Криминалистическая взрывотехника в отражении уголовно-правовых и криминологических аспектов преступлений, связанных с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств

Уголовно-правовые и криминологические исследования имеют важное значение в борьбе с преступностью в части отражения проблем законодательного регулирования этой борьбы, в планировании и управлении ею. Такие исследования касаются выявления и прогноза тенденций тех явлений, с которыми идет борьба, раскрытия механизмов, поддерживающих существование этих явлений, разработки на этой основе средств борьбы с преступностью, оптимального нормативного, ресурсного, информационного обеспечения этой борьбы, разграничения и взаимодействия различных сил.

Научная область криминалистической взрывотехники касается уголовно-правовых и криминологических вопросов анализа "фоновых" и фактических явлений преступности, связанной с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, установления и объяснения тенденций этого вида преступности, ее генезиса и эволюции.

Преступления, связанные с использованием ВУ и ВВ, представляют особую угрозу для общества и государства, заключающуюся прежде всего в том, что они при ненадлежащем обращении представляют объективную опасность для жизни и здоровья неопределенного круга лиц, а также способны стимулировать рост тяжких преступлений. Анализ материалов уголовных дел по фактам преступлений, совершенных с использованием различных ВУ, показал, что среди них подавляющее большинство составляют тяжкие преступления, направленные против жизни и здоровья граждан. Особенностью таких преступлений является сочетание ранения или гибели потерпевшего со значительным материальным ущербом, вызванным разрушением предметов, находившихся в зоне действия взрыва, что дает основание квалифицировать преступные действия по совокупности как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. "е" ч. 2 ст. 111 УК РФ) или убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ), умышленные уничтожение или повреждение имущества (ч.2 ст. 167 УК РФ), а также терроризм (ст. 205 УК РФ) и организация массовых беспорядков (ст. 212 УК РФ).

Применение взрывных устройств рассматривается законодателем как обстоятельства, отягчающие наказание (п. "к" ч.1 ст. 63 УК РФ) .

Распределение по видам преступлений, связанных со взрывом, для разных регионов России не одинаково, но основные тенденции можно выделить:

  • до 35% связано с заказными убийствами и попытками совершения убийств;
  • до 12% - уничтожение или порча чужого имущества с разными мотивами: вымогательство, месть, устрашение, раздел сфер влияния между преступными группировками и др.;
  • до 12% разбои и грабежи;
  • до 5% терроризм, взрывы в общественных местах и на транспорте;
  • от 3 до 5 % самоубийства и неосторожное обращение с ВВ;
  • до 4 % - промышленные взрывы и аварии;
  • до 10% взрывов приходится на кражи и ограбления, акты вандализма и сокрытия других видов преступлений;
  • 17% другие виды преступлений.

К сожалению, криминальные взрывы, ставшие практически обычным явлением для крупных городов, в настоящее время получают свое дальнейшее распространение и в отдельных регионах, и в районах с низким уровнем урбанизации.

Кроме того, нередко на стадии приготовления к подобным преступлениям имеет место незаконное приобретение, изготовление, хранение и вымогательство боеприпасов, ВВ и ВУ, которые затем используются для совершения преступлений. Существует и обратная взаимосвязь этих видов преступного поведения, когда преступление совершается исключительно с целью обращения в свою пользу указанных предметов.

В Советском Союзе, а позднее в Российской Федерации действующим законодательством была закреплена система правовых норм, нормативных актов, а также ведомственных правил, определяющих порядок изготовления, приобретения, сбыта, хранения, перевозки, пересылки и использования боеприпасов, взрывных устройств или взрывчатых веществ, а также круг субъектов, допускаемых к работе с данными объектами. Совокупность этих норм образует разрешительную систему, которая распространяется только на те предметы и вещества, которые отнесены к боеприпасам, взрывным устройствам и взрывчатым веществам.

Однако в условиях обострения экономической и криминогенной ситуации в России лицензионно-разрешительная система, работавшая успешно десятилетиями, стала недостаточно эффективна.

