Формы вины, ее объем и степень

Форма вины определяется закрепленным в законе соотношением психических элементов (сознание и воля), образующих содержание вины, т.е. различиями в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления. Она указывает на способ интеллектуального и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими юридическую характеристику данного вида преступлений.

В уголовном законодательстве содержится описание двух форм вины: умысла и неосторожности. Каждая из названных форм вины делится на виды, умысел - на прямой и косвенный, а неосторожность - на легкомыслие и небрежность.

Этим модификациям ви­ны свойственно определенное сочетание интеллектуальных и волевых процессов, т.е. каждая разновидность вины, имеет специфическое содержание. Вместе с тем прямой и косвенный умысел не имеют значения самостоятельных форм вины, а являются видами одной и той же формы. Общим для них (как для видов умышлен­ной формы вины) с интеллектуальной стороны является осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предви­дение общественно опасных последствий.

В отличие от умысла оба вида неосторожности характеризуются отсутствием осознания ре­альной опасности деяния и предвидения общественно опасных последствий в конкретном случае.

Волевой элемент обоих видов умысла заключается в положительном (в форме желания или со­знательного допуска либо безразличия) отношении к общест­венно опасным последствиям, а волевой элемент обоих видов неосторожности состоит в отрицательном отношении к общественно опасным последствиям, наступления которых виновный старается избежать либо вообще не предвидит.   

Форма вины имеет многообразное юридическое значение.

Во-первых, она является субъективной границей, отличающей преступное поведение от непреступного. Это касается, прежде всего, неосторожного совершения деяний, наказуемых лишь при умы­шленном их совершении.

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступле­ний, если законодатель дифференцирует уголовную ответствен­ность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием между убийством (ст. 105 УК) и причинением смерти по неосторожности (ст. 109 УК), между умышленным (ст. 111 УК) и неосторожным при­чинением тяжкого (ст. 118 УК) вреда здоро­вью, между умышленным (ст. 167 УК) и неосторожным (ст. 168 УК) уничтожением или повреждением имущества.

В-третьих, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности лежит в основе законодательной классификации пре­ступлений: в соответствии со ст. 15 УК РФ к категориям тяжких и осо­бо тяжких преступлений относятся только умышленные преступ­ления.

В-четвертых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы.

Согласно ст. 58 УК РФ лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные на срок не свыше пяти лет за умышленные преступления небольшой или средней тяжести, по общему правилу, направляются для отбывания наказания в коло­нию-поселение, а лица, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, отбывают наказание в исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

В-пятых, некоторые институты уголовного права (приготовле­ние, покушение, соучастие, рецидив) связаны только с умышленной формой вины.

В-шестых, наличие умышленной формы вины обосновывает, а неосторожной формы исключает постановку вопроса о преступных мотивах и целях.

С содержанием и формой тесно связана категория объема вины.

Определяя умысел и неосторожность, законодатель исходит из психического отношения только к деянию (действию или бездействию) и его последствиям.

Совокупность психических отношений виновного ко всем объективным признакам, инкриминируемым субъекту, составляет объем вины. Он устанавливает границы круга фактических обстоятельств, выражающих юридическую сущность совершаемого деяния, виновное отношение к которым обосновывает возможность их вменения субъекту преступления. Иными словами, объем вины устанавливает конкретные пределы ее содержания.

Одним из основных показателей, характеризующих вину, является ее степень. Так же, как и понятие сущности вины, понятие степени вины в уголовном законодательстве отсутствует.

Степень вины - это количественная характеристика не юридической, а социальной сущности вины, а именно - характеристика глубины деформированности социальных ориентации субъекта. Она определяется не только формой вины, но и особенностями психической деятельности лица, целями и мотивами его поведения, личностными особенностями и т.д.  

