Развитие отношений социального партнерства в зарубежных странах

Анализ международной практики государственного участия в социальном партнерстве показывает, что наиболее распространенными являются следующие модели социального партнерства.

Английская модельсуществует в Великобритании, Ирландии, США, Канаде и других странах. Эта так называемая консервативная модель социального партнерства характеризуется жестким и последовательным проведением правительством политики экономического либерализма. Данная политика, которая носит дисциплинарно-насильственный характер, ущемляет в некоторой степени позиции профсоюзов, тем самым подрывая возможность достижения компромисса между партнерами.

Для Великобритании характерно заключение множества коллективных договоров, различных по своему содержанию и степени охвата работников. Коллективные договоры в Великобритании не закреплены каким-либо законодательным актом. Правительство, властные структуры всегда лишь косвенно поддерживают процесс коллективных переговоров, стимулируя создание совместных профсоюзно-предпринимательских советов по заработной плате в частном секторе, за исключением национализированных отраслей, где заключение договоров является обязательным.

Социальное партнерство в США имеет своеобразный характер. Среди предпринимателей в США пользуется популярностью лозунг создания беспрофсоюзной среды на предприятиях. Длительное время правительство США почти не участвовало в регулировании трудовых отношений, что порождало полный произвол хозяев. В середине 1930-х гг. президент Ф.Д. Рузвельт взял курс на установление цивилизованных отношений между предпринимателями и рабочими, основанных на трудовом законодательстве. Был принят закон Вагнера (1935), который впервые в истории страны признавал право рабочих на создание профсоюзов и на забастовку, обязывал предпринимателей вступать в переговоры с профсоюзами для заключения коллективного договора. Этот закон явился поворотным пунктом в развитии трудовых отношений в США. В послевоенные годы трудовое законодательство было расширено. Некоторые новые законы – Тафта-Хартли (1947), запретивший многие формы стачечной борьбы, добавивший положения о борьбе с коррупцией в профсоюзах, и Лэндрама-Гриффина (1959), потребовавший отчетности и гласности по вопросам, касающимся взаимоотношений между профсоюзами и нанимателями, регламентировавший процедуру выборов должностных лиц и финансовую деятельность профсоюзов – носили антипрофсоюзный характер. Другие законодательные акты, особенно принятые в 1960-70-х гг., наоборот, расширили права рабочих (запрещение их дискриминации по признакам расы, пола, вероисповедания и др.). Несмотря на многолетние усилия, профсоюзам все еще не удалось добиться от конгресса отмены положений закона Тафта-Хартли, в наибольшей степени ущемляющих права рабочих.

Регулирование производственных отношений происходит не на федеральном, а на отраслевом и производственном уровнях. Эта модель социального партнерства снимает социальное напряжение как бы на микроуровне – на уровне предприятий. Начало формированию партнерства на уровне предприятий положено в 1974 г., когда был принят закон, относящий программу “наделения акциями работников” к категории программ правомочных льгот и пособий работникам.

Германская модель социального партнерстваполучила широкое распространение в Австрии, Голландии, Дании, Бельгии, Швейцарии, Нидерландах, отчасти во Франции и Скандинавских странах. Система трудовых отношений в Германии представляется весьма эффективной: возможность консультаций между профсоюзами, работодателями и правительством способствует тому, что в Германии едва ли не самый высокий уровень заработной платы и самая низкая продолжительность рабочей недели среди развитых стран. Профсоюзы могут воздействовать на проведение научно-технической и инновационной политики на трех уровнях: при заключении отраслевых коллективных договоров; посредством участия представителей профсоюзов в работе наблюдательных советов крупных компаний; на основе участия членов рабочих советов в процессе принятия решений на уровне предприятия. В Германии наиболее развита и законодательно оформлена система участия работников в управлении производством. Для системы социального партнерства в ФРГ характерны две особенности. Во-первых, это “принцип соучастия”, предусматривающий участие представителей работников в работе наблюдательных советов с правом решающего голоса при обсуждении вопросов заработной платы, условий труда и кадровой политики. Этот принцип дает представителям работников реальное право участвовать в управлении предприятием, тем самым превращая их в партнеров работодателей. Во-вторых, это существенное ограничение права на забастовку. Согласно закону спорные вопросы обычно должны передаваться на рассмотрение согласительного органа, состоящего из представителей работников, работодателей и независимого председателя.

Германская (социал-демократическая) модель представляет “золотую середину” между английской и французской моделями, стремится к соблюдению максимального баланса интересов между трудом и капиталом, между работниками и работодателями. Схожи с германской модели социального партнерства в Австрии, Бельгии, Голландии, Швейцарии, Скандинавских странах.