Заместитель Председателя Верховного Суда России Меркушов А.Е. охарактеризовал положение в данной области следующим образом. "В настоящее время, в условиях развязанных вооруженных конфликтов, создания незаконных вооруженных формирований, растущей напряженности, незащищенности населения от преступных посягательств, отсутствия программ, направленных на выявление фактов незаконного оборота оружия, а также эффективных систем контроля за движением оружия проблема борьбы с преступностью этого рода еще более обострилась в связи с тем, что в стране образовалась исключительно высокая концентрация незаконно имеющегося среди населения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств."

Учитывая актуальность рассматриваемых проблем, Государственная Дума приняла Федеральный Закон "Об оружии", вступивший в силу с 1 июля 1997 г., а Пленум Верховного Суда РФ принял специальное постановление от 25 июня 1996 г. "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ".

В указанном законе и постановлении содержатся определение и характеристика базовых понятий, употребляемых в уголовном законодательстве. Это, прежде всего, относится к таким понятиям, как ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. В постановлении Пленума подчеркивается, что при оценке степени общественной опасности содеянного необходимо учитывать цели и мотивы действий виновного, источник и способ завладения, вид, количество, боевые свойства боеприпасов и взрывчатых веществ.

Решая вопрос о наличии в действиях лица составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 218, 222, 223, 225, 226 УК РФ, необходимо установить, относятся ли изъятые предметы и устройства к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам. При квалификации данных преступлений необходимо установить юридическое тождество состава, содержащегося в совершенном общественно-опасном деянии, и состава, установленного в той уголовно-правовой норме, которая предусматривает ответственность именно за данное деяние. Тождественными должны быть все юридически значимые признаки состава преступления и состава, содержащегося в уголовно-правовой норме, подлежащей применению. Как известно, состав преступления образует четыре группы признаков, характеризующих объект преступления, объективную сторону преступления, субъект преступления, субъективную сторону преступления.

Так как в указанных преступлениях боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства являются обязательным признаком - предметом преступления (элементом объекта преступления), то от правильного определения признаков предмета, устройства или вещества зависит квалификация совершенного деяния.

Необходимость точного определения относимости указанных предметов и веществ к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам возникает и при расследовании преступлений, в которых указанные объекты являются орудиями и средствами совершения убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, террористических актов, уничтожения или повреждения чужого имущества и т.п., то есть обязательными либо факультативными признаками объективной стороны.

Рассмотрим квалификацию преступлений, совершенных общеопасным способом, в частности вид убийства, квалифицируемого по п. "е." ч.2 ст. 105 УК. Под общеопасным способом посягательства следует понимать возможность причинения смерти в результате посягательства, кроме потерпевшего, и другим лицам, смерть которых не является целью данного убийства. Применение общеопасного способа при совершении убийства является критерием отнесения деяния к квалифицированному виду убийства. Для отнесения способа к общеопасным определяющее значение имеют орудия и средства, при помощи которых совершено преступление.

Боеприпасы, ВВ и ВУ, являясь источниками повышенной опасности, зачастую многократно превышают достаточную для поражения объекта силу, мощь и интенсивность, облегчают возможность достижения преступной цели, повышая, таким образом, общественную опасность посягательства. Указанный аспект учитывается законодателем, который значительно усиливает ответственность за преступления, совершаемые с помощью подобного вида средств.

Применение ВУ отличается от иных способов совершения преступления двумя взаимосвязанными свойствами: высокой поражающей способностью взрыва и достаточно низким уровнем управляемости поражающими свойствами, так как в отличие от применения холодного или огнестрельного оружия она не носит строго направленного характера.

Указанные особенности позволяют квалифицировать применение взрывных устройств как способ убийства, опасный для жизни многих людей, т. е. обстоятельство, предусмотренное пунктом п. "е." ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В юридической литературе одним из факультативных признаков называют орудие совершения преступления. Однако в отличие от средства преступления само определение понятия "орудия преступления" не разработано. В судебной практике руководствуются указаниями Президиума Верховного суда РФ, относящего к орудиям преступления предметы, использованные непосредственно в процессе совершения преступления и участвующие в совершении действий, посредством которых виновный выполнил объективную сторону данного состава преступления.

