Механизм преступлений, связанных с применением взрывных устройств

Изучение преступлений, способов их совершения, обстоятельств, способствующих или препятствующих его совершению, выступает тем необходимым условием, которое сделало возможным разработку средств и методов борьбы с преступностью.

Как всякая система, механизм преступления формируется и функционирует под воздействием определенных закономерностей. Далеко не все они могут быть отнесены к предмету криминалистики. Так, закономерности, связанные с формированием преступного замысла и поведения преступников - это предмет криминологии, закономерности поведения участников преступления - область юридической психологии и т.п. В соответствии со сложившейся юридической системой взглядов, к предмету криминалистики относятся закономерности: 1) возникновения и развития связей и отношений внутри механизма преступления; 2) формирования и реализации способа преступления; 3) возникновения и течения, связанных с преступлением явлений, имеющих значение для следственной, судебной, оперативно-розыскной и экспертной практики.

В этой достаточно широкой области предмета механизма преступления мы выделили круг тех закономерностей, которые отражают особенности и характер преступлений, связанных с применением ВУ. Это закономерности, связанные с объектами поражения взрывом и следами его подготовки и осуществления.

Применительно к предмету криминалистической взрывотехники указанные закономерности можно разделить на три группы:

  • Закономерности, изучаемые естественными науками, на которых базируется прикладная разработка проблемы: теория взрыва и явлений, связанных с ним (физика взрыва, материаловедение, медицина и др.).
  • Закономерности на стыках криминалистики и естественных наук. В эту область входят закономерности следообразования при подготовке и осуществлении взрыва (физико-химический состав следов продуктов взрыва, способы и особенности изготовления ВВ и ВУ). Эти закономерности черпаются из теоретических основ базовых наук, связанных со взрывом, но выражаются в решении криминалистических задач.
  • Собственно криминалистические закономерности (природа следов и характер их образования для решения идентификационных задач).

2.1. Историческая справка о создании и развитии взрывных устройств и отношение к ним в отечественной правоохранительной деятельности

Создание взрывных устройств стало возможным с открытием взрывчатых веществ. Исторически первым видом ВВ, открытым человеком и длительное время использующим его в военных и иных целях, явился дымный порох.

Точную дату его появления историки не называют. Он известен был с древности. Многие исследователи считают, что секретом приготовления пороха первыми овладели народы Древнего Востока, в частности, Китая и Индии. До сих пор не утихает спор о том, кому принадлежит первенство в открытии пороха: Индии или Китаю. Ряд современных исследователей склоняется к выводу, что рецепт изготовления пороха попал в Китай в 1 веке нашей эры из Индии, а не наоборот. Другие утверждают, что порох был известен в Китае и Индии еще до распространения его на Ближнем Востоке и в Европе, что он не является продуктом творчества одного человека и возник в результате исканий и изобретательства многих народов в течение многих веков, что приоритет открытия первого состава, обладающего взрывчатыми и метательными свойствами, принадлежит Китаю. Настоящий взрывчатый состав - селитросероугольный порох, по одним сведениям, был принесен в 1 веке нашей эры маврами в Испанию, по другим - в это же время греками в Константинополь. Однако несомненно одно: порох в Европе стал известен и получил применение гораздо позже, чем в станах Древнего Востока. Английские исследователи изобретение пороха связывают с именем Роджера Бекона (1267г.), немецкие, - Бертольда Шварца (1354г.), хотя самым старым европейским сочинением, описавшим порох, была "Книга об уничтожении противника огнем", написанная Марком Греком около 1250 г. Наиболее предпочтительной представляется версия о том, что порох попал в Европу от арабов. А.И. Иволгин в этой связи отмечает: "Знакомство европейцев с порохом шло по линии, так сказать, теоретической и в ходе боевых действий. Первыми испытали на себе действие огнестрельного оружия арабов в 7-8 веках испанцы. В этот период знакомство их с порохом переходит в умение его изготавливать". Однако порох в течение длительного времени не имел боевого применения. Вначале его использовали как зажигательное вещество, а позднее взрывчатое и метательное. О том, что порох в боевых целях впервые стал применяться в качестве зажигательного и разрушительного (взрывчатого) средства, свидетельствуют многие источники. Например, общеизвестно, что уже в древние времена делали подкопы под крепостные стены с целью их разрушения с помощью взрывчатых составов (порохов). В этой связи представляется спорным утверждение А.И. Иволгина о том, что "появление артиллерии привело к применению траншей и подземно-минной борьбы, чтобы приблизиться к укрепленному городу или крепости, вооруженной огнестрельным оружием". Многие исторические факты однозначно указывают на применение взрывчатых составов для разрушения крепостных стен еще задолго до появления огнестрельного оружия. Есть все основания считать применявшиеся в древности для подрыва крепостных стен взрывчатые составы прообразом (или первейшим вариантом) дымного пороха.