Французская модель социального партнерства.Для французской экономики характерны значительное число государственных предприятий и значительная роль государственного регулирования социально-экономических процессов в стране. Этим обусловлена социальная политика патернализма – предоставление некоторых экономических льгот и гарантий занятости наиболее квалифицированным рабочим, жесткое подавление любого проявления недовольства. Взаимоотношения социальных партнеров во Франции складывались по-разному в зависимости от общеполитической обстановки в стране. Наличие сильного профсоюзного движения, значительная часть представителей которого придерживается концепций классовой борьбы, нередко приводило к серьезной конфронтации с другими субъектами рынка труда. Во Франции отлажен механизм государственного регулирования минимальной заработной платы: государство устанавливает минимальную зарплату, обязательную для всех предприятий. Во Франции социальное партнерство характеризуется ведущей ролью государства, которое стремится единолично и во всем объеме руководить экономическим, технологическим и социальным развитием страны. На общенациональном уровне здесь действует экономический и социальный совет, в который входят 230 членов: 72 (3 1,3%) - от предпринимателей, 69 (30%) - от профсоюзов. 17 (7,4%) - от социальных служб, 10 -3% - от сельскохозяйственных кредитных союзов и др. Кроме того, в состав Совета входят 40 экспертов, назначаемым президентом страны. Важной задачей поддержания взаимоотношении между сторонами в системе социального партнерства является, либо предотвращение возникновения конфликтов, либо своевременное и введения переговоров.

Во всех случаях - независимо от принятой модели - государство в системе социального партнерства должно способствовать соблюдению интересов работников, работодателей и собственников. С одной стороны, обладая законодательными, правоохранительными и общеэкономическими правами и ресурсами, оно выступает как арбитр, контролер и гарант прав трудящихся, профсоюзов и работодателей. С другой стороны, как крупнейший собственник и работодатель, государство через органы исполнительной власти выступает в качестве равноправной стороны в переговорах по регулированию социально-трудовых отношений и заключению соглашений с другими сторонами социального партнерства.

Таким образом, роль государства в регулировании трудовых отношений во многом определяется переменами в политической и социально-экономической обстановке.

В настоящее время можно говорить о становлении российской модели социального партнерства, имеющей свои характерные черты. Опыт зарубежных стран по реализации политики социального партнерства интересен для нашей страны, но при условии учета российской специфики. Каждая национальная модель социального партнерства могла бы дополнить российскую с учетом современных условий развития нашей страны.

ВТОРОЙ ВАРИАНТ ОТВЕТА

В разных странах Запада процесс формирования двустороннего партнерства, а затем и трипартизма протекал по-разному, со своими особенностями. В зависимости от уровня переговорных процессов можно выделить три основные модели социального партнерства.

Первая модель сформировалась на севере Европы - в Швеции, Финляндии, Норвегии, Бельгии. Она характеризуется активным вмешательством государства в трудовые отношения и их регулирование. Кроме того, в этой модели считается важным трехуровневость партнерства: уровень общенациональный, затем отраслевой и, наконец, уровень предприятия.

Вторая модель социального партнерства отличается одноуровневостью. Она ограничивается заключением коллективных договоров в основном на уровне предприятий. Эта модель характерна для Канады и США, Японии, ряда стран Латинской Америки. Объединения предпринимателей, как и профсоюзов, через своих депутатов стараются оказать влияние на законодательство, а уже через него - на отношения между социальными партнерами.

Третья модель типична для Центральной Европы (Германия, Австрия и др.). Она может рассматриваться как промежуточная между первой и второй моделями. В третьей модели главный акцент в социальном партнерстве ставится на его отраслевом уровне. На уровне же всей страны в целом совместные соглашения трех сторон не принимаются, дело ограничивается консультациями, и то не вполне обязательными.

Главный переговорный процесс по этой модели идет в отраслях. Коллективные же договоры на предприятиях, как правило, не заключаются. Предприятия при этом ориентируются на параметры отраслевого соглашения и руководствуются им.

Одной из форм реализации такой модели является так называемое "образцовое" соглашение, которое создается и заключается в промышленной отрасли и служит затем своего рода ориентиром для других. Широко применяется эта модель в Голландии и Швейцарии.

Если первым критерием классификации социального партнерства выше рассмотрен уровень переговорных процессов, то вторым критерием классификации социального партнерства в разных странах рассматривается уровень участия работников по представительству их интересов в партнерских отношениях. Здесь тоже выделяются три основные модели:

Модель профсоюзного представительства: профсоюзы по закону являются представителями работников, притом часто и той части работников, которые не являются членами профсоюзов. Эта модель представлена в США, Канаде, Японии, Великобритании, Ирландии и других странах.

Эта модель может рассматриваться в виде подмоделей, когда:

а) профсоюзы ориентированы на сотрудничество с властью;

б) профсоюзы нацелены на конфликтность с государственной властью.

Модель чистого представительства: трудовой коллектив выбирает своих собственных представителей в совет (или комитет) предприятия, которые и ведут переговорный процесс с работодателем. Правда, в основном такой совет (комитет) имеет консультативно-информационные полномочия. Степень обязательности учета мнений совета работодателем должна быть специально определена в коллективном соглашении. Такую модель используют в Испании, Греции, Португалии и некоторых других странах.

Модель смешанного представительства: в советы, избираемые трудовым коллективом, включаются также представители работодателя. Здесь полномочия совета более широкие, так как совет может участвовать в принятии решений на основе консенсуса. Правда, круг вопросов, по которым могут приниматься решения (трудовой распорядок, охрана труда, условия труда, продолжительность рабочего времени), должен специально оговариваться законодательством либо соглашением. (БЕЛЬГИЯ, ФРАНЦИЯ, ДАНИЯ)