По мнению ряда авторов, в отношении всей группы насильственных преступлений точнее и удачнее, рассматривая факультативный признак объективной стороны посягательства, использовать термин "орудие преступления", а относительно всех ненасильственных деяний - "средства их совершения". Мы разделяем данную точку зрения и полагаем, что рассматриваемые в настоящем исследовании объекты (взрывные устройства, боеприпасы, взрывчатые вещества), применяемые в указанных насильственных противоправных деяниях, следует именовать орудиями преступления.

Совершение убийства общеопасным способом не предусматривает причинение вреда посторонним в обязательном порядке. Квалифицирующий признак общеопасного способа совершения убийства заключается в создании угрозы вредных последствий иным людям. Фактическое наступление таких последствий находится уже за границами рассматриваемого состава преступления.

Необходимо добавить, что имеются примеры из судебно-следственной практики, когда один и тот же материальный объект выступал последовательно в качестве предмета одного преступления и орудия совершения другого. Например, лицо, незаконно изготовившее взрывное устройство (предмет преступления, предусмотренного ст.222 УК РФ), совершает "заказное" убийство (орудие убийства, предусмотренного ч.2 ст.105 УК РФ).

Если оружие включено в диспозицию уголовно-правовой нормы в качестве основного или квалифицирующего признака, его применение преступником полностью охватывается данным составом и не требует дополнительной квалификации содеянного по совокупности со ст.222 УК РФ. Наличие оружия является обязательным признаком бандитизма (ст.209 УК РФ), а хулиганство признается особо злостным, если оно совершено с его применением (ч.3 ст.213 УК РФ).

Под применением боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ понимается не только использование этих предметов для причинения вреда гражданам, но и угроза их использования, когда она реальна, т.е. есть все основания полагать ее осуществление. Особое место среди преступлений, связанных с применением ВУ, занимают анонимные угрозы взрыва, совершаемые по различным мотивам и для достижения различных целей: от политических требований до вымогательства и хулиганства. Как правило, субъект угрожает взорвать сооружения предприятий, организаций, учреждений, здания или иные объекты общественного пользования, важные производственные и экологически опасные объекты, транспортные средства, памятники истории и культуры и т.п. Чаще всего расчет основан на объективной способности такой угрозы (возможность гибели многих людей, производственных, экологических катастроф и т.п.) обеспечить выполнение своих требований.

Использование взрывного устройства, сопряженное с выдвижением преступных требований к физическим и юридическим лицам, существенно отличается от других видов угроз. Прежде всего, это скрытный характер применения инструмента угрозы - взрывного устройства, возможность заблаговременной подготовки его к установке, управление состоянием взрывного устройства на расстоянии от заминированного объекта, минимальное количество оставленных следов на месте взрыва.

Согласно ст. 78 УПК РСФСР, в тех случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве для решения вопроса об отнесении предметов и устройств к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам необходимы специальные познания в науке и технике, должна быть проведена экспертиза.

С учетом требований данной статьи по делам о незаконном обороте указанных предметов решить вопрос о том, преступно ли происшедшее событие, невозможно без проведения взрывотехнической экспертизы. Подобная необходимость обусловлена также тем, что часто предметом преступления являются боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства самодельного изготовления, к тому же закон не только не содержит в полном объеме критерии, которые позволяли бы отнести тот или иной предмет к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам, но и как в случае со взрывным устройством не имеет самого определения объекта.

В криминалистике достаточно давно разработаны и успешно применяются на практике научно обоснованные критерии отнесения предметов к категории холодного и огнестрельного оружия. Например, для холодного оружия - это твердость, толщина клинка, наличие фиксатора и т.п., для огнестрельного - огнестрельность, оружейность, надежность и т.д.

В настоящее время в криминалистике (во взрывотехнической экспертизе) нет четких градаций и критериев отнесения взрывоопасных предметов к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам, что иногда приводит к экспертным ошибкам.

Криминологические аспекты криминалистической взрывотехники, прежде всего, связаны с вопросами о причинной обусловленности данных преступлений и их роста. Научный интерес данной области криминалистической взрывотехники сосредоточен на выявлении связей и противоречий в социальной системе общества, детерминирующих условия, когда предметом и (или) орудием преступления выступают ВУ и ВВ.