В процессе длительного эволюционного развития была получена рецептура, близкая к дымному пороху. Отсюда вполне логичен вывод: изобретение пороха положило начало подземно-минному (взрывному) делу, а последнее ознаменовало создание оружия взрывного действия - взрывных устройств и боеприпасов.

В становлении и развитии взрывных устройств (боеприпасов) необходимо выделить как минимум два этапа, которые условно можно назвать пороховым и бризантным.

Пороховой этап в развитии взрывных устройств (боеприпасов) длился до середины 19 века: до момента появления первых бризантных ВВ. Историки называют различные даты первого применения в Европе дымного пороха в подземных минах: 1439 г., 1453 г., 1487 г. С этого времени пороховые мины начали активно использоваться армиями различных стран при осаде городов и крепостей, в частности при осаде Милана (1515 г.), Радоса (1551 г.), Казани (1552 г.), Кагора (1580 г.) и др.

Пороховые мины того времени представляли собой полевые фугасы, послужившие прототипом современных объектных мин. Изготавливались они самодельным способом минерами-саперами непосредственно на месте планируемого взрыва. Заводским способом мины стали выпускаться лишь в конце 19 века.

С конца 18 века (1769 г.) стали применяться сплавные (плавучие) пороховые мины, положившие начало морским минам.

Появление мин обусловило возникновение в войсках специальных подразделений. В России первая минерная рота была основана в 1702 году. В 1712 г. указом Петра 1 официально закреплялось название "минер" и вводился штат минерной роты. С 1844 года минерные роты получили название саперных.

В пороховых минах средства взрывания как конструктивные элементы отсутствовали, их роль выполняли "пороховые дорожки". Первыми примитивными вариантами конструктивного оформления "пороховых дорожек" явились: соломинки или бумажные трубки, наполненные порохом; пороховые стопины из волокон тростника либо других материалов, обмазанные пороховым тестом; стопины из хлопчатобумажных нитей, пропитанных селитрой и обсыпанных снаружи пороховой мякотью; сосисы (матерчатые или кожаные трубы, набитые порохом).

Первое, более совершенное средство взрывания, которое до сих пор используется, было предложено У. Бикфордом в 1831 году. Начиная со второй половины 19 века бикфордов (огнепроводный) шнур широко используется в практике взрывных работ.

При осаде и защите крепостей наряду с минами в 16 веке начали применять ручные пороховые гранаты. С 17 века они использовались в полевом бою. Их метание производили специально подобранные солдаты - гренадеры.

Накопившийся к 17 веку опыт применения в боевых действиях пороховых мин и ручных гранат позволил начать научную разработку теории взрывного дела (О. Михайлов, С. Вобан и др.). Активно велись также научные разработки по выяснению химической и физической сущности взрыва (М.В. Ломоносов, В.М. Севергин и др.). Так, фундаментальные открытия М.В. Ломоносова в химии положили начало созданию новых мощных ВВ: мешлинита (1771 г.), нитробензола (1834 г.), нитронафталина (1836 г.), нитроглицерина (1846 г.). В 1812 году русским ученым П.Л. Шилингом впервые был осуществлен взрыв порохового фугаса электрическим способом. В специальной литературе того времени подробно описывается воспламенение пороха раскаленной проволокой или электрической дугой. Это изобретение было толчком к созданию электрического способа взрывания и к конструктивному исполнению электровоспламенителей, изолированных проводов и гальванических источников тока.

Первая подрывная машинка на принципе вращения сердечника в магнитном поле была создана в России в 1842 году академиком Б.С. Якоби. Указанные машинки, кроме того, позволяли проверять проводимость электроцепей. Подрывная машинка Б.С. Якоби нашла широкое применение в саперных батальонах в войне на Кавказе. В 1849 году Б.С. Якоби был создан электрический запал с легковоспламеняющимся порошком на нити накала. Это новшество позволило взрывать заряды на расстоянии более 3 км.

Несколько столетий черный порох оставался единственным взрывчатым веществом, которое применялось для взрывных работ. В 1788 году французский ученый К.-Л Бертолле предложил новый состав пороха на основе хлоратов калия (бертолетова соль) с бризантными свойствами. В 1799 году английский химик Э. Говард открыл гремучую ртуть. Эти взрывчатые составы не получили применения в силу их крайней опасности, возникающей при работе с ними. Позже указанные химические соединения вошли в состав капсюлей-детонаторов.

