Психологические аспекты деятельности адвоката в гражданском судопроизводстве

Выступая по гражданскому делу, адвокат оказывает своей стороне юридическую помощь. Основное внимание он уделяет допустимости доказательств, аналогии закона и аналогии права, правоте своего доверия, обоснованию необходимости вынесения решения суда в его пользу. Адвокат защищает права и охраняемые законом интересы своего доверителя. С этой целью он оценивает доказательства, обосновывает доказанность или недоказанность соответствующих фактов, возможность применения соответствующих правовых норм. В гражданском судопроизводстве возможно участие адвоката в деле и в отсутствии доверителя. В отличие от уголовного процесса, позиция адвоката и его доверителя полностью совпадает, доверитель определяет позицию для своего представителя.

Может ли адвокат выступать в гражданском процессе в поддержку своего доверителя, не будучи уверенным в его правоте, имея сомнения по делу? «Сомнение по делу он толкует в пользу своего доверителя, так как не исключается, что решение может быть вынесено в его пользу... Лишь убеждение в невозможности поддержать позицию клиента оказывается непреодолимым барьером для участия в деле...»

Речь адвоката может иметь некоторое структурное разнообразие, однако в целом она должна охватить обстоятельства дела, оценку доказательств, обоснование применения соответствующей правовой нормы, предложение о решении дела в пользу своего доверителя.

Начальная часть речи, так же как и заключительная ее часть, должны отличаться категоричностью и лаконизмом. («Глубокоуважаемые граждане судьи! Прошу удовлетворить иск моего доверителя на основании такой-то статьи Гражданского кодекса, так как я располагаю всеми необходимыми и достаточными доказательствами для вынесения этого справедливого решения...»). Далее обосновывается доказанность (или не доказанность) фактов, входящих в предмет доказывания, устанавливается их достоверность (истинность) и их доказательственная сила.

Адвокат – в идеале – бескорыстный защитник справедливости. Судьи и прокуроры опираются на власть. Адвокат – только сам на себя, свою совесть и свой талант и, конечно, на закон, на доскональное знание всех его тонкостей. А какие трудности у адвоката, каково его типичное психическое состояние? Лучше всего об этом расскажет он сам, а мы поставим лишь несколько вопросов.

С какими типичными психологическими барьерами, присущими судьям, Вы встречаетесь в своей практике?

«Дело тянется с 1978 года, а я все воюю. Два изобретателя создали машину, заменившую ручной труд. Заплатили им мизер... Сначала эксперт написал, что невозможно сравнить ручной труд с машиной, суд эту чушь повторил, я добился пересмотра, теперь эксперт дал заключение совсем уже нелепое, что сравнивать что-то можно, но подсчитать нельзя. И опять суд повторил. Жалуюсь, борюсь. Все все понимают. Но психология!... Как это кто-то получит большие деньги?»

Какова Ваша манера приема посетителей?

«К нам обычно идут без подготовки, т.е. с сумбурным изложением и «выкладыванием души», с беспорядочным ворохом бумаг. Конечно, нужно терпеливо выслушивать. Но ведь не исповедь, а дело. Лучше прервать и направить в деловое, лаконичное русло, задав вопросы, характерные для данной категории дел».

С какими организационными неувязками Вы постоянно встречаетесь?

«Тут еще проблема: пойдет ли дело. Это значит, явятся ли стороны, свидетели, эксперты, адвокаты. Кто-то не пришел, и дело откладывается, «не пошло». А значит, перенесено на другой день, хорошо, если он свободен, а если – стык – нервотрепка. Как с этим бороться? Да никак. Закон разрешает слушать дело в отсутствие неявившегося истца или ответчика, если они расписались на повестке, т.е. извещены, но не явились по неуважительной причине, Иногда слушают. Но чаще судьи боятся, что потом по жалобе неявившегося отменят решение. Предпочитают откладывать дело, повторяя вызовы. А мы, бедные, ходим и ходим, нервничаем и нервничаем. За рубежом существует правило, что неявка стороны рассматривается как позиция по делу. Не явился истец - отказ от иска. Не явился ответчик - признание иска. Не явился свидетель или эксперт - оскорбление суда с наказанием за это».