Влияние вины на ее степень бесспорно. В умышленном преступлении виновный, сознательно посягая на социальные ценности, определенно проявляет свое отрицательное к ним отношение, а при неосторожном преступлении такая определенность отсутствует. Следовательно, ценностные ориентации при умысле более деформированы, чем при неосторожности. Сложнее соизмерить соотносительную тяжесть видов умысла и видов неосторожности. Если сравнивать прямой и косвенный умыслы при одинаковых прочих условиях, то прямой умысел всегда опаснее косвенного. В Постановлении № 1 от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» Пленум Верховного Суда РФ указывает, что «при назначении наказания за убийство суды обязаны учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших послед­ствий, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность». Не случайно на первое место среди субъективных признаков убийства был поставлен вид умысла как фактор, влияющий на опасность преступления. И точно так же следует устанавливать вид неосторожности по всем делам о преступлениях, совершенных с этой формой вины, поскольку легкомыслие всегда опаснее небрежности. При легко­мыслии виновному приходится преодолевать контрмотивы, удер­живающие его от неразумного поступка, и он не только не воздерживается от чреватого последствиями действия, но даже не дает се­бе труда тщательно оценить все детали сложившейся обстановки и ее возможные социальные последствия. Такое отношение к деянию, безусловно, опаснее небрежности, при которой виновный совершает опасный поступок только потому, что не предвидит возможных вредных последствий.

Помимо форм и видов вины на ее степень влияют особенности содержания интеллектуального и волевого процессов, происходящих в психике виновного.

Объем и определенность сознания, характер предвидения, преднамеренность, настойчивость в достижении цели могут существенно повлиять на степень вины при умысле. Степень легкомыслия в оценке обстановки, характер обязанности предвидеть и причины непредвидения последствий могут повысить или снизить степень неосторожной вины.

Таким образом, степень вины - это оценочная категория, содержащая психологическую и социальную характеристику вины с ее количественной стороны и выражающая меру отрицательного, пренебрежительного или недостаточно внимательного отношения лица, виновного в совершении преступления, к основным соци­альным ценностям.  

Таким образом, можно дать следующее развернутое определение вины:

Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших социальных ценностей.

Мотив и цель преступления

Мотив и цель - признаки субъективной стороны преступ­ления, неразрывна связанные с виной, но в отличие от неё имею­щие факультативное значение.

Мотив преступления- это обусловленное определенными по­требностями и интересами внутреннее побуждение, которое вызывает у лица решимость совершить преступление и проявляется в нем.

Мотив человеческого поведения только тогда становится моти­вом преступления, когда он охватывает все наиболее существен­ные свойства преступного деяния, а это возможно только в умыш­ленном преступлении.

Важным является вопрос о классификации мотивов преступления.

1) мотивы личностного характе­ра, которые в свою очередь делятся на мотивы, порождаемые раз­личными потребностями и интересами предметного характера, и мотивы, вызываемые эмоциональными переживаниями и состо­яниями, не имеющими предметного характера;

2) мотивы, не имеющие личностного значения и не связанные с удовлетво­рением собственных потребностей и интересов виновного;

3) си­туационные мотивы, вызываемые, прежде всего противоправным поведением потерпевшего, носящие вынужденный характер.

В ст. 61 действующего УК в числе обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотрено совершение преступления по мотиву сострадания (п. «д»), в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего (п. «з»). Эти мотивы являются извиняющими, причем лишь в некоторой степени, но если они яви­лись побудительной причиной совершения преступления, т.е. ста­ли преступными мотивами, они ни в коей мере не могут характе­ризоваться как социально полезные.

Исходя из того, что все преступные мотивы являются общест­венно опасными, следует делить их на: 1) низ­менные; 2) лишенные низменного содержания.

 Для построения уголовно-правовой классификации мотивов преступлений необходимо исходить из уголовно-правового поня­тия «низменных побуждений».  

Побуждения, которыми лидо руководствовалось при соверше­нии преступления, можно считать низменными при условии, что законодатель рассматривает их как повышающие общественную опасность деяния.

Важным признаком субъективной стороны преступления явля­ется его цель.

Цель преступления - это идеальная (мысленная) модель буду­щего желаемого результата, к причинению которого стремится правонарушитель посредством совершения преступления.

Цель как признак субъективной стороны преступления связана не только с мотивом, но и с виной. Включение специальной цели в субъективную сторону конкретного преступления свидетельствует о целенаправленном характере деяния, которое в этом случае слу­жит не самоцелью, а способом достижения того конечного резуль­тата, который и является целью.  

Мотив и цель преступления могут выполнять четыре функции.

Во-первых, они играют роль признаков, придающих деянию характер уголовно наказуемого и отграничивающих преступления от непреступных деяний.  

Во-вторых, мотив и цель, введенные в состав преступления в качестве обязательного признака, могут отграничивать одно пре­ступление от другого, т.е. определять квалификацию по различ­ным уголовно-правовым нормам.  

