В XVIII-XIX вв. зарождается и специализированная отрасль психолого-юридических знаний – криминальная, а затем более широко – судебная, а в последствии – юридическая психология

Наиболее интенсивно судебная психология развивалась в Германии. Здесь впервые широко стал осуществляться эмпирический синтез фактов, касающихся психологии преступного поведения, психологии личности преступника и психологии свидетельских показаний.

Первоначально судебная психология не всегда отграничивалась от судебной психиатрии. Однако в конце XIX века на передний план начинают выдвигаться собственно психологические аспекты уголовного судопроизводства.

В конце XIX века вместе с формированием криминалистики окончательно формируется и криминальная психология. Основоположник криминалистики Ганс Гросс создает фундаментальный труд «Криминальная психология».

Уже Г. Гросс правильно рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии. Чтобы знать правила, которые руководят психическими процессами в судебной деятельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта последняя занимается всеми психическими факторами, которые могут идти в расчет при установлении и обсуждении преступления.

В «Криминальной психологии» Г. Гросс использовал обширный материал из области экспериментальной психологии (исследования В. Вундта, Г. Эббингауза, Г. Рибо, А. Бине и др.) и показал его значение для криминалистики.

Многие ученые-психологи этого времени прослеживали проявление общепсихологических элементов в сфере юридической практики. Так, в книге А. Бине «Внушаемость» в отдельной главе рассматривается влияние внушения на свидетельские показания.

Немецкий психолог Вильям Штерн осуществил ряд экспериментов по психологии свидетельских показаний. В сотрудничестве с Гроссом Штерн издавал журнал «Доклады по психологии показаний» (Лейпциг, 1903-1906 гг).

Известный немецкий психолог, основатель гештальтпсихологии, Макс Вертхеймер проводил в начале текущего столетия обширные исследования (с привлечением других крупных психологов) по «диагностике ложных показаний».

Интерес к причинам и механизмам криминального поведения привел к возникновению во второй половине XIX века антропологической школы права. Основателем этой школы был известный итальянский психиатр и криминолог Чезаре Ломброзо (1835-1909), проявивший биологизаторский уклон в трактовке детерминированности, причинной обусловленности человеческого поведения. Антропологическая школа права возникла на волне повышенного интереса юристов к природе человеческого поведения.

В конце XIX века расширяются социологические и психологические представления о сущности преступного поведения. Причины преступности начинают интересовать ведущих социологов и психологов – Габриэля Тарда, Эмиля Дюркгейма, Макса Вебера, Л. Леви-Брюля и др. В XX веке интерес к проблемам юридической психологии возрос в 50- 60-х годах.

В это время на западе издаются фундаментальные исследования: Р. Луваж «Психология и преступность» (Гамбург, 1956); Г. Тох «Правовая и криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961); О. Абрахамсон «Криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961) и др.

Развитие отечественной юридической психологии

В России в первой половине XIX в. предпринимаются попытки обоснования отдельных уголовно-правовых позиций психологическими знаниями. В 1806-1812 годах в московском университете читался курс «Уголовной психологии».

В 1874 г. в Казани публикуется первая монография по судебной психологии – «Очерки судебной психологии». Ее автор – психиатр А.А. Фрезе – считал, что предметом судебной психологии является «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни».

Судебные реформы 60-х годов прошлого столетия, демократизация общественной жизни, всплеск прогрессивных тенденций в общественном сознании изменили психологию общественного правосознания. После многовекового застоя стало модернизироваться правовое мировоззрение общества. В судопроизводстве утвердился принцип независимости и несменяемости судей, была установлена подсудность всего населения без каких-либо исключений, предварительное следствие было отделено от полицейского сыска и от прокуратуры, утвердилась состязательность судебного процесса, стороны обвинения и защиты были уравнены в правах. Был учрежден демократический институт суда присяжных, была создана независимая от государства свободная адвокатура. В новом суде на всю страну зазвучали блестящие, преисполненные высокого гуманизма речи выдающихся судебных ораторов – Кони, Плевако, Урусова, Спасовича и других. Закончился трехсотлетний период (со времени отмены псковского веча в XVI веке) мрачный период судебного произвола, не знавшего гласности и состязательности сторон. В обществе возвысились честные и талантливые судебные деятели, утверждавшие высокие принципы гражданственности.

Идет 1880 год. Еще только разгорается полемика между антропологической и социологической криминологическими школами, а Ф.Н. Плевако уже успешно преодолевает односторонность обоих направлений. (Процесс по делу Прасковьи Качки).

Плевако приглашен в качестве защитника по делу о массовых беспорядках на Коншинской мануфактуре. Конец XIX века. Социальные психологи и социологи только приступили к исследованию психологии группового поведения.

А.Ф. Кони читал курс лекций «О преступных типах», издал ряд содержательных работ по судебной психологии. А.Ф. Кони призывал ввести в преподавание на юридическом факультете курсов психологии и психопатологии.