А какова психология эксперта?

«По закону экспертиза как доказательство не имеет преимущества, в действительности на экспертов смотрят в суде как на оракулов.

Каковы типичные ситуации примирения сторон, как достигаются в суде мировые соглашения?

«...Дело о разделе наследства между дочерью и мачехой. Обычная схема. Делили пай в кооперативе, автомашину, вещи. Покойный, генерал, жил богато. Злоба неуемная... Пришли союзники и свидетели обоих кланов. Все хорошо одеты, благополучные. Злобно шипящие. А нам, адвокатам, судья предлагает добиться от своих клиентов мирового соглашения. Добились...

Здесь проблема мировых соглашений. До революции судьи назывались «мировыми», так как их первейшей задачей было мирить. Задача их, а не адвокатов. И мирили, властно вмешиваясь в спор, обуздывали страсти, предлагали поступиться... Теперь не так. Судьи редко сами мирят. В этих случаях эффективнее все же власть. Но обычно, как сегодня, судья просит адвокатов все сделать, получает готовенькое мировое соглашение и утверждает его составом суда».

Что Вы можете сказать о профессионализме адвоката?

«Тут еще специфика гражданских дел. Уголовные приходят в суд (и к адвокату соответственно) уже разработанные. А гражданские начинаются с нуля. Их особенно адвокат может напортить. Позиция, сбор доказательств, все это на адвокате. Большая ответственность. Помню один случай. Пришла плачущая женщина и рассказала следующее. Она решила продать свою дорогую шубу. Близкая знакомая привела ее к своей приятельнице. Той шуба понравилась, но она попросила ее оставить, чтобы показать мужу. Цена устраивала. Так и договорились. Но потом та по телефону заявила, что шубу берет, а деньги уже заплатила. Клиентка в слезах, как ей получить деньги? Конечно, никак. Передачу или непередачу денег никто не видел. Но вот получить обратно шубу можно, есть доказательства, чья она. Тогда пусть та доказывает, что уплатила. Так и было: после предъявления иска о возврате, та сразу же вернула шубу. А ведь адвокат мог и напортить предъявлением иска о деньгах».

Какие трудности?

«Много у нас трудностей. По закону мы вправе запрашивать документы, но нет обязанности их нам выдавать. Запрос адвоката всегда настораживает. Всякое бывает. Не лучше и со свидетелями. Не запрещено с ними беседовать заранее, но адвокаты опасаются, что их потом обвинят в подговоре. Поэтому через клиента передаем, кто и что должен подтвердить. Потом получаются нелепости.....

Что Вы можете сказать о технике судебной речи?

«Никогда речь заранее не напишешь. Всегда импровизация. Но готовишь мысли в записях обязательно. Иначе будут повторы, путаница, упущения. Речь – это деловое объяснение со ссылками на законы, разъяснения Верховного Суда, на материалы дела и, конечно, на его житейскую, моральную сторону. Но без дешевых ораторских приемов, хотя это нередко практикуется, но никогда не действует на суд. Ведь судьи тоже деловые люди».

Что привлекает Вас в опыте зарубежного гражданского правового регулирования судопроизводства?

«В Англии иск представляет адвокатская контора истца адвокатской конторе ответчика. Последняя готовит возражения. Первая готовит объяснения на эти возражения. Все это с приложением документов, показаний и пр. Когда материал готов, он передается в суд. Это не волокита, а добросовестная подготовка дела. Суду же легче. А у нас готовит дело судья. Адвокаты почти не помогают, так как нет таких возможностей. А у судьи текучка. В результате только при рассмотрении дела в заседании всплывают пробелы рассмотрения дела».

Что Вы можете сказать о престиже гражданского права?

«Постижение права начинается с гражданского, а уголовное право постигнуть проще. Наполеон считал своей заслугой перед историей не преходящие военные успехи, а гражданский кодекс, который был создан под его руководством и действует по сей день».

Таковы дела гражданские... Такова психология адвоката, определяемая этими делами.