Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря

На защиту детей встал благочинный Суздальского округа Владимиро-Суздальской епархии, директор Суздальской епархиальной школы священник Виталий Рысев. Он заявил, что на него "стало оказываться давление, с тех пор как он встал на защиту детей из монастыря". "Школу, - сказал он, - замучили всевозможными проверками, а воспитанников - угрозами".

Виталий Рысев призывает уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова и прокуратуру установить, где в настоящее время находятся сбежавшие из Свято-Боголюбского монастыря воспитанницы.

"Мы не успокоимся, пока не узнаем, где они находятся, и пока они не смогут совершенно свободно, четко, ясно рассказать о себе. Мы обращаемся к Павлу Астахову и в прокуратуру", - сказал священник в интервью порталу "Интерфакс-Религия" (полный текст интервью здесь).

Сбежав из монастыря, девушки обратились в милицию, где дали показания и написали заявление в прокуратуру, после чего были направлены на медицинское освидетельствование в больницу Суздальского района, а потом по решению органов опеки определены в епархиальную школу.

"В нашей школе они, к сожалению, пробыли только четыре дня, за это время мы только успели купить им одежду и выправить документы, потому что ночью был звонок из епархии о том, что немедленно нужно их передать их матерям", - рассказал Рысев.

Священник возразил, что такие действия незаконны, поскольку матери девочек не имеют никаких документов (в монастыре рекомендовали их сжигать), и потому невозможно установить степень родства, а передача детей может состояться только в присутствии органов опеки и только по месту жительства, которого у матерей нет, так как они продали свои квартиры и поселились в монастыре.

"Мне сказали: нет, нужно подчиниться", - говорит священник. Утром в воскресный день, когда он находился в храме, а у органов опеки был выходной день, в спальню, где были расселены воспитанницы, ворвался мужчина, назвавшись адвокатом Боголюбовского монастыря. "Он оскорбил девушек, они были неодеты, для них это была психологическая травма, и потребовал немедленно отправиться к их матерям. Их забрали", - рассказывает о событиях того дня отец Виталий.

Адвокат монастыря сказал священнику, что одну девушку он отвез в Воронеж, другую - в Татарстан. От одной из девочек епархия получила заявление, что она отказывается от всех своих показаний, но потом, добравшись до телефона, она позвонила сама и сказала, что ее просто вынудили это сделать, угрожая, что школу закроют.

"Сказали: ты же не хочешь, чтобы ее закрыли? Напиши, и ее оставят в покое. Она написала, но сказала, что, как только она окажется на свободе, она будет давать те же самые показания", - сказал отец Виталий, призвав уполномоченного по правам ребенка при президенте дать девочке "возможность четко и ясно выразить свою позицию, где бы они ни была".

По словам священника, если бы дети оставались в школе, "они бы совершенно спокойно излагали свою позицию, и, главное, они были бы под контролем". "Если опека определила кого-то учиться, то изъять детей, наверное, невозможно. Если родители не имеют места жительства и документов. К сожалению, в епархии решили по-другому - что это ювенальщина", - посетовал он. Там отца Виталия обвинили в формальном подходе, указав, что "благодать - выше закона".

"То есть пришлось мне совершать административное нарушение, но с благословения. Я, к сожалению, это сделал, но, тем не менее, я не успокоюсь, пока они не будут иметь возможность спокойно, четко и ясно рассказать о своей жизни и о себе", - говорит священник.

"КП": воспитанниц приюта при Боголюбовском монастыре лишали еды и били до синяков

Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №1 - открытая онлайн библиотека
время публикации: 20 октября 2009 г., 12:40 последнее обновление: 20 октября 2009 г., 18:09
Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №2 - открытая онлайн библиотека Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №3 - открытая онлайн библиотека Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №4 - открытая онлайн библиотека Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №5 - открытая онлайн библиотека Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №6 - открытая онлайн библиотека
Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №7 - открытая онлайн библиотека Благочинный Суздальского округа призывает проверить факты исчезновения бывших воспитанниц Боголюбского монастыря - №8 - открытая онлайн библиотека

Российские СМИ продолжают публиковать материалы о скандале детского приюта Свято-Боголюбовского женского монастыря во Владимирской области. Он разразился, когда бывшая его воспитанница, 16-летняя Валентина Перова написала письмо в прокуратуру, прессу, а также в адрес президента РФ. О ее судьбе, приютской жизни и "методах" воспитания рассказывается сегодня в пространной публикации "Комсомольской правды".

