Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль. 1912 г

Апелляционное производство, насколько оно клонится к новому разрешению дела по существу, есть продолжение процесса первой инстанции, сосредоточенное на том же предмете, на том же исковом отношении между сторонами, а потому материальное понятие о сторонах остается и здесь тоже самое, как и в первой инстанции, почему и обязанность

доказывания иска и возражений распределяется между сторонами по тем же самым началам, как и в первой инстанции.

Напротив, в формальном смысле слова их роли могут перемениться: истцом с формальной точки зрения будет та сторона, которой подано апелляционное прошение, а противная сторона будет ответчиком

Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Т.2. С-Пб., 1874г.

Апелляционный суд рассматривает предмет спора, очищенный уже производством в первой инстанции от всех посторонних, не относящихся до существа дела, обстоятельств, и только в том объеме, в каком этого требует поданная апелляция

Такова идея апелляционного производства. Смысл относящихся к апелляционному производству законов должен быть всегда истолковываем согласно с этой идеей. Однако судебная практика игнорирует этот взгляд законодателя и сводит апелляционное производство к вторичному рассмотрению по существу тех же спорных отношений, которые разрешены уже первой инстанцией, и рассматривает их всегда во всем их объеме, за исключением случаев, где решение постановлено относительно нескольких требований и обжаловано относительно лишь некоторых из них

Верещагин А.А. Изложение судебных решений. "Журнал Министерства Юстиции". 1905 г., кн.9.

Соображения суда не входят в законную силу, поэтому предметом апелляции может быть лишь требование об изменении резолюции, которая одна способна нарушить права тяжущихся. Поэтому тяжущийся, в пользу которого состоялось решение, не имеет права ходатайствовать об изменении резолюции, не может подать апелляции на такое решение, хотя бы в нем и было приведено соображение, признаваемое апеллятором неправильным.

Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев. 1912 г.

2.В апелляционной жалобе не должны быть помещаемы требования, не предъявленные в Окружном Суде. Не считается предъявлением новых требований, когда апеллятор отыскивает приращения спорного предмета, или проценты,

наросшие во время производства дела, или просит о взыскании ценности отчужденного или утраченного имущества, составляющего предмет дела (ст.747 У ГС).

Ст.747 запрещает представление в апелляционной жалобе требований, не предъявленных в окружном суде, потому что, в противном случае, недобросовестный тяжущийся имел бы полную возможность возбуждать иски в суде второй, а не первой степени, и, обременяя судебную палату занятиями, ей несвойственными, лишить противную сторону одной судебной инстанции.

Объяснительная записка. 1863г. к УГС. 4.1.

Под новыми требованиями, которые не могут быть предъявлены впервые в апелляционной инстанции, подразумеваются такие заявления сторон, которые заключают в себе ходатайство о присуждении им какого-либо права, о котором иска начато не было (75/182)

Представлять же не новые требования, а новые доводы, новые доказательства и ссылаться на них можно и в апелляционной инстанции (84/73; 80/249; 79/37) (из разъяснений Правительствующего Сената).

Абсолютно недопустимым является изменение иска по нашему уставу и в апелляционной инстанции. Устав выражает свое отношение к этому вопросу в двух местах. Во-первых, в правилах о порядке производства в общих судебных местах сказано' в апелляционной жалобе не должны быть помещаемы требования, не предъявленные в окружном суде. Мотивируется это положение, выраженное в ст.747, тем, что в противном случае недобросовестный тяжущийся имел бы полную возможность возбуждать иски в суде второй, а не первой инстанции, и, обременяя судебную палату занятиями, ей несвойственными, лишить противную сторону одной судебной инстанции. Во-вторых, в правилах производства в мировых судебных установлениях запрет изменения иска выражен также в категорической форме: "предъявление новых требований в апелляции не допускается" -гласит ст. 163 Устава

Гордон В.М. Допустимость изменения иска.

Вопросы права. 1912г., кн.IX.

Из обозрения кассационной практики Сената видно, каким простым способом судебная практика примирила противоречия в




правилах устава. Вместо письменного порядка в судебных палатах, предписанного правилами устава, она установила порядок словесный, вместо неполной апелляции - полную, т.е. вторичное новое разбирательство дел, с правом сторон приводить новые обстоятельства и доказательства как в бумагах, так и на словах во время состязания. Одним словом, практика распространила на порядок производства и решения дел в палатах общие правила о производстве и решении дел в окружных судах. Эти правила ею переработаны после упразднения существенных, хотя и слабых самих по себе, гарантий правого и скорого суда При этом практика сделала фактически явку сторон в палаты обязательной под угрозой возможности потери правого дела, если явившаяся другая сторона предъявит в заседании новые доказательства и они будут приняты палатой в соображение при постановлении окончательного решения. Как в окружных судах, так и в судебных палатах порядок производства и решения дел судебная практика упростила до возможного крайнего предела, сообщив ему характер первобытного словесного суда, не дающего никаких легальных гарантий, долженствующих обеспечить скорость, законность и справедливость не только неспособными руководить практикой, содействовать правильному ее направлению но, напротив, сами пошли рабски по ее следам и стали выдавать в своих сочинениях ее взгляды как бы за последнее слово науки процессуального права, не подвергая их критической оценке. Наши юристы до сих пор не успели еще составить себе ясного, определенного понятия по основному вопросу процесса о существе системы судопроизводства и влияния ее на важнейшие процессуальные правила вообще и по нашему уставу в частности. Они сравнивают обыкновенно отдельные правила нашего устава с соответствующими правилами одного из иностранных уставов -ганноверского, французского, германского или австрийского - и делают из этого сравнения свои выводы, упуская из виду, что система, положенная в основу названных уставов, не имела почти ничего общего с системой нашего устава. Действительно, уставы: французский, женевский, итальянский, ганноверский, германский и прусский позволяют сторонам предъявлять в апелляционных судах новые факты и доказательства и тем устанавливают вторичное новое разбирательство дел, которое, естественно, должно в высшем суде производиться на основании тех же правил, какие установлены в судах первой степени, и таким образом, по смыслу правил этих уставов, апелляция имеет целью

не только исправление ошибок и упущений первого суда, а также исправление упущений и ошибок вольных и невольных самих сторон. Само собой разумеется, что столь существенное право тяжущихся должно быть положительно выражено в законе, что и делают все вышеуказанные уставы. Но чтобы предупредить возможные злоупотребления сторон правом новых ссылок, уставы женевский, ганноверский, германский и прусский постановляют, что апелляционный суд может возложить судебные издержки вполне или частью на выигравшую сторону, если решение в ее пользу будет постановлено на основании новых обстоятельств или доказательств, которые она, по убеждению суда, могла и обязана была представить в первую инстанцию. Такая система судопроизводства в этих государствах объясняется тем, что в государствах, в которых территориальные, экономические и финансовые условия позволяют учреждение многих апелляционных судов с небольшими округами, как, например, во Франции, Германии и Италии, может быть с пользой установлена законом полная апелляция, т е. вторичное новое разбирательство дел в апелляционном суде тем же порядком, как в судах первой инстанции Но подобная система не может быть осуществлена в России, а потому в ней и должна существовать неполная апелляция