Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и его отличие от причинения вреда здоровью средней тяжести

Действующий Уголовный кодекс РФ выделяет следующие виды умышленного причинения тяжкого вреда здоровью:

1) основной (простой) состав причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ);

2) квалифицированные и особо квалифицированные виды причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 2, 3, 4 ст.111 УК);

3) привилегированные виды причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 113, 114 УК РФ).

В статье 118 УК РФ предусмотрена ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст.118 УК РФ) и вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст.118 УК РФ).

При определении степени тяжести причиненного здоровью человека вреда в правоприменительной практике руководствуются Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г., а также Утвержденными Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.

Непосредственным объектом исследуемого состава преступления является здоровье человека. В качестве потерпевшего может оказаться любое частное лицо.

Объективная сторона данного состава преступления состоит в противоправном причинении тяжкого вреда здоровью другого человека. Обязательными признаками объективной стороны рассматриваемого состава преступления являются:

а) общественно опасное деяние (действие или бездействие), направленное на причинение тяжкого вреда здоровью человека. Тяжкий вред может быть причинен механическим, физическим, биологическим, химическим и психическим воздействием;

б) общественно опасные последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека;

в) причинная связь между деянием виновного и наступившими последствиями.

Рассматриваемый состав преступления по законодательной конструкции сформулирован по типу материальных составов. Преступление признается оконченным с момента причинения тяжкого вреда здоровью другого человека.

В диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ названы признаки, характеризующие тяжкий вред здоровью, которые условно можно подразделить на две группы:

1) вред, опасный для жизни в момент причинения;

2) вред, не опасный для жизни, но выражающийся в конкретных последствиях, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Опасным для жизни признается вред здоровью, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояние. Опасными для жизни являются рана головы, проникающая в полость черепа; рана грудной клетки, проникающая в плевральную полость или в клетчатку средостения, в том числе без повреждения внутренних органов; закрытое повреждение органов грудной полости; рана шеи, проникающая в просвет глотки или гортани; ранение щитовидной железы; повреждение крупных кровеносных сосудов; открытое или закрытое повреждение спинного мозга и т.д. Опасным для жизни человека признается также вред здоровью, вызвавший расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью. Это может быть: шок тяжелой степени; кома II - III степени; обильная или массивная кровопотери; острая сердечная или сосудистая недостаточность тяжелой степени; острая почечная или острая печеночная недостаточность тяжелой степени и т.д. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Повреждения здоровья, не опасные для жизни, могут относиться к тяжким в зависимости от исхода этого повреждения и наступивших последствий для здоровья.

Под потерей зрения понимают полную стойкую слепоту на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже. Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. Потеря одного глазного яблока представляет собой потерю органа. Потеря слепого глаза квалифицируется по длительности расстройства здоровья.

Под потерей речи понимают необратимую потерю способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

Под потерей слуха понимают полную глухоту на оба уха или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорную речь на расстоянии 3-5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.

При определении вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывают возможность улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корректирующих очков, слуховых аппаратов и т.д.).

Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций следует понимать потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность); потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы); повреждение половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности.

Временная утрата органом функций не может рассматриваться как тяжкий вред здоровью. В зависимости от обстоятельств конкретного дела и продолжительности функционального расстройства здоровья содеянное должно квалифицироваться как умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести либо легкого вреда.

Прерывание беременности, как признак тяжкого вреда здоровью, предполагает прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства. Прерывание беременности в результате заболеваний матери и плода должно находиться в прямой причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью и не должно быть обусловлено индивидуальными особенностями организма женщины и плода (заболеваниями, патологическими состояниями), которые имелись до причинения вреда здоровью. Если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и прочее), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью. Для квалификации действий виновного по ст. 111 УК РФ требуется, чтобы он был осведомлен о беременном состоянии потерпевшей.

Психическое расстройство как признак тяжкого вреда здоровью означает, что в результате причиненного вреда здоровью человек становится психически больным (в результате травмы головного мозга, передозировки лекарственными препаратами). Оценка тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой психическое расстройство, производится после проведения судебно-психиатрической экспертизы судебно-медицинским экспертом с участием психиатра. В литературе к психическим расстройствам в контексте ст. 111 УК РФ предлагается отнести хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство и слабоумие. Такими заболеваниями являются шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, посттравматическое слабоумие, травматическая эпилепсия и т.д.

Заболевание наркоманией либо токсикоманией характеризуется болезненным пристрастием к наркотическим и токсическим веществам, что приводит к нарушению деятельности всех систем организма, психическим отклонениям. Насильственное введение наркотических средств, приведшее к заболеванию наркоманией, должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 111 и ст. 228¹ УК (незаконный сбыт наркотических средств), п. «г» ч. 2 ст. 230 (склонение к потреблению наркотических средств с применением насилия или с угрозой его применения).