Современное экономическое положение в России породило целый комплекс социальных, политических, демографических и других проблем, в котором нашел свое отражение рост количества преступлений, связанных со взрывом:

  • Нарушение устойчивых социальных связей между людьми, рост психологических нагрузок, стрессов и эмоциональных срывов, порождаемый необходимостью адаптации к новым экономическим условиям. Все усиливающийся культ насилия и жестокости, авторитета силового решения любых конфликтов.
  • Изменение социальной структуры общества (появление большого количества безработных, имеющих высокую квалификацию, в том числе в области взрывного дела; создание разнообразных формальных и неформальных организаций с ведением специальной военной подготовки своих членов).
  • Негативные последствия неудачных реформ в Вооруженных Силах: отток высококвалифицированных военных специалистов в организованные преступные группы; слабый контроль за хранением боеприпасов и взрывчатых веществ в местах постоянной дислокации войск и в зонах военных конфликтов.
  • Достаточно высокий научный, профессиональный и производственный потенциал в сфере взрывных технологий в России (военно-промышленный комплекс, добыча полезных ископаемых, металлургия, строительные работы и др.) позволили сформировать широкую сеть специалистов разной квалификации практически во всех регионах страны.
  • Развитие промышленности и современных технологий позволили создать средства двойного назначения - коммуникационных связей (радиотелефоны, пейджеры, оптоволоконные системы), источников питания (многофункциональные, комбинированные, ампульные батареи и аккумуляторы), высокоразрешающих автоматических систем контроля и охраны (чувствительные датчики, реле, усилители и микропроцессоры-анализаторы), которые практически без доработки могут быть использованы как компоненты взрывателей самодельных взрывных устройств самого разного назначения и принципа действия.
  • Информационная революция, связанная с широким внедрением компьютерных (цифровых) технологий, ИНТЕРНЕТ, а также бесконтрольный вал "вольных" публикаций (в том числе экстремистского толка) коснулись и темы взрывных технологий. Информация, касающаяся вопросов изготовления и боевого применения взрывных устройств, традиционно считавшаяся закрытой (как правило, секретной), стала доступной для всех интересующихся.

Криминологические вопросы, касающиеся криминалистической взрывотехники, представляют особое значение при рассмотрении субъективной стороны преступлений, связанных с применением ВВ и ВУ.

Со стороны субъектов преступления ВУ обладают рядом выгодных качеств, способствующих подготовке, осуществлению и сокрытию преступления. С одной стороны, эти качества выражаются в природе самого взрыва (большая разрушительная сила), с другой стороны, широкий арсенал и большое разнообразие взрывных устройств позволяет реализовывать самый широкий спектр преступных замыслов.