В-третьих, включение мотива и цели в диспозицию уголовно-правовой нормы может создавать квалифицированные виды преступления: убийство из корыстных или хулиганских побуждений либо совершенное с целью скрыть другое преступление или облег­чить его совершение и т. д.

В-четвертых, мотив и цель, не будучи включенными в диспози­цию конкретной уголовно-правовой нормы, могут играть роль об­стоятельств, смягчающих (п. «д», «ж» и «з» ч. 1 ст. 61 УК) или отяг­чающих наказание (п. «е» 2 и «ж» ч. 1 ст. 63 УК). В качестве смяг­чающих обстоятельств суд вправе учесть различные мотивы и це­ли, не относящиеся к низменным, если их наличие, по мнению су­да, снижает степень общественной опасности деяния.

Раздел 3. Умысел и его виды

Понятие и виды умысла

 

Умысел - наиболее распространенная форма вины.  

В зависимости от психологического содержания умысел подразделяется на два вида - прямой и косвенный. В соответствии со ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямымумыс­лом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опас­ность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Сознание общественно опасного характера совершаемого дея­ния и предвидение общественно опасных последствий определяют процессы, протекающие в сфере сознания, поэтому они составля­ют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступ­ления указанных последствий, определяя волевую сторону психи­ческой деятельности, образует волевой элемент прямого умысла.

Осознанию общественно опасного характера совершаемого деяния помогает не только отражение (хотя бы в общих чертах) объекта преступления, но и понимание социального значения всех фактических свойств совершаемого деяния.

К таким свойствам относятся место, время, способ, обстановка совершаемого преступления, которые, будучи включенными законодателем в объективную сторону преступления, содержат дополнительную характеристику действия или бездействия, становятся их индивидуальными фактическими признаками.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления, осознают их противоправность. Однако закон не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание умышленной формы вины, поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех весьма редких случаях, когда противоправность совершенного де­яния не осознавалась виновным, поскольку российское уголовное право последовательно придерживается принципа: незнание закона никого не извиняет.

Первым признаком интеллектуального элемента прямого умысла является осознание общественно опасного характера совершаемого деяния, т.е. хотя бы общей характеристики объекта посягательства, а также фактического содержания и социальных свойств всех составных элементов действия или бездействия.

Вторым интеллектуальным признаком прямого умысла является предвидение общественно опасных последствий совершаемого деяния. Под предвидением подразумевается отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому предвидение общественно опасных последствий следует понимать как мысленное представление виновного о том вреде, который будет причинен его деянием общественным отношениям, находящимся под охраной уголовного закона.  

При совершении преступления с прямым умыслом предвидение не неизбежности, а лишь реальной возможности наступления общественно опасных последствий возможно лишь тогда, когда избранный виновным способ осуществления преступления может с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия.  

Следовательно, интеллектуальный элемент прямого умысла складывается из осознания общественной опасности совершаемого деяния и предвидения, как правило, неизбежности, а в исключительных случаях - реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Желание как элемент умысла заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать в одном из следующих качеств: 1) конечной цели (например, убийство из ревности, мести); 2) промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели (убийство с целью облегчить совершение другого преступления); 3) средства достижения цели (убийство с целью получения наследства убитого); 4) неизбежного сопутствующего элемента деяния.

Данное в законе определение умысла ориентировано на преступления с материальным составом,поэтому желание связывается в нем только с общественно опасными последствиями, в которых воплощается причиняемый объекту вред.

Однако в Уголовном кодексе РФ большинство составов преступлений сконструированы по типу формальных, поэтому последствия лежат за пределами их объективной стороны и не могут быть предметом ни интеллектуального, ни волевого отношения. В преступлениях с формальным составом признаком объективной стороны, воплощающим общественную опасность деяния, является само запрещенное законом действие или бездействие. Поэтому в формальных составах волевое содержание умысла исчерпывается волевым отношением к самим общественно опасным действиям (бездействию).

Так, лицо, виновное в клевете, осознает, что распространяемые им сведения являются ложными и при этом порочат честь и достоинство другого лица либо подрывают его репутацию, и желает распространять такие сведения. При совершении преступлений с формальным составом волевой элемент умысла всегда заключается в желании совершить общественно опасные действия, запрещенные уголовным законом, т.е. он может быть только прямым.

Вторым видом умысла, выделяемым в законе по психологичес­кому содержанию, является косвенный умысел. В соответствии с законодательным определением он заключается в том, что лицо, совершающее преступление, осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступле­ния общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к нм безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего признака прямого умысла.  