Дальнейшие работы К.-Л Бертолле положили начало ударно-огневому способу взрывания. В 1807 году была получена смесь, воспламеняющаяся от удара курка оружия. Появившись сначала как средство воспламенения в ручном огнестрельном оружии, капсюли-воспламенители находят затем применение в артиллерии, и впоследствии в минно-подрывном деле.

В 1863 году инженером А. Нобелем был открыт динамит. В горной промышленности Европы, а затем и всего мира динамит находит все более широкое применение для разрушения крепких горных пород. Динамит в несколько раз мощнее пороха, не боится сырости, удобен в применении. Создание динамита, а в 1867 году - аммонитов, открытие явления детонации (мгновенного горения) является поворотным пунктом в истории взрывчатых веществ, положившим начало бурному развитию бризантных взрывчатых веществ.

К моменту освоения во взрывном деле новых видов ВВ был накоплен большой практический и теоретический материал, послуживший основой для дальнейшего бурного развития взрывных устройств и боеприпасов.

Бризантный этап в развитии взрывных устройств (боеприпасов) берет свое начало с конца 1860-х годов, когда было освоено промышленное производство бризантного ВВ - динамита и капсюля-детонатора (1867 г.). Этому предшествовало открытие инициирующих ВВ: бертолетовой соли и гремучей ртути.

Изобретению динамита способствовали работы А. Собреро и В.Ф. Петрушевского. В 1867 г. А. Нобель получил поддающееся патронированию, технологичное и относительно безопасное ВВ - гурдинамит, положивший начало широкому распространению этого типа ВВ в различных странах. В этом же году начался выпуск изобретенного также А. Нобелем капсюля-детонатора (КД) на основе гремучей ртути. Позднее стали изготавливаться комбинированные КД, в которых значительную часть гремучей ртути заменяли тротилом. В начале 20 века были разработаны КД, содержащие азид свинца, а позднее - ТНРС.

Открытие динамита и создание капсюля-детонатора вызвали техническую революцию во взрывном деле. В это время открывается много новых ВВ, детонация ряда из которых была возможна лишь от капсюля детонатора. Например, появились такие новые индивидуальные ВВ, как тротил (1863 г.), тетрил (1887 г.), азид свинца (1890 г.), ТЭН (1894 г.), гексоген (1897 г.) и др. В 1879 году был создан детонирующий шнур, широко используемый во взрывном деле.

В названный период времени создаются также смесевые ВВ. Наиболее известное из них - аммонит, представляющий собой взрывчатую смесь аммиачной селитры с нитросоединениями (тротилом, гексогеном и др.). Во многих странах смеси амиачной селитры с тротилом нашли широкое применение не только в производстве взрывных работ, но и в снаряжении боеприпасов (аммотолы).

Зарождение теории расчета мощности взрыва и оценки его действия относится к началу 17 века. Фундаментальные исследования проводились в Англии, Германии, России и Франции. Во второй половине 19 века теория взрыва начинает приобретать очертания, близкие к современным. Появились новые понятия: детонация, ударные волны, инициирование, кумуляция и др. Развитие основ расчета физических параметров взрыва позволило управлять процессом взрыва.

Таким образом, к концу 19 и началу 20 века было открыто подавляющее большинство известных сегодня бризантных ВВ, которые полностью вытеснили дымный порох, ранее применявшийся для снаряжения ВУ и боеприпасов. В начале 20 века началось широкое освоение промышленного выпуска ВУ и боеприпасов с зарядами бризантных ВВ. В настоящее время ВУ и боеприпасы имеют очень широкую номенклатуру и отличаются большим конструктивным многообразием.

Однако ВУ (боеприпасы) используются не только в военных и народнохозяйственных целях, но и в преступных. В силу своих специфических свойств они представляют собой источники повышенной общественной опасности. Поэтому государство вынуждено было в действующем законодательстве предусмотреть целую систему правовых норм, принимаемых для предотвращения опасности, которая могла возникнуть при ненадлежащем обращении с ВУ (боеприпасами) или в результате их использования в преступных целях, т.е. в качестве орудий совершения преступлений. Это привело к необходимости изучать ВУ и связанные с ними правоотношения в рамках уголовного права и криминалистики.

