен был объяснить, у кого он приобрел вещь (ст. ст. 14, 15, 16 КП; ст. ст. 35–39 ПП).

Если подозреваемый указывал, у кого он приобрел вещь, свод продолжался со вторым подозреваемым и т.д. Если подозреваемый не мог указать, у кого он приобрел вещь, он считался вором, Если свод вел за пределы города, он продолжался до третьего лица, которое должно было вернуть спорную вещь потерпевшему, но имело право вести свод далее уже в качестве нового истца. Свод мог проходить либо до заклича, либо через три дня после заклича, что указывает на возможность в течение трех дней достигнуть мирового соглашения: вор (или человек, нашедший вещь), мог вернуть заявленную на закличе вещь хозяину.

3. «Гонение следа» - погоня за преступником, поиск его по горячим следам (ст. 77 ПП).

Согласно указанной статье, розыск преступника «по следу» происходил, учитывая показания очевидцев и послухов. Устанавливается ответственность верви, если на ее территорию ведут следы вора. Вервь была обязана принять все меры к разысканию «татя». С нее ответственность снималась: а) если члены общины «отсочат от себя след» - отведут от себя след, докажут, что вор ушел за пределы их территории; б) если след вора ведет к (частновладельческому) «селу», усадьбе, хутору или к «товару» - торговому стану, купеческому обозу, временно обосновавшимся на земле общины; в) если след ведет на большую дорогу («на гостинец на велице») или к безлюдному месту («на пусте»).

Процедура «гонения следа» должна была вестись с участием «чужих людей» (как бы понятых), не принадлежавших к данной общине (дабы исключить предвзятость). Если члены общины (или владелец усадьбы, купцы) не отведут от себя след, или общинники откажутся искать вора («ни едут на след»), или воспротивятся («отбьются) розыску вора у них, - то платят «татьбу» (убытки, причиненные воровством) и «продажу».

Доказательствапо Русской Правде:

1. Свидетельские показания. Указаны две категории свидетелей: «видоки» - свидетели факта преступления, очевидцы (ст. ст. 2, 10,16 КП; ст. ст. 29, 31, 37 ПП) и «послухи» - свидетели доброй славы обвиняемого, поручители (ст. ст. 21, 47, 50, 66. 85 ПП). В делах по убийству требовалось представить 7 послухов (ст. 18 ПП).

2. Вещественные доказательства, улики: «лицо», «поличное» - ст. ст. 22, 34, 44 ПП; раны, синяки по ст. ст. 2, 30 КП; ст. 29 ПП.

«Если придет на двор (княжеский) избитый до крови или до синяков человек, то не искать ему видока, но пусть обидчик заплатит 3 гривны продажи; если же на нем не будет следов (побоев), то привести для подтверждения (своих) слов видока…». (Пер. авт.)

3. Ордалий: испытание водой и железом (ст. ст. 21, 22, 85. 86, 87 ПП); на практике также существовало испытание огнем.

4. Присяга – «рота» (ст. ст. 22, 31, 48, 49 ПП).

В Русской Правде не рассматривается распространенный на практике языческий институт судебного поединка – «поле», то есть бой между истцом и ответчиком (кто побеждал в бою, тот выигрывал дело). Возможно, здесь сказалось влияние церковной идеологии (В.О. Ключевский): убитых на поединке не подвергали христианскому погребению, а убийца лишался права входить в церковь на 4 года, причастия – на 18 лет; священник, участвующий в поединке, лишался духовного сана. Однако обычное право в данном вопросе оказалось сильней церковного канона – судебный поединок в качестве процессуальной формы был зафиксирован не только нормами Псковской судной грамоты, но и источниками права Московского периода.

Кроме того, можно предполагать, что на практике начинает появляться и такой вид доказательства как письменные документы. Хотя законодательно они были впервые указаны в Псковской судной грамоте.

Гражданское право

В области вещного права можно указать ряд норм Русской Правды, которые относятся к уголовному праву, но косвенно свидетельствуют о формировании института частной собственности. Так, статьи 71, 72, 73 Пространной Правды о нарушении межевых знаков между земельными владениями защищают частную собственность, устанавливая крупные штрафы (12 гривен – максимальная «продажа») за нарушение интересов собственника. Различаются движимое («добыток») и недвижимое имущество («задница», «дом») (ст. ст. 90, 99, 101 ПП). Для недвижимости установлен особый порядок наследования (см. далее). Русская Правда регламентирует порядок передачи собственности: по наследству, по обязательствам и договорам.