Психологически невозможно не желать, а лишь сознательно допускать наступление последствий, которые неизбежно причи­няются осознанными и волевыми действиями виновного. Если лицо желает совершить определенные действия, понимая, что их неизбежным результатом будет наступление общественно опасных последствий, то желание распространяется не только на сами действия, но и на их последствия, поскольку те и другие составляют единую криминальную ситуацию. Следовательно, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется предвидением только возможности, но не неизбежности наступления общественно опасных последствий. Эта точка зрения нашла свое законодательное закрепление в ч. 3 ст. 25 УК.

Сознательное допущение означает, что виновный своими волевыми действиями вызывает определенную цепь событий и сознательно, т.е. намеренно, допускает такое развитие причинной связи, которое приводит к наступлению общественно опасных последствий.  

Волевое содержание косвенного умысла может проявляться не только в сознательном допущении общественно опасных последствий, но и в безразличном отношении к их наступлению. Психологическая конструкция косвенного умысла резко сужает сферу его возможного бытия, поскольку он может существовать только в преступлениях с материальным составом.

Косвенный умысел на практике встречается значительно реже прямого. Дело в том, что его психологическая сущность несовмес­тима с рядом институтов уголовного права и с определенными конструкциями составов преступлений.

Косвенный умысел невоз­можен не только в преступлениях с формальным составом, но так­же в преступлениях, состав которых включает указанную в законе цель, при покушении на преступление и приготовлении к преступ­лению, в деятельности организатора, подстрекателя и пособника и в ряде других случаев.

Прямой и косвенный умысел - это разновидности одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего.  

Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения общественно опасных последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбеж­ности, а иногда - реальной возможности их наступления, то ко­свенному умыслу присуще предвидение только реальной воз­можности наступления указанных последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношениесубъекта к вредным последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвен­ном умысле - в сознательном допущении либо в безразличном отношении.

Иные виды умысла

Помимо закрепленного в законе деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теории и практике уголовного права известны иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного наме­рения различаются заранее обдуманный и внезапно возникший умысел.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный отрезок времени после возникновения. Такой умысел опаснее внезапно возникшего.

Внезапно возникшимявляется вид умысла, который реализован в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения преступного намерения. Он может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через очень короткий отрезок времени после возникновения. На такой вид умысла часто влияет провоцирующая ситуация или наличие повода к совершению преступления.  

Аффектированный умысел , в отличие от простого внезапно возникшего, характеризуется не столько моментом, сколько психоло­гическим механизмом возникновения намерения совершить пре­ступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении винов­ного или его близких либо систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего, создавшее длительную пси-хотравмируюшую ситуацию. Под их влиянием у субъекта внезапно возникает сильное эмоциональное волнение, существенно затрудняющее сознательный контроль над волевыми процессами. Поэтому в преступлении, совершенном с аффектированным умыслом, в меньшей степени проявляется антисоциальная установка личности, а больше сказывается влияние ситуации как внешнего повода к совершению преступления. Этим и объясняется смягче­ние наказания за преступление, совершенное с аффектированным умыслом.

По своему психологическому содержанию и заранее обдуманный, и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (неконкретизированным).

Определенный (конкретизированный)умысел характеризуется наличием конкретного представления о качественных и количественных показателях важнейших свойств деяния, определяющих его юридическую сущность. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально определенном результате, умысел является простымопределенным.  

Альтернативнымназывается такая разновидность определен­ного умысла, при которой сознанием виновного охватывается воз­можность наступления двух или более конкретно-определенных последствий либо возможность причинения вреда одному из двух объектов, охватываемых сознанием субъекта.

Неопределенный (неконкретизированный) умысел отличается тем, что у виновного имеется не индивидуально-определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознает только его видовые признаки.

Например, нанося силь­ные удары ногами по голове, груди и животу потерпевшего, винов­ный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью, но не осознает количественных показателей этого вреда. Подобное преступление следует квалифицировать как умышленное причи­нение того вреда здоровью, который фактически наступил.

Таким образом, умысел – это одна из форм вины, виды умысла: прямой и косвенный. Эти виды умысла существуют как разновидности умышленной формы вины. Кроме этого в зависимости от различных оснований в литературе выделяют и другие виды умысла, которые были рассмотрены выше.