В России одна из первых попыток введения ответственности за хранение пороха (как конструктивного признака ВУ и боеприпасов) более дозволенного срока предусматривалась в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, от 1864 г. Последние десятилетия 19 века в России были отмечены неоднократным применением (главным образом в политических целях) взрывных устройств для совершения террористических актов. Правительство ответило суровыми мерами, в 1878 году дела о политическом терроризме были переданы из гражданских судов в военные, в это же время (сентябрь 1878 г.) была организована сыскная полиция, объектами ее внимания становятся революционные и боевые организации. В апреле 1879 года (после покушения А.К. Соловьева на Александра II) в крупных городах России были учреждены генерал-губернаторства с получением чрезвычайных полномочий (аресты, предания суду, закрытие изданий и др.). После взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года, организованного С. Халтуриным, 12 февраля была создана Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия. Указанная комиссия была наделена исключительными полномочиями.

После смерти Александра II (убит 1 марта 1881 г. в результате террористического акта) 3 апреля 1881 г. пятеро народовольцев были публично повешены. Борьба с террористами становится жестче. В 1882 году реорганизован политический розыск в России. Система политического сыска в России по признанию современников была одной из самых сильных в Европе. Достаточно напомнить, что практически все преступления, связанные со взрывом, в России были раскрыты. К 1883 г. был фактически разгромлен Исполнительный комитет и провалена военная организация "Народной воли", осуществившей целый ряд террористических взрывов. В марте 1881 года, помимо официальных полицейских органов, возникла конспиративная общественная организация для защиты императора и борьбы с революционным террором - "Священная дружина". Она была создана с ведома Александра III и объединяла более 700 представителей высшей знати. При помощи собственной агентуры "Дружина" дезорганизовывала действия революционных организаций "изнутри".

В начале 20 века Россия неожиданно вышла в "лидеры" среди многих стран по числу террористических взрывов. Боевые организации эссеров, руководя революционным террором, осуществили в течение 1903 - 1907 года в разных городах России несколько десятков взрывов. Из высших царских чиновников, на кого покушались эссеры, можно назвать министров внутренних дел Плеве и Дубасова, московского градоначальника графа Шувалова, премьер-министра Столыпина (взорвана дача на Аптекарском острове, погибли более тридцати человек). Были убиты несколько провинциальных генерал-губернаторов, петербургский градоначальник В. фон дер Лауниц, а также генерал Мин, подавлявший московское восстание. Левые (и частично правые) террористы беспрерывно убивали и калечили гражданских чиновников, депутатов Государственной думы, банковских служащих, офицеров… Эссеровские бомбы взрывались в руках у боевиков посреди густой толпы, не раз террористы убивали посторонних людей. Тактику индивидуального террора с применением взрывных устройств подхватили вновь образованные партии - черносотенские и анархистские организации.

Бомбы начала прошлого столетия были достаточно опасны как в изготовлении, так и в применении. Сначала взрывалась гремучая смесь, а от нее детонировал основной динамитный заряд. Чтобы взорвать гремучую смесь, нужно было зажечь смесь бертолетовой соли с сахаром. В качестве средства взрывания использовалась тонкая стеклянная трубка с серной кислотой. Когда бомбу бросали к цели, трубка разбивалась и кислота воспламеняла бертолетову соль. Истории известны случаи взрывов самих террористов и их лабораторий. Когда в одном из помещений петербургского "Бристоля" взорвалась подпольная эссеровская лаборатория, вспоминали современники, то Вознесенский проспект во всю ширину был завален обломками здания, была сорвана чугунная ограда Исаакиевского собора.

Для "бомбистов" того времени законом были предусмотрены достаточно суровые наказания: за участие в террористическом акте - смертная казнь (в период ее отмены - каторжные работы).

Советским законодательством уголовная ответственность за незаконное владение боеприпасами была установлена не сразу. В принятых в 1922 г. и 1926 г. уголовных кодексах (соответственно ст. 220 и ст. 182) речь шла лишь об огнестрельном оружии. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 марта 1933 года "Об изменении ст. 182 Уголовного кодекса" она дополнялась, и ч.1 была сформулирована в следующей редакции: "Изготовление, хранение, покупка и сбыт взрывчатых веществ и снарядов, а равно огнестрельного (кроме охотничьего) оружия без надлежащего разрешения влечет за собой лишение свободы на срок до 5 лет с конфискацией названых веществ, снарядов и оружия".

Поскольку термин "снаряды" не отражал существа вкладываемого в него понятия и вызывал разноречивые толкования, в УК 1960 г. и новых УК союзных республик был введен термин "боевые припасы" (боеприпасы). В ст. 218 этого кодекса говорилось: "Ношение, хранение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов или ВВ без соответствующего разрешения".

В действующем с 1 января 1997 года Уголовном кодексе Российской Федерации вводится понятие "взрывное устройство" в качестве самостоятельного предмета преступления, конструктивного признака его состава (например, ст. 222, 223,224, 225,226 УК РФ).

