Почему нами была выбрана эта фабула?

1) В фабуле поднимаются многочисленные актуальные проблемы, разрешение которых требует обращения к различным областям права (административное, конституционное, гражданско-процессуальное);

2) Ни одна из поставленных в фабуле проблем не имеет однозначного решения.

Ограничение свободы СМИ

“Отвечая на вопрос одного из журналистов, Злобин пояснил, что согласно позиции Вешнякова свобода СМИ должна быть ограничена в тех случаях, когда речь идет об обеспечении нормального физиологического и нравственного развития несовершеннолетних. Иванов <...> утверждал, что требование об ограничении времени показа телепрограммы не служит достижению ни одной из конституционно значимых целей и, следовательно, недопустимо умаляет свободу СМИ.”

Допустимо ли ограничение трансляции телепередачи “На страже любви”?

Ограничение трансляции телепередачи является ограничением свободы СМИ. При разрешении дела обязательной оценке подлежит соразмерность ограничения свободы СМИ общественно значимым целям (например, цели защиты нравственности и здоровья других лиц). Здесь следует учесть, что задача государства состоит в том, чтобы обеспечить баланс ценностей, не отдавая абсолютного предпочтения ни одной из них.

По мнению Иванова, ст. 37 Закона РФ «О средствах массовой информации»[2], вводящая ограничение на трансляцию телепрограмм эротического характера, противоречит ч.3 ст.55 Конституции РФ[3]. Вопрос же о соответствии федерального закона Конституции РФ подлежит рассмотрению Конституционным Судом РФ (ч.2 ст.125 Конституции РФ[4]). Однако необходимо учитывать, что права и свободы гарантированы не только Конституцией РФ, но и международными договорами. При этом права, гарантированные, например, Европейской Конвенцией по правам человека (далее - ЕКЧП), подлежат защите в первую очередь в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Следовательно, перед судом, рассматривающим данное дело, может быть поставлен вопрос о соответствии требований истца ч.2 ст.10 ЕКПЧ[5], гарантирующей право на свободу информации.

Согласно требованиям принципа предсказуемости правового регулирования (см. например, Постановление Европейского Суда по правам человека по делу “Таянко против России”, Постановление Конституционного Суда РФ № 11-П от 3 июня 2004 года) норма, ограничивающая права и свободы человека и гражданина, должна быть четкой и недвусмысленной. В тоже время, норма ст.37 Закона РФ “О средствах массовой информации” сформулирована с использованием понятий, содержание которых в действующем законодательстве не раскрыто и в значительной степени зависит от субъективной оценки правоприменителя (например, “систематичность”, “эксплуатация интереса к сексу”). Из сказанного следует проблема недопустимости произвольного ограничения свободы СМИ.

Субъективная заинтересованность

“<...> По мнению Иванова, у Вешнякова отсутствует юридическая заинтересованность, поскольку Вешняков не является несовершеннолетним. Более того, в своем интервью газете “Мир” от 01.12.2010 Вешняков заявлял, что “никогда не смотрел телепрограмму “На страже любви” по принципиальным соображениям. Поэтому обращение Вешнякова в суд бессмысленно, так как даже если суд найдет нарушение ст.37 Закона РФ “О средствах массовой информации”, в удовлетворении его требований все равно будет отказано.”

Вправе ли Вешняков требовать ограничения трансляции телепрограммы “На страже любви”?

Запрет транслировать телепрограмму эротического характера по некодированным каналам связи в любое время суток, кроме ночного, содержится в нормативно-правовом акте, и, соответственно, установлен в пользу неопределенного круга лиц. В связи с этим, наличие у Вешнякова субъективной заинтересованности может быть обосновано нарушением установленной законом нормы права.

В то же время, если предположить, что норма ст. 37 Федерального закона “О средствах массовой информации”, направлена только на защиту несовершеннолетних, то с учетом положения ст. 23 Федерального закона “Об основных гарантиях прав ребенка в РФ”[6] правом на обращение в суд с иском в защиту прав несовершеннолетнего обладают его родители (лица, их заменяющие).

Компетенция суда

“<...> Только уполномоченный орган исполнительной власти компетентен решать вопрос об отнесении той или иной телепередачи к СМИ, специализирующимся на сообщениях и материалах эротического характера. Следовательно, рассмотрение этого вопроса в суде, по крайней мере в порядке искового производства, невозможно.”