Валя Перова попала в монастырь вместе с сестрами Машей и Женей в 2001 году. Мать девочек обещала, что они поживут в обители лишь пару недель. Но недели превратились в годы. А в 2003-м Татьяна, мама трех сестер Перовых, умерла от рака. Девочки остались жить в приюте. И жизнь эта Вале не нравилась.

Вот лишь некоторые строки из послания девочки, которые приводит газета:

"В монастыре жить было трудно, наказывали очень строго, почти ни за что. Посмотришь не так, воспитателю не понравится, может дать очень много поклонов земных, 1000 без отдыха делать, поставить на неустойчивый стул на всю ночь молиться. Спокойно могут лишить еды на день или на три дня. Бьют ремнем, пряжкой до синяков..."

"Когда утром наш детский хор пел службу, а потом сразу два акафиста (это около 4 часов. - Прим. ред.), я и одна девочка, Света Кузнецова, присели... они решили нам за это отрезать волосы".

"Летом мы работали на поле с 6 утра до 8 вечера. А перерыв был маленький, один час и 30 мин. Или 2 часа. Уставали очень сильно, нас постоянно подгоняли, а ночью поднимали в 12 часов, и мы полтора часа вместе всей группой молились..."

Первый раз 14-летняя воспитанница бежала из обители в 2007 году. Ее поймали, в наказание посадили в затвор - заперли в келье на трое суток без еды.

В августе 2009-го Валя и еще одна девочка, Кристина, бежали снова. На этот раз монастырский сыск оказался бессилен. Беглянкам помогли...

Побег

Куда бежать девочкам, практически половину своей недолгой жизни прожившим взаперти? Вале и Кристине повезло: два года назад из приюта ушла другая воспитанница, Наташа Титова. И беглянки поехали к ней, в город Гусь-Хрустальный Владимирской области.

Наташа привела девочек к местному священнику отцу Максиму. Неделю Валя с Кристиной прожили в доме его прихожанки Елены Власовой.

"Они были жутко напуганы, не поверите, всю неделю боялись к окнам подойти! - вспоминает Елена. - Я говорила: "Девочки, тут лесок есть, можно свежим воздухом подышать". Ни в какую!"

Девчонки боялись, что их найдут. И не зря. Поэтому беглянок переправили в Москву. Сначала в один из монастырей, а потом в приют, которым руководит член Общественной палаты Олег Зыков.

"Физически Валечка чувствует себя хорошо, - рассказала директор приюта Татьяна Харыбина. - А психологически еще не привыкла к жизни на воле".

Впервые в жизни в кино

Приют, где скрывается сегодня беглянка, - одноэтажное, чистое, светлое здание в центре Москвы. Охранник без лишних слов позвал Валю. Она появилась, как куколка в своей ярко-розовой кофте - веселая и оживленная.

"Здесь мне хорошо, - уверяет Валя. - Тихо, спокойно, никто не кричит, не ругается, не заставляет замолчать. Нет тяжелой работы, как в монастыре. Я же там плоскостопие заработала, таская тяжести и каждый день работая на огороде. Недавно впервые джинсы надела, сходила в парикмахерскую. В монастыре же нам выстригали посреди головы широкую полоску и с таким ужасом на голове заставляли ходить. Представляете? Еще и били за то, что мы якобы засматривались на мальчиков. А какие мальчики на нас таких посмотрят? Недавно воспитатели сводили меня на Красную площадь и в кинотеатр! Я впервые в жизни это увидела!"

Валю спросили, помогал ли кто-то из воспитателей приюта писать письмо о жизни в монастыре: "Никто. Они просто рассказали, как это грамотно оформить. А писала я сама".

Затем она рассказывает, что как-то ночью в приют приехали боголюбовские монахини и пытались пролезть через ограду. Их впустили. "Они уверяли, что я плохая и что мне надо попросить прощения и вернуться в монастырь. Мол, простят и примут. Чуть до слез не довели. Но я уже им не верю. И сестренок хочу оттуда забрать. Очень надеюсь, что мое письмо поможет это сделать", - рассказывает девушка.

Директор приюта Татьяна Харыбина вздыхает: "Наша задача - сберечь девочку, а не ввязываться в войну с монастырем".

Война

Однако война уже началась, отмечает в своей публикации "КП". Первые залпы донеслись из попечительского совета Свято-Боголюбовского монастыря. Вот лишь одна цитата:

"...Сегодняшняя крупномасштабная провокация по дискредитации Русской православной церкви - это ответный ход "пятой колонны, стремящейся разрушить духовно-нравственные основы нашей страны..."

Письмо Вали назвали провокацией и потребовали лингвистической экспертизы - мол, не может 16-летняя девушка сама сочинить такое послание, с точными юридическими формулировками...