С указанного времени взрывные устройства (ВУ) рассматриваются не только как орудие совершения преступления, но и в качестве самостоятельного предмета преступления.

В настоящее время в Российской Федерации сложилась система нормативно-правовых актов, регулирующих оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Содержание и регламентация правоотношений в этой области регулируются конкретными правовыми нормами и подзаконными актами. К ним можно отнести закон "Об оружии", ряд статей Уголовного Кодекса Российской Федерации (ст. 162 ч.2; 188 ч.2; 205 ч.2; 206 ч.2; 208; 209; 212 ч.1; 213 ч.3; 222-227), Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (ст. 68; 69; 78-82; 133), кодекса об административных правонарушениях РФ (ст. 159, 172-175), Закон РСФСР "О милиции", Законы РФ " О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", постановления Пленума Верховного суда РФ, Указы Президента РФ, Постановления Верховного Совета РФ, Постановления и распоряжения совета министров - Правительства РФ, а также ведомственные приказы, инструкции и распоряжения непосредственно на предметы, относимые к категории огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств конкретным нормативным актом.

Современная зарубежная правоохранительная практика в отношении оборота взрывчатых веществ, средств взрывания и боеприпасов к огнестрельному оружию достаточно полярна. Если в странах Востока и Азии практически полностью запрещен оборот у населения любого оружия и боеприпасов (например, в Китае запрещено в свободном обороте у населения любое огнестрельное охотничье и спортивное оружие), то в станах Запада близкого подхода нет. Так, в США, Канаде, Австралии и ряде других стран приобрести взрывчатые вещества и средства взрывания к ним может в специализированных магазинах любой взрослый гражданин страны. Для этого необходимо иметь смету и ряд проектных документов организации, которая будет проводить взрывные работы по заказу клиента (отрывка котлованов, разрушение старого фундамента и т.п.). В то же время в ряде таких западных стран, как Великобритания, Германия, Италия существуют достаточно жесткие ограничения по обороту взрывчатых веществ, относящихся к категории боевых, исключения составляют пиротехнические средства.

Анализ статистики криминальных взрывов в указанных западных странах не позволяет сделать категоричных выводов в отношении доступности для населения взрывчатых веществ и уровня преступлений, связанных с применением взрывных устройств. На первом месте по числу криминальных взрывов (статистика за 1985 - 1995 годы) в пересчете на плотность населения находятся США - один взрыв на 130 тыс. человек в год, и Великобритания - один взрыв на 146 тыс. чел. без учета взрывов в Северной Ирландии (для сравнения в России в 1999 году - 1 взрыв на 166 тыс. человек в год). И это страны, имеющие практически близкие по степени наказания законы в отношении преступлений с использованием взрывчатых веществ, но существенно разные подходы в ограничении оборота взрывчатых веществ и средств взрывания. Западные специалисты отмечают такие факты, что в Великобритании применяются главным образом самодельные или контрабандные взрывчатые вещества, а в США на 60% промышленного изготовления.

Вдумчивый читатель обратил внимание на представленные цифры и сделал некоторые выводы, например, что полное ограничение оборота взрывчатых веществ у населения не окажет существенного влияния на снижение числа криминальных взрывов. Почему?

Есть несколько причин, общих для западных стран и России:

  • Технический уровень развития наших стран, в том числе и в сфере взрывной промышленности, а также образование части населения в области химии и физики, позволяют производить самодельные взрывчатые вещества из доступных, недефицитных материалов с применением кустарных технологий.
  • Привлечение большого количества мужского населения к военной службе (в том числе к участию в военных конфликтах) целенаправленно ведет к обучению молодых людей обращению с минно-взрывными средствами, тактикой и способами применения взрывных устройств и боеприпасов.
  • Взрывчатые вещества и средства взрывания в том виде, как они производятся, известны человечеству больше века, но всплеск криминальных, в том числе террористических взрывов, приходится на последнее десятилетие ХХ века и начало нынешнего века. Это время отмечено появлением целого арсенала бытовой техники двойного назначения. Второе (криминальное) назначение такой техники, как радиотелефоны, электронные таймеры, акустические и световые реле, инерционные и оптические противоугонные системы и т.п., - это использование во взрывателях самодельных боеприпасов самых разнообразных конструкций и принципов работы. Указанная техника двойного назначения обладает хорошей надежностью, мобильностью и энергоемкостью. Специалистов в данной области достаточно как на Западе, так и в России.

Таким образом, развитие взрывной техники и степень владения ее технологиями как в России, так и в других странах неразрывно связаны с уровнем общего экономического и научного развития общества, его образованием, характером подготовки к военной службе, а также историческими традициями отношения к оружию.