  1. Быстрый эффект поражения или разрушения объекта преступного посягательства. Действительно, совершение террористического акта может осуществляться с применением взрыва за короткий промежуток времени, чем достигается, с одной стороны, внезапность и быстрота действий на месте преступления, с другой,- ошеломляющий эффект, подчеркивающий дерзость и демонстративность преступных намерений. При уничтожении чужого имущества, например автомашины, преступниками может быть осуществлен поджег или механическое разрушение (преступники разбивают остекление, кузов и т.д.). Однако переход поджога в пожар требует времени и, кроме того, существует вероятность затухания очага воспламенения или его ликвидация средствами пожаротушения. Механическое разрушение автомашины также требует времени и условий отсутствия охраны и очевидцев.
  2. Нет необходимости находиться рядом с объектом поражения в момент взрыва. Конструкции взрывателей и средств инициирования взрыва позволяют производить взрыв с замедлением (часовые механизмы), через датчик цели ждущего режима, управлять взрывом по радио или проводам. Заблаговременная установка ВУ на объекте позволяет производить взрыв дистанционно. При автономном режиме функционирования ВУ (например, часовой механизм взрывателя) присутствие человека исключается. Наиболее ярко выражается это качество на таких объектах, где имеется служба безопасности или охраны, способных быстро и эффективно применять меры по оцеплению района происшествия, вести поиск и преследование нападающего.
  3. При осуществлении взрыва остается минимум следов по сравнению с другими способами воздействия на объект. При взрыве практически любого ВУ происходит разрушение или сильная деформация всех элементов его конструкции. Из-за сильного температурного воздействия и высокого давления продуктов взрыва уничтожаются следы биологического происхождения (следы пальцев рук, кровь, волосы и др.) на корпусе и деталях ВУ. При взрыве большой мощности, например, если масса ВВ более 1кг, происходит сильное разрушение элементов конструкции как взрывателя, так и корпуса ВУ, сильный разброс фрагментов и частичное их сгорание, что может приводить к уничтожению следов изготовления, установки и маскировки ВУ. Забегая вперед, следует отметить, что преступники, зная это выгодное для них "качество" взрыва, часто пренебрегают сокрытием своих следов как при изготовлении, так и при установке ВУ. Практика знает примеры обнаружения, изъятия и эффективного использования следов после обезвреживания ВУ.
  4. Эффективность анонимной или прямой угрозы взрыва из-за опасности серьезных последствий. Действительно, при анонимной угрозе взрыва школы, вокзала, банка или больницы власти вынуждены останавливать работу учреждения и проводить эвакуацию людей. Это вызывает серьезный общественный резонанс, крупные предприятия и банки несут убытки. Причиной этого является опасность гибели людей или разрушения важного (в том числе экологически опасного) объекта с одной стороны, и сложность поиска ВУ, с другой.
    Мировая практика борьбы с подобным видом преступлений имеет примеры, когда преступник не скрывает места установки мощного ВУ, но при этом снабжает его элементами необезвреживаемости (взрыв гостиницы в штате Огайо, США, 1988). Преступник предлагал назвать способ обезвреживания ВУ при выполнении его условий, в противном случае в заданное время (он его назвал) произойдет взрыв.
  5. Широкая (объемная) зона поражения взрывом. Зона поражения при взрыве определяется конструкцией ВУ и может иметь круговую и направленную зону поражения. Зона действия взрыва позволяет эффективно поражать или разрушать динамичные объекты (люди, транспорт и т.п.), а также производить разрушения на большой площади. Кроме того, взрывом могут поражаться объекты, находящиеся за различными преградами в зоне действия ударной волны и разлета осколков. Приведем пример соотношения зоны поражения при использовании огнестрельного оружия и ВУ.
    Для поражения человека в движущемся автомобиле из огнестрельного оружия необходимо положительное сочетание нескольких факторов: знать, на каком месте находится указанный человек; выбрать удобную огневую позицию для наблюдения, эффективного прицеливания и отхода после выстрела; наличие хороших условий видимости для эффективного прицеливания.
    Кроме того, траектория полета пули может иметь отклонения в силу метеорологических условий. Так, при стрельбе из снайперской винтовки СВД на дальность 300 метров при температуре воздуха 5 градусов С и боковом ветре 5 м/с отклонение пули от точки прицеливания будет достигать по высоте 0, 3 м, по направлению 1,2 м. Если же цель движется, то суммарное отклонение пули из-за технического рассеивания и ошибок в прицеливании будет значительно больше.
    При использовании фугаса из тротила массой 4 кг (для сравнения - масса заряда ВВ близка к массе винтовки СВД) зона поражения ударной волной будет достигать 4-6 метров в диаметре. За счет применения осколков зона поражения может быть увеличена в несколько раз.
  6. Заблаговременная подготовка взрыва. ВУ чаще всего в преступных целях может использоваться как боеприпас "ждущего" режима. Выбор выгодного по месту взрыва участка местности или объекта (участки дорог, газо- и нефтепроводов, жилые и производственные помещения и т.п.) и заблаговременная установка и маскировка взрывного устройства позволяет: заминировать объект до прибытия на него охраны (оцепления), сопровождающей важную персону, общественно-политическую акцию и другие мероприятия; подготавливать несколько мест установки ВУ в наиболее вероятных местах движения объекта поражения.
  7. Управление взрывом на расстоянии в условиях как визуального контакта с объектом поражения, так и без такового. Визуальный контакт с использованием оптических средств наблюдения с объектом поражения может достигать по дальности нескольких километров, что обеспечивает скрытность действий преступников. Подача сигнала на взрыв в таких случаях обеспечивается радиолинией с высоким уровнем помехозащищенности и дальности приема радиосигнала. Без визуального контакта с объектом поражения преступниками могут быть использованы различные каналы связи (по телефону, сигналами наблюдателей, с использованием каналов общественного телевещания в режиме прямой трансляции и др.).