Неизгладимое обезображение лица имеет место, когда оно в результате телесного повреждения приобретает стойкий, т.е. не устранимый без хирургического вмешательства, отталкивающий, эстетически неприятный вид. Под изгладимостью повреждения следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если для устранения последствий требуется косметическая операция, то повреждение лица считается неизгладимым. Вопрос, изгладимо повреждение лица или нет, разрешается судебно-медицинским экспертом. Установление факта обезображенности лица относится к компетенции суда.

К признакам тяжкого вреда относится и значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Данный собирательный признак содержит ряд требований к установлению тяжкого вреда здоровью. Расстройство здоровья, связанное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть, свидетельствует об утрате её потерпевшим более чем на 30 %. Степень утраты общей трудоспособности определяется на основании объективных данных по таблице утраты трудоспособности в процентах после стабилизации полученного повреждения здоровья. Признак значительности относится к категории оценочных. К тяжкому вреду здоровья, вызывающему значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть, независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи, относят следующие повреждения: открытый или закрытый перелом плечевой кости; открытый или закрытый перелом костей, составляющих локтевой сустав; открытый или закрытый перелом костей, составляющих коленный сустав, за исключением надколенника и т.д.

Под полной утратой профессиональной трудоспособности понимается утрата лицом способности исполнять свои профессиональные функции, приобретенной в результате специального обучения либо при наличии определенного дара природы. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789.

С субъективной стороны состав исследуемого преступления может характеризоваться виной в виде прямого или косвенного умысла.

Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 2 ст. 111 УК РФ предусмотрены квалифицированные виды причинения тяжкого вреда здоровью, совершенные:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;

в) общеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

В ч. 3 ст. 111 УК РФ сформулирован уголовно-правовой запрет на причинение тяжкого вреда здоровью:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц.

В ч. 4 ст. 111 УК РФ предусмотрена ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, которое законодателем отнесено к особо квалифицированному виду рассматриваемого состава преступления. На практике применение данной нормы часто вызывает трудности. Рассматриваемый состав преступления с объективной стороны выражается в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего (это первичное последствие), которое, в свою очередь, вызывает еще более тяжкое последствие – его смерть (вторичное последствие). Первичное последствие обусловливает наступление вторичного, и между ними должна быть установлена причинная связь. Если смерть потерпевшего наступила от других причин (например, вследствие индивидуальных особенностей организма потерпевшего, ненадлежащего оказания медицинской помощи), то содеянное нельзя квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Субъективное отношение виновного к содеянному образует сочетание двух форм вины: умысла по отношению к первому последствию своего деяния (причинению тяжкого вреда здоровью) и неосторожности по отношению ко второму последствию деяния (смерти потерпевшего). Так, гражданин Г. во время драки нанес несколько ударов по лицу фонариком знакомому К., причинив травму головы, от которой потерпевший умер на следующий день в больнице, не приходя в сознание. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства Г. утверждал, что умысла на причинение смерти у него не было. Такое утверждение нашло объективное подтверждение в материалах уголовного дела, которые дают основание утверждать, что у Г. был умысел на причинение вреда здоровью К. Ударяя по лицу и голове потерпевшего, он предвидел, что может причинить К. тяжкий вред здоровью. Что же касается наступления смерти потерпевшего, то по отношению к такому исходу имело место неосторожная вина в виде небрежности. Действия Г., таким образом, следует квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Если телесные повреждения наносились жизненно важным органам и таким орудием или способом, которые свидетельствовали о предвидении виновным неизбежности или возможности (вероятности) причинения потерпевшему смерти, то содеянное следует квалифицировать как убийство по ст. 105 УК РФ.

В правоприменительной практике сложность представляет также отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ) от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Если у виновного отсутствовал умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и смерти потерпевшего, но по обстоятельствам дела он должен был и мог предвидеть наступившие общественно опасные последствия (смерть потерпевшего), то его действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности по ст. 109 УК РФ. Так, между А. и Б. произошла ссора, в результате которой Б. ударил А. по щеке. Тогда А. отозвал Б. за сарай, где они подрались. А. кулаком два-три раза ударил Б. в лицо и голову. Один из ударов пришелся в левый висок и повлек за собой оскольчатый перелом височной кости, сопровождавшийся внутричерепным кровотечением. После драки А. и Б. помирились. Однако на следующий день состояние здоровья Б. резко ухудшилось, он был доставлен в больницу, где вскоре скончался. Суд первой инстанции осудил А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Считая квалификацию совершенного А. преступления неправильной, прокурор опротестовал приговор. По делу не доказано, что А., вступив в драку со своим сверстником и нанося ему удары кулаком в голову, предвидел, что один из ударов повлечет перелом височной кости, и желал этого либо сознательно допускал наступление таких последствий, что является необходимым условием для вменения ему ч. 4 ст. 111 УК РФ. Из материалов дела следует, что во время драки умысел А. был направлен на нанесение побоев и причинения физической боли потерпевшему. Однако, нанося удары кулаками в голову, А. должен был и мог предвидеть возможность причинения смерти, но он не проявил необходимой предусмотрительности, в результате чего Б. умер. Таким образом, в данном случае виновный должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности (ч. 1 ст.109 УК РФ).