Ряд норм семейного и наследственного права Русской Правды свидетельствуют о наметившемся различии между правом собственности и правом владения имуществом (см. далее).

Обязательственные отношения возникают из причинения вреда (деликтов) или из договоров. В случае невыполнения обязательства должник отвечал своим имуществом, а иногда и свободой. Например, закуп, нарушивший договор займа (убежал, совершил преступление), превращался в холопа своего кредитора. Или, например, купец, пропивший, проигравший товар (злостное банкротство), также мог стать холопом кредитора (ст. 54 ПП).

Русской Правде известна только устная форма заключения договоров. Они заключались на торгу, при свидетелях, в присутствии «мытника» - чиновника, собиравшего торговые пошлины – «мыто». Возможно, на практике начинает появляться и письменная форма заключения договоров.

Указываются следующие виды договоров:

1. Договор купли-продажи (людей, вещей, самопродажа) (ст. 38 ПП).

Если вещь была краденой, а покупатель этого не знал, то устанавливалась добросовестность приобретения: два свидетеля – послуха и мытник. Наличие скрытых недостатков вещи, о которых продавец не предупредил покупателя, вело к ничтожности сделки (дополнительные ст.ст. ПП «о коне»).

2. Договор займа (денег, вещей) (ст. ст. 50, 51, 52, 53 ПП).

Особый вид займа – купеческий заем, на вере. В случае спора между сторонами купеческого займа, не требовались показания свидетелей – послухов, достаточно было присяги ответчика (ст. 48 ПП).

При обычном займе на сумму менее трех гривен, также использовалась присяга («рота»). Но при займе на сумму более трех гривен в качестве доказательства требовались уже показания свидетелей - послухов.

3. Договор хранения, или «поклажа» (ст. 49 ПП). В качестве доказательства достаточно было присяги ответчика.

4. Договор личного найма– в услужение, для выполнения определенной работы: «наймиты, «рядовичи», «мостники», «городники», «тиуны», «ключники» (ст. ст. 25, 43 КП; ст.ст. 14, 61, 96, 97, 110 ПП).

Договор часто сопровождался дополнительным соглашением о сохранении свободы наемным работником; в противном случае договор найма означал холопство (ст. 110 ПП).

Семейное право, в основном, регламентируется церковными уставами князей, но ряд норм есть и в Русской Правде. Например, определяются имущественные отношения супругов, рассматриваются отношения между родителями и детьми.

Вообще семейные отношения в древнерусском обществе основывались на принципе власти главы семьи в отношении всех домочадцев. После смерти отца властные полномочия переходили к матери, но только до ее нового замужества.

Собственником семейного имущества являлся только муж, но существовало особое имущество жены – ее приданое, которое выделялось из имущества мужа после смерти жены и переходило в собственность детей. Муж мог только пожизненно пользоваться этим имуществом. Таким образом, можно говорить о том, что в Русской Правде наметилось различие между правом собственности и правом владения. Кроме того, в церковном уставе Ярослава Мудрого муж наказывался за похищение имущества жены.

Благодаря влиянию византийского права, Русской Правде известен институт опеки в отношении имущества несовершеннолетних детей, потерявших отца. Опекуном становилась мать, а в случае ее нового замужества – кто-либо из родственников детей. Опекун мог пользоваться данным имуществом, получать доходы (как вознаграждение за опеку), но если случалась растрата имущества, опекун должен был ее компенсировать из своего имущества (ст. 99 ПП).

Русская Правда различает законных детей и незаконных, рожденных от рабыни. Последние были лишены права наследования, но получали свободу вместе с матерью после смерти отца (ст. 98 ПП).

В области наследственного права различаются наследование по завещанию – «ряду» (совершалось в устной форме) и по закону (ст. ст. 90, 91, 92 ПП). Русская Правда установила свободу завещательного распоряжения (ст. 106 ПП), хотя некоторые исследователи, например, М.Ф. Владимирский-Буданов, считают, что завещатель имел право выбора только между законными наследниками.

В качестве законных наследников в Русской Правде указаны только нисходящие – сыновья и дочери. Недвижимость наследовали только сыновья, но у бояр существовала привилегия: в случае отсутствия сыновей, недвижимость могли наследовать дочери (ст. 91 ПП). После смердов, не оставивших сыновей, наследует князь; дочери получают только «часть» наследства (выдел), если они не были выданы замуж (ст. 90 ПП), - на прокормление, вероятно, свадебное приданое (М.Ф. Владимирский-Буданов, Я.Н. Щапов). С одной стороны, князь был заинтересован в существовании устойчивого хозяйства смерда, на котором не отражалась бы смерть главы семьи, и имущество переходило бы следующему поколению одной семьи. С другой стороны, князю было невыгодно, чтобы имущество семьи смерда переходило в собственность других сословных групп, что могло бы иметь место, если бы дочери наследовали при отсутствии сыновей:

Если умрет смерд. Если умрет смерд, (не оставив сыновей), то «задница» (его наследство) (идет) князю; если у него в дому будут дочери, то им (следует) дать «часть» (выдел); если они будут замужем, то выдела им не давать (ст. 90 ПП).