С другой стороны, природа и характер протекания взрыва создают дополнительные сложности, заставляющие преступника действовать по "нежелательной" для него схеме (сильное демаскирующее действие взрыва; опасность близкого контакта с объектом поражения в момент взрыва; высокая степень опасности изготовления самодельного ВУ, нежелательное попадание в зону поражения взрывом посторонних лиц и т.п.).

Таким образом, преступления, связанные с применением ВУ, отличаются подготовленностью замысла и конкретных действий. Указанные преступления достаточно специфичны в реализации своей объективной и субъективной стороны, которые выражаются в многообразии конструкций ВУ, уровней их изготовления и способов применения.

Данные о личности преступника дополняют специфику содержательной стороны при анализе преступлений. Личность преступника всегда рассматривалась в качестве комплексной проблемы и в силу этого становилась объектом исследования и теоретического осмысления ряда отраслей юридического знания: криминологии, уголовного права, судебной психиатрии, уголовно-исполнительного права и др.

Существует определенная зависимость между определенными свойствами и качествами личности преступника и избранным им способом совершения преступления, в особенности это касается применения взрывных устройств. На основе вышеуказанных соображений, суммируя собранные сведения о личности преступников, можно представить их в форме совокупности сведений, имеющих криминалистическое значение.

Как показывает практика, женщины совершают рассматриваемые нами виды преступлений весьма редко. Хотя в отечественной и международной практике известно достаточно случаев участия женщин в террористических актах. Известный криминолог из Германии Гентиг, работая в этой области, пришел к выводу о том, "…что женщины более упорны и жестоки и не так легко сдаются, как мужчины. Они, например, скорее выступают за то, чтобы убивать заложников по причинам безопасности".

В ходе расследования, кроме мотива преступления, нас всегда интересуют навыки и объем знаний таких людей в области взрывного дела.

Проведенный анализ показывает, что в России на сегодняшний день из числа мужского населения в возрасте от 20 до 45 лет около четверти миллиона потенциальных взрывников, знакомых с основами взрывного дела и способных изготовить простейшее взрывное устройство (ВУ) с использованием огневого или электрического способа взрывания. Около тридцати тысяч имеют достаточно глубокие познания в способах минирования и разминирования, использования взрывателей различной конструкции и принципа действия. Не менее десяти тысяч человек являются профессионалами ведения взрывных работ и организации минной войны.

Для криминалистики обобщение и анализ данных о личности преступника имеют значение постольку, поскольку позволяют сделать вывод о таких зависимостях, знание которых способствует установлению личности виновного. Анализ личности преступника может быть выражен с использованием принципов типологии.

Следует согласиться с Резником Г.М., что "типология предполагает прежде всего выделение главного в объекте исследования. Именно сущностный характер отличает типологию от классификации, которая может проводиться по любому присущему какой-то группе явлений признаку. Определение того, что является существенным, отграничение существенного от менее существенного - одна из наиболее сложных познавательных задач". Криминологическая типология личности преступника должна служить обеспечению раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Мы попытались обрисовать четыре типа личности преступника, использующего взрывные устройства в ходе совершения преступлений террористической направленности. Эти типы представляют собой модели определенного уровня абстракции, на уровне же их конкретного проявления в реальной жизни, естественно, возможны различные смешанные варианты и другие модификации. При раскрытии содержания построенных нами типов мы пытались отразить такие свойства и черты личности, как возраст, образование, преступное прошлое, специфика средств, которыми пользуется преступник, их количество и сочетание, отношение к содеянному, характер поведения на предварительном следствии.

Не переоценивая познавательного значения предлагаемых типов, следует подчеркнуть, что они отражают связи и зависимости между особенностями личности преступника и локализацией следов преступления, а также с другими видами преступной деятельности. Итак, перейдем к описанию выделенных типов.

"Подросток" - это несовершеннолетние люди, особенности поведения которых определяются противоречивостью их возрастного положения: с одной стороны, это уже не дети, а с другой,- еще не взрослые. Для подростков особую остроту представляет проблема самоутверждения. Их повышенный энергетический потенциал нередко находится в противоречии с ограниченными возможностями его реализации в силу недостаточной образовательной, профессиональной и социальной подготовки, а следовательно, низкого и неопределенного социального статуса.