В монастыре сразу после публикации письма девочки прошла епархиальная проверка. Но дети как воды в рот набрали. О побоях и затворах - ни слова.

А 7 октября в Свято-Боголюбовский монастырь приехала специальная комиссия Общественной палаты во главе с адвокатом Анатолием Кучереной.

"Я отметил бы тот факт, что священнослужители пошли на откровенный разговор, за что им спасибо, - заявил Анатолий Кучерена. - Условия в монастыре достойные..."

Что же происходит тогда за монастырскими стенами и почему оттуда бегут дети, задается вопросом газета.

Сотрудники "КП" побывали в приюте в один из сухих осенних дней. Голубые купола храма растворялись в синем небе. Возле ворот монастыря - автобусы с паломниками.

Настоятельница мать Георгия была сурова:

"Валентина изначально не хотела оставаться в монастыре. Девушка она своенравная. В своем письме во многом нас обвинила. Только неправда это. Валя забыла, из какой грязи ее вытащили, как ее лечили от педикулеза, когда она сюда попала".

Но как же вообще оказываются здесь дети - чай, не колония, не спецшкола, куда малолетних преступников направляет суд?.. По церковному уставу женщина не может оставить своих чад: если решила уйти в монастырь, ей надо ждать, пока ребенку исполнится 18 лет. Поэтому в монастырях и создаются приюты для детей школьного возраста. Здесь же они учатся, а экзамены сдают в сельской школе. Сейчас в монастыре живут 25 девочек в возрасте от 6 до 17 лет и 17 мальчиков.

В кельях уютная, почти домашняя обстановка - коврики, стульчики, двухъярусные деревянные кроватки, отметили посетители из газеты. Семи-восьмилетние воспитанницы в черных одеяниях, похожие на воронят, за столом штудируют учебники "Природоведение". На столе микроскоп. Глазки у девчонок смышленые, живые...

С родной сестрой Вали Перовой мы говорим в присутствии настоятельницы. Вот Евгения и впрямь похожа на большую черную тень.

"Мы с сестрами-настоятельницами отправились в Москву вслед за Валей. Нас долго не пускали, говорили, что она не хочет нас видеть, - рассказала Евгения. - Наконец Валя в сопровождении заведующей вышла. Обняла меня и расплакалась. И тут подошла какая-то женщина, сказала, что пора сдавать анализы. И больше Валя уже не вышла".

Женя и Маша сейчас постоянно молятся за здоровье и счастье сестры.

"Но в монастыре мы видеть ее не хотим, - сурово сказала мать Георгия. - Только если она искренне раскается".

"Мы жгли лягушек"

Проверить Валины слова о порядках в монастыре очень легко. Только опрашивать надо не тех воспитанников, кто находится там сегодня...

"Мне родители помогли уехать из приюта, - говорит Наташа Титова, помогавшая беглянкам. Она оставила обитель в 2007 году. - После побега монахини сначала уговаривали вернуться, говорили, что местному духовнику отцу Петру (Кучеру) стало плохо из-за моего ухода. На жалость давили... А потом отец Петр приехал к нам домой, проклял меня и моих близких, и после этого меня близко к монастырю не подпускали - не разрешали видеться ни с кем из подруг".

В интернете про Наташу как по заказу появилась дурацкая информация: мол, она и сектантка, и гот... Только это чушь. Наташа после ухода из монастыря окончила духовное училище, теперь учится в колледже и поет в церковном хоре.

Она рассказывает, что ушла из обители, поскольку хотела учиться. "После окончания 9-летки наше образование считалось достаточным. Дальше учиться было запрещено", - рассказала Наташа.

На вопрос о том, как дети попадали в приют, она ответила, что по-разному. Один раз видела, как отец Петр подходил к паломникам и говорил: "Пожертвуйте для церкви женщину с ребенком!"

Про то, чем занимались в приюте, сказала: "Молились. Утром по четыре часа, вечером столько же. Иногда были ночные молебны. Но это если работы в поле не было. Летом мы там работали до завтрака два часа. Завтрак в девять. Потом до обеда. В обед час отдыхали и потом работали до вечера. Пололи, жгли лягушек..."

У насельниц монастыря, по словам Наташи, много суеверий. "Монахини говорили, что лягушки от дьявола. Мы их собирали ведрами и жгли. Я шесть лет прожила в монастыре, за это время там сменилось несколько игумений. Как правило, прежнюю игуменью обвиняли в колдовстве и назначали новую. Нам постоянно вдалбливали, что иного пути, как в монастырь, у нас нет. В миру все блуд и грех. Но уйти из приюта хотели многие", - поведала девушка, рассказав также о наказаниях. Ее, как и других воспитанниц, наказывали. Били ремнем.

