См.: Кассационное определение суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 06.03.2012 N 33-1138/2012

Как отметил Пленум Верховного Суда РФ, нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2007 N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности").

На судью может быть наложено дисциплинарное взыскание, в том числе в виде досрочного прекращения полномочий судьи, за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение закона, в том числе если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (п. 5 ст. 12.1 Закона о статусе судей, п. 6 ст. 10 и п. 3 ст. 11 Кодекса судейской этики, утвержденного VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г., п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях").

Так, на судью Г. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения ее полномочий судьи за нарушение разумных сроков рассмотрения материалов, изготовления и вручения копий судебных решений.

См.: решение Дисциплинарного судебного присутствия от 11.12.2012 N ДСП12-156.

Досрочно прекращены полномочия судьи Р., в том числе в связи с нарушением ею разумных сроков уголовного дела в отношении З.

См.: решение Дисциплинарного судебного присутствия от 11.12.2012 N ДСП12-156.

Нарушение судьей процессуальных сроков учитывается при назначении его в последующем на должность (п. 11 ст. 21 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденного Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г.).

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

Комментарий к статье 7

1. Принцип законности является общеправовым принципом, заключающимся в том, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ). Данный принцип действует во всех видах судопроизводства (ст. 11 ГПК РФ, ст. ст. 6, 13 АПК РФ, ст. 1.6 КоАП РФ).

2. Принцип законности в уголовном судопроизводстве предполагает соблюдение требований не только норм УПК РФ, но и общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ (ч. 3 ст. 1 УПК РФ), Конституции РФ (ч. 1 ст. 1 УПК РФ), федеральных конституционных законов, а при определенных условиях - иных, помимо УПК РФ, федеральных законов.

В Конституции РФ термин "Федеральный закон" используется для обозначения всех законов, принимаемых федеральным законодателем, - как федеральных законов, принимаемых в обычном порядке, так и федеральных конституционных законов (например, ч. 2 ст. 4, ч. 3 ст. 55, ч. 5 ст. 76, ч. ч. 1 и 3 ст. 115, ч. 2 ст. 121, ч. ч. 2 и 4 ст. 125), а также в более узком смысле - для обозначения обычных федеральных законов в отличие от федеральных конституционных законов (например, ч. 2 ст. 105, ст. 107, ч. 5 ст. 129). При этом Конституция РФ исходит из верховенства федеральных конституционных законов по отношению к федеральным законам: устанавливая, что и федеральные законы, и федеральные конституционные законы, принимаемые по предметам ведения Российской Федерации, имеют прямое действие на всей ее территории (ч. 1 ст. 76), она одновременно закрепляет, что федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76), и предусматривает особый порядок принятия федеральных конституционных законов (ч. 1 ст. 108) (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П).

Положения, имеющие значение для уголовного судопроизводства, содержатся в законах о судебной системе, о судах общей юрисдикции, о военных судах, о статусе судей, о мировых судьях, о присяжных заседателях, о прокуратуре, о полиции, о ФСБ России, об адвокатуре и др.

В отдельных случаях комментируемый закон содержит прямое указание на иные законы (например, ч. 8 ст. 31 УПК РФ).

Особое место среди законов, регулирующих порядок уголовного судопроизводства, принадлежит Уголовно-процессуальному кодексу РФ, что отражено в ч. ч. 1 и 2 ст. 1, ч. ч. 1 и 2 ст. 7, ч. 2 ст. 8 УПК РФ.

Как отметил Конституционный Суд РФ, требование о приоритете УПК РФ в установлении порядка уголовного судопроизводства корреспондирует максимально кодифицированному состоянию уголовного права, обеспечивая его наиболее адекватную процессуальную реализацию как права материального. Кодекс как систематизированный свод правовых норм, во взаимосвязи и содержательном единстве его норм, регулирующих уголовное судопроизводство в целом и отдельные его части, этапы, стадии, институты, призван обеспечить единообразие и согласованность нормативно-правовых установлений и складывающейся на их основе правоприменительной практики. Этим и обусловливается закрепление приоритета УПК РФ в качестве закона, регулирующего производство по уголовным делам (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П).

Вместе с тем приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым является порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации.

Приоритет УПК РФ перед другими законами может быть ограничен (см. Определение Конституционного Суда РФ от 16.11.2006 N 454-О):

- установленной ч. 3 ст. 76 Конституции РФ иерархией федеральных конституционных законов и федеральных законов (к числу последних относится и УПК РФ);

- правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются:

последующий закон (в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило "lex posterior derogat priori" ("последующий закон отменяет предыдущие"), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон);

закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений (независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений);

закон, устанавливающий дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П; Определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 N 439-О).

Конституция РФ отнесла к исключительному ведению Российской Федерации судоустройство, прокуратуру, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство (п. "о" ст. 71 Конституции РФ), поэтому порядок уголовного судопроизводства может регулироваться только федеральными законами. Ни законы субъектов РФ, ни подзаконные акты не могут содержать нормы уголовно-процессуального права.

Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта Уголовно-процессуальному кодексу РФ, принимает решение в соответствии с Кодексом. Положение ч. 2 ст. 7 УПК РФ корреспондирует с ч. 2 ст. 120 Конституции РФ о том, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Согласно ст. 126 Конституции РФ, ч. 5 ст. 19 Закона о судебной системе Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. При этом, осуществляя соответствующее полномочие, Верховный Суд РФ подчиняется только Конституции РФ и федеральному закону (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ; ч. 1 ст. 5 Закона о судебной системе). Верховный Суд РФ дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства РФ. Конституционный Суд РФ отметил, что указанные нормы не предполагают возможности изменения законодательства Верховным Судом РФ (см. Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2012 N 1087-О).

3. Одной из гарантий принципа законности является институт недопустимости доказательств, основанный на положении ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (см. комментарий к ст. ст. 75, 88, 165, 292, 234, 235, 307, 336, 340, 389.17 УПК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание судов на то, что решения, действия (бездействие) органов государственной власти, должностных лиц, в том числе дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, должны соответствовать не только Конституции РФ и законодательству РФ, но и общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам РФ, включая ЕКПЧ и протоколы к ней в толковании ЕСПЧ. Доказательства по делу являются недопустимыми как в случае их получения в нарушение положений процессуального или иного законодательства РФ, так и в случае их получения с нарушением данной Конвенции или Протоколов к ней в толковании ЕСПЧ (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней").

Так, отказывая в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя в исследовании фотографии с изображением свидетеля С., суд обоснованно указал, что она была получена с нарушением требований ст. ст. 7 и 11 Закона об ОРД. В частности, в деле отсутствует постановление о проведении оперативного мероприятия - наблюдения, в результате которого и была получена приобщенная к делу фотография.