Как правило, подростки изготавливают простейшие ВУ с использованием пороха, спичечной зажигательной массы и доступных пиротехнических составов или соединений. В этом возрасте проявляется живой юношеский интерес к конструированию и экспериментированию, в том числе и взрывчатых веществ на основе простейших химико-физических соединений. Подчас объектами таких экспериментов становятся прохожие, киоски и магазины, танцевальные и спортивные площадки - места скопления молодежи. Об участии подростков в осуществлении взрыва могут свидетельствовать отсутствие целеустремленной, продуманной подготовки к преступлению; отсутствие профессиональных и преступных навыков; непринятие мер к сокрытию преступления; совершение на месте происшествия озорных и циничных действий.

"Рецидивист-уголовник" (название, разумеется, не самое удачное, но нам хотелось отразить в нем связь рассматриваемого типа с преступной средой и ее социальными нормами - субкультурой). Категория таких лиц особая и требует специального внимания. Возраст лиц этой группы колеблется весьма широко (мужчина в возрасте от 20 до 50 лет). Образование преступника - неполное среднее и среднее, очень часто он нигде не работает, принимает меры к сокрытию своей деятельности. Ранее совершенные преступления обычно являются насильственными, а также связанными с применением оружия. Наиболее часто применяются штатные боеприпасы, возможно применение простейших самодельных ВУ. В ходе расследования следователь должен учитывать наличие преступных навыков у этих лиц: они всячески стремятся избежать разоблачения, направить следствие в ложном направлении.

"Военнослужащий", выполняющий преступление на заказ, или "потенциальный взрывник" - лица, проходящие военную службу в настоящее время либо служившие ранее в инженерно-саперных войсках, в Афганистане, в "горячих точках", а также служившие в спец. подразделениях КГБ, ФСБ, ГРУ и др. Данная группа лиц обычно имеет прошлое, связанное с изучением ВУ, их возраст колеблется в пределах от 20 до 60 лет. Диапазон образования очень широк - от неполного среднего (солдаты и сержанты срочной службы) до высшего (специалисты, инструкторы "Спецназа"), зачастую исследуемый тип имеет постоянную работу, нередко не связанную с его навыками, о своем прошлом в широких кругах не распространяется. Преступник указанного типа, как правило, ранее в сферу внимания правоохранительных органов не попадал, не судим. При проведении расследования необходимо учитывать, что "специалист" из подразделений специального назначения имеет высокую психологическую устойчивость, знаком с методами работы оперативно-следственных подразделений, возможно, сам занимался агентурной работой и владеет навыками психологического воздействия на противника. Причастность к тому или иному взрыву "специалиста" устанавливается по целому ряду объективных признаков, включающих в себя набор приемов и навыков минирования, известных только специалистам какой-либо из областей минно-взрывного дела.

"Инженер" - возраст данной группы составляет 22 - 60 лет, образование высшее, специальное, связанное с технологией взрыва в промышленности. К этой категории лиц относятся инженеры, мастера-взрывники, руководители взрывных работ и другие специалисты, осуществляющие взрывы при добыче полезных ископаемых, разработке грунтов, в металлургии и строительстве. В эту же группу входят специалисты в области электроники, способные конструировать взрыватели самой разной степени сложности, а также приспосабливать для этого современную бытовую технику. Действия указанных специалистов при изготовлении ВУ и подготовке его взрыва отличаются отточенностью и культурой типовых приемов сборки ВУ, особенностью функционирования ВУ на объекте поражения (высокий уровень обеспечения безопасности). Достаточно часто такие "инженеры" изготавливают взрывные устройства на заказ, и практически никогда не устанавливают их на объекте поражения.

Разумеется, приведенные выше данные о личности преступника имеют относительное значение. Они являются основными лишь для одной из возможных версий и должны оцениваться в совокупности с другими обстоятельствами совершения преступления.

Таким образом, представленный анализ отражает характер реализации криминалистической взрывотехники в правовом поле, а также при изучении механизмов, мотивов и особенностей совершения преступлений, связанных с применением ВВ и ВУ.