"Обычно уводили в отдельную комнату и там хлестали без пощады. По 20-30 ударов давали. С 2007 года по совету отца Петра в качестве наказания к воспитанникам применялся затвор. Когда нас оставляли в комнате на три дня без еды и мы должны были молиться без сна", - рассказала Наташа.

Об отце Петре

Как явствует из досье "КП", настоятель храмов Свято-Боголюбовского монастыря архимандрит отец Петр (Петр Петрович Кучер) родился в 1926 году. В 17 лет ушел на фронт, стал артиллеристом. Имеет два ордена и медали. Дослужился до майора, демобилизовался осенью 1950 года. Потом работал ветеринаром. Рукоположен в сан в 1975 году.

В 90-х годах в Липецке он разругался с местным епархиальным начальством. Из скита отца Петра с "духовными чадами" изгонял ОМОН. После этого отец Петр переехал во Владимирскую область.

Вот что пишет отец Петр в своей книге "Блюдите убо, како опасно ходите!":

"...Если вы хотите, чтобы Россия жила и процветала, отдавайте своих дочерей и внучек в монастыри!

...Нынешние школы - это древние языческие блудилища, которые существовали в первые века христианства.

...Все народы, отступившие от православной веры, должны вернуться, обратиться к Богу, встать на колени перед границами России..."

Как отмечает "КП", в этой книге лингвистическая экспертиза, проведенная Департаментом по противодействию экстремизму МВД РФ, обнаружила "наличие высказываний, направленных на разжигание межрелигиозной розни и вражды". Материалы экспертизы были переданы в СУ СК при Прокуратуре РФ по Воронежской области. Там 5 июня 2009 года в возбуждении уголовного дела было отказано по причине "отсутствия состава преступления".

В Боголюбовском монастыре отец Петр "прославился" тем, что отказался принимать "бесовские" номера ИНН, запрещал послушницам получать новые российские паспорта. В детском приюте при монастыре отказывались от обязательных прививок детям и даже от положенных сиротам пособий.

В 2002 году в преддверии "скорого воцарения Антихриста" монастырь в огромных количествах стал скупать продукты питания и предметы первой необходимости. По приказу отца Петра все запасы были закопаны в землю на территории обители.

Вскоре у архимандрита Петра возникла новая идея - организовать всемирное покаяние русского народа. В подмосковных Мытищах перед статуей царя Николая им были организованы особые покаянные собрания, на которые приходили тысячи людей.

Представители епархии неоднократно признавали: учение отца Петра является "частично еретическим". Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий отстранял архимандрита Петра от обязанностей настоятеля Свято-Боголюбовского монастыря. Это решение вызвало бурю протеста у прихожан: свыше 2000 паломников съехались тогда к монастырю поддержать "старца" и прошли с молитвами от Боголюбова до Владимира. Говорят, "старец" покаялся перед владыкой и вернулся в монастырь.

"Отец Петр активно проводит в жизнь идею возрождения монашества как ядра православия, - сказал корреспонденту "КП" в неформальной беседе один из местных священников. - Ведь сегодня в России монахов всего около 10 тысяч. В основном бывшие бомжи, алкоголики, наркоманы... А нужны "воины Христовы". В меру образованные и фанатично преданные Церкви. Вот он и кует из этих детей всеми правдами и неправдами совершенных христиан. Причем свита, как это обычно бывает, еще и переигрывает. Многим ребятам здесь действительно лучше, чем в своих семьях или детских домах. Но дети есть дети, они к живому тянутся всеми силами. Поэтому и бегут. Если Валя в своем письме и преувеличила действительность, то ненамного".

Другое мнение

По мнению создателя приюта "Дорога к дому", члена Общественной палаты Олега Зыкова, "Валя фактически просидела 8 лет в физической и нравственной тюрьме. То, что она рассказывает, жутко. Отец Петр и его приспешницы просто издеваются над детьми. И на горох их ставят, и лишают пищи и воды.

В этом монастыре люди многие годы находятся вне зоны российского законодательства, у них нет документов, только какие-то липовые справки. Там происходит настоящее мракобесие. И борьба с паспортами и с ИНН. Отца Петра Кучера я рассматриваю как организатора преступного сообщества. Фактически это классическая секта. Квинтэссенция уродства, которая, с моей точки зрения, дискредитирует Русскую православную церковь".