Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК)

Статья устанавливает ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность. Повышенная опасность этого преступления (оно является наиболее опасным из всех преступлений, включенных в главу 32 УК) определяется прежде всего особой важностью и множественностью его непосредственных объектов: охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности, жизни указанных в ст. 317 УК лиц. В 1995 г. было совершено свыше 300 таких преступлений.

Охрана общественного порядка (на улицах, площадях, скверах, вокзалах и пр.) осуществляется обычно сотрудниками правоохранительных органов (например, патрульно-постовой службой милиции) или воинскими патрулями; общественная безопасность обеспечивается задержанием правонарушителей, оперативно-розыскной деятельностью, ведением проверки по фактам правонарушения, дознания по уголовным делам и т.п.

Под правоохранительным органом ст. 317 УК понимает только орган, охраняющий общественный порядок и обеспечивающий общественную безопасность путем силового правоприменения. Это милиция, другие органы внутренних дел (ОВД), внутренние войска, ФСБ, пограничные войска и Вооруженные Силы, а также их сотрудники и наделенные властными правомочиями другие служащие. Военнослужащим является военнообязанное лицо, проходящее действительную военную службу в ВС, других войсках и воинских формированиях РФ.

Понятие «близкие потерпевшего» толкуется судебной практикой достаточно широко. В п. 13.2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР № 3 от 4 мая 1990 г. указано, что под близкими потерпевшего следует понимать не только их близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, деда, бабки, внуков, супруга), но и иных лиц, «жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему». Это разъяснение распространяется и на состав преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

С объективной стороны посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего или их близких заключается как в лишении их жизни - в убийстве, так и в покушении на него. Покушение на убийство может как повлечь, так и не повлечь за собой причинение вреда здоровью потерпевшего любой тяжести.

Во избежание различного толкования термина «посягательство на жизнь» Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 3 июля 1963 г. № 7 разъяснил, что под посягательством на жизнь следует понимать как убийство, так и покушение на убийство1. Это разъяснение полностью распространяется на состав преступления, предусмотренного ст. 317 У К.

Отсюда следует, что в отличие от убийства как преступления против личности (ст. 105 УК) «посягательство на жизнь» является оконченным в момент покушения на жизнь лиц, указанных в ст. 317 УК. Соответственно, покушение на жизнь этих лиц должно квалифицироваться по ст. 317 без ссылки на ст. 30 УК.

Совершение преступления, предусмотренного ст. 317 УК, может иметь своим последствием причинение потерпевшим вреда здоровью той или иной тяжести. Однако предусмотренный ст. 317 УК состав преступления является специальным не только по отношению к составу преступления, предусмотренному п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, но и по отношению к составам преступлений, предусмотренных ст. 111,112и115 УК. В случаях, предусмотренных ст. 317 УК, должна применяться эта статья, а не указанные статьи УК. Состав преступления, предусмотренного ст. 317 УК, является материальным: смерть потерпевшего или возникновение опасности для его жизни подразумеваются понятием «посягательство на жизнь».

Ответственность по ст. 3! 7 УК наступает как в случаях, когда сотрудник правоохранительного органа или военнослужащий находятся на дежурстве, исполняют свои обязанности по охране общественной безопасности, находясь непосредственно на службе, так и тогда, когда они исполняют эти обязанности, не находясь непосредственно на службе. В последнем случае они могут принять меры к предотвращению нарушений общественного порядка или к пресечению преступлений по собственной инициативе пли по просьбе граждан.

В любом случае для квалификации по ст. 317 УК требуется, чтобы посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего было совершено по поводу осуществления ими функций охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Если это условие отсутствует, посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц подлежит квалификации по соответствующим статьям УК о преступлениях против личности. Такая же квалификация требуется в случаях, когда лицо, совершая посягательство на жизнь указанных в ст. 317 потерпевших, не знает, что они осуществляют указанные функции (об их близких, естественно, речь здесь не идет).

В ст. 317 УК прямо говорится о воспрепятствовании законной деятельности потерпевших по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Законность деятельности потерпевшего определяется не только законностью цели этой деятельности (охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности), но и законностью методов ее осуществления (т.е. осуществления ее с соблюдением установленной законом или подзаконным нормативным актом процедуры). Следовательно, посягательство на жизнь потерпевшего ввиду незаконности его деятельности (совершения им мошенничества, грабежа или разбоя под видом проведения обыска и выемки, необоснованного применения им насилия и пр.) состава с г. 317 УК не образует. По обстоятельствам дела это может быть правомерное или неправомерное, с превышением пределов необходимой обороны и крайней необходимости поведение субъекта в порядке реакции на поведение потерпевшего. В последнем случае действия субъекта подлежат квалификации по ч. 1 пли 2 ст. 108 УК либо по ч. 1 или 2 ст. 114 УК.

С субъективной стороны посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц может быть совершено только с прямым умыслом, ибо в статье говорится о специальной цели (воспрепятствование указанной в статье деятельности) и специальном мотиве (месть за указанную в статье деятельность). Под целью воспрепятствования следует понимать полное и окончательное выключение потерпевшего из осуществляемой им законной деятельности (охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности). Мотивы преступления могут быть любые (корысть, страх перед привлечением к уголовной ответственности, хулиганские, указанная в статье месть и т.д.).

Упомянутую в ст. 317 УК месть «за такую деятельность» можно признать предусмотренной законом альтернативой «целям воспрепятствования». Посягательство на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц может быть совершено в связи с тем, что сотрудник правоохранительного органа или военнослужащий делали замечания, задерживали кого-либо за нарушение общественного порядка или пресекали чьи-либо преступные действия. «Посягательство на жизнь» по признакам ст. 317 УК будет и в том случае, если на жизнь указанных в этой статье лиц посягали только за то, что данный сотрудник правоохранительного органа или данный военнослужащий по роду своей службы принимали участие в охране общественного порядка и в обеспечении общественной безопасности.

Если же мотивом посягательства на жизнь указанных в ст. 317 УК лиц явились личные неприязненные отношения на бытовой, семейной, служебной или иной почве, совершенное преступление должно быть квалифицировано по статьям УК о преступлениях против личности.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 317 УК, может быть лицо, достигшее 16 лет. Лицо, совершившее это преступление в возрасте от 14 до 16 лет, несет ответственность по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК1.

Выше было отмечено, что ст. 317 УК является специальной нормой по отношению к п. «б» ст. 105, ст. 111,112 и 115 УК. По ряду признаков состав ст. 317 УК отличается от внешне сходных с ним составов ст. 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование) и 277 УК (посягательство на жизнь государственного или политического деятеля). Различие проводится как по видовому объекту (по ст. 295 - интересы правосудия, по ст. 277 - основы конституционного строя и безопасности государства), так и по кругу потерпевших и цели преступления.