О наследстве бояр и дружинников. Если (кто-либо умрет) из бояр или из дружины, то наследство князю не идет; если же (у умершего) не будет сыновей, то пусть возьмут (наследство) дочери (ст. 91 ПП).

Сыновья получали равные части недвижимости, но дом отца переходил младшему сыну:

Если кто, умирая, разделит свое имущество детям, то пусть так и будет; если же (он) умрет «без ряду» (без завещания), то (имущество идет) всем детям, а на помин души самого (умершего) дать выдел (ст. 92 ПП).

Но отцовский двор «всяк» без раздела (передается) младшему сыну (ст. 100 ПП). (Перевод авт.)

Значительная часть статей о наследстве Пространной Правды, основываясь на обычном праве, корнями своими восходит к глубокой древности. Господствующий в наследственном праве принцип минората (приоритет в наследовании младшего из сыновей) служит еще одним примером влияния народного обычного права («младший сын на корню сидит», «младший сын с отцовщины никогда не сходит»). Кроме того, по народной традиции «сестра при братьях не наследница», но братья обязаны были выдать сестру замуж:

Если останется дома (незамужней) сестра (у сыновей умершего), то та в наследстве не участвует, но братья отдадут ее замуж «какоси могут» (обеспечат приданым по мере возможности) (ст.95 ПП).

После смерти жены ее имуществом пожизненно владел муж, а после смерти мужа – жена (до вступления в новый брак), хотя наследниками были дети (ст. ст. 93, 94, 101, 102, 103, 106 ПП). Впоследствии Псковская судная грамота уравняла права супругов: муж владеет имуществом умершей жены тоже до вступления в новый брак.

В Русской Правде не указаны наследники второй линии – боковые, восходящие, супруг. Но, скорее всего, на практике они привлекались к наследованию в случае отсутствия нисходящих родственников. Если наследников не было, имущество переходило в собственность князя.

Вместе с имуществом наследник принимал и все связанные с ним обязательства, например, долговые.


* Тексты договоров с комментариями исследователей см.: Памятники русского права под ред. Юшкова С.В.. Вып. 1: Памятники права Киевского государства X – XII вв. (составитель А. А. Зимин). – М., 1952. С. 10 – 66.; Владимирский-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права. Вып. 1. – Ярославль. 1871. С. 3 – 26.

* Тексты договоров с комментариями исследователей см.: Памятники русского права под ред. Юшкова С.В.. Вып. 2: Памятники права феодально-раздробленной Руси (составитель А. А. Зимин). – М., 1953. С. 126 – 131.; Владимирский-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права. Вып. 1. – Ярославль. 1871. С.101 – 121.

* Тексты уставов с комментариями исследователей см.: Вдадимирскаий-Буданов М.Ф. Хрестоматия по истории русского права Т. 1. – Киев, 1885. С. 212 – 225; Памятники русского права Т. 1. С.236 – 285; Российское законодательство X – XX вв. Т. 1. С. 134 – 208. Бенешевич В.Н. Сборник памятников по истории церковного права. – Пгд, 1915. С. 64 – 68;

* Текст Русской Правды, нумерация статей (Краткая Правда – по Академическому списку; Пространная Правда – по Троицкому списку), комментарии: Памятники русского права под ред. С. В. Юшкова:Вып. 1. Памятники права Киевского государства Х-ХII вв. (составитель АА_Зимин). - M., 1952. С. 73-232.

Использованы комментарии: М.Ф. Владимирский-Буданов. Хрестоматия по истории русского права». Вып. 1 - Ярославль, 1871. С. 27-100; Киев, 1885. С. 22-91;Российское законодательство Х-XX в.в.» под ред. О.И. Чистякова. Т.1. Законодательство Древней Руси. Ответ.ред. В.Л. Янин. - M., 1984. С. 28 - 132.

* Вира в ст. 3 Пр. Пр. предусмотрена потому, что здесь некого подвергать «потоку и разграблению» (ст. 7), т.к. преступник неизвестен, либо община не старается отыскать или не хочет выдать убийцу.