Анализ концепции «прав человека» в рамках европейской идентичности

Кривцов А.О.

магистрант 1 курса направления политология

факультета управления и психологии,

Кубанский государственный университет, г. Краснодар

Аннотация: в данной статье автор рассматривает концепцию «Прав человека» с точки зрения европейской идентичности.

Ключевые слова: права человека, европейская идентичность.

Summary: in this article the author considers the concept of "Human rights" from the point of view of the European identity.

Keywords: human rights, European identity.

Необходимость исследования данной темы диктуется необходимостью рассмотрения принципа универсализма в политическом правовом дискурсе европейских стран. Под этим имеется ввиду концепция «прав человека». Для начала необходимо дать дефиницию этой концепции. «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения».[2] Это самое формальное и нормативное определение зафиксировано во Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций, а также в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.) [5], в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) [6], в заключительном акте совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.), а также в ряде международных договорах.
Интересной представляется концепция Алена Бадью. Основная идея – это несостоятельность концепции прав человека в формировании планетарного консенсуса. Во-первых, потому что, рассуждение о декартовском универсальном субъекте в постсовременности является при условии допустимости существование оного. Во-вторых, использование этики «прав человека» предполагает концентрацию противостояния Злу, а не формированию истоков добра. [1, с. 23-24] В-третьих, использование концепции «прав человека», предполагает различие тех сообществ, которые не имеют политических атрибутов либеральной демократии.
Рассмотрим рефлексию концепции «прав человека», на примере конфликта в политическом пространстве европейской идентичности с иными идентичностями.

Базовой дефиницией возьмем следующую. Политический конфликт – острое столкновение противоположных сторон, обусловленное взаимопроникновением различных интересов, взглядов, целей в процессе приобретения, перераспределения и использования политической власти, овладения ведущими (ключевыми) позициями во властных структурах и институтах, завоевания права на влияние или доступ к принятию решений о распределении власти и собственности в обществе. Это определение как нельзя лучше характеризует, функциональную и суггестивную составляющую. Ряд современных исследователей выделяют конфликты, связанные с процессами модернизации политических систем: конфликты цивилизационного характера, а также конфликты потребностей, интересов, ценностей и идентификации. Именно эта концепция является важной в контексте постсовременности.

Другое важное понятие это идентичность. Здесь представляется наиболее приемлемым мнение В. Гельмана и Т. Хопфа: «нечто, данное индивиду от рождения, или, по крайней мере, формирующееся в ходе первичной социализации».[3] По замечанию Фадеевой Л.А.: «связь идентичности с социализацией подчеркивают все исследователи».[4, с. 134-139]

Необходимо перейти непосредственно к конфликтной составляющей европейского и Другого типов бытия. Под европейскими ценностями, прежде всего, понимается либеральная демократия с сопутствующими ей атрибутами прав и свобод. Соответственно, происходит исключение иного способа интерпретации «прав человека». На этой логике и выстраивается противоречие а, следовательно, и конфликт этих систем. Просто не принимается во внимание проблема включения в европейское сообщество.

Нет ли здесь проблемы следования логике консенсуса? Проблема беженцев тому подтверждение. Желание приобщиться к институциональным характеристикам европейского сообщества со стороны беженцев одновременно соседствует с симптоматикой неприятия ценностей, позволяющих наличествовать процедурным и институциональным характеристикам. Самое важное, что у концепции «прав человека» присутствует обратная сторона – признание универсальным человеческого субъекта, а, значит, наличие консенсуса уже подразумевается на аксиологическом уровне. Тем самым, проблема беженцев в Европе вызывает большой резонанс именно по причине своей примордиальной неразрешенности. Таким образом, выстраивается позитивный проект конфликта европейского сообщества и других граничащих с ним сообществ. Например, конфликт ЕС и России, конфликт европейских элит вокруг миграционного процесса. Что их объединяет? То что, несмотря на очевидные риски (в случае с Россией – экономические убытки, в случае с миграционной волной – проблемы с социальной сферой), решения принимаются в пользу конфликтогенных факторов.
Таким образом, внутренняя противоречивость европейской идентичности, основанная на примордиальной неразрешимости концепции «прав человека» порождает все новые и новые вызовы для консенсусных форм существования сообществ в Европе.

Список использованных источников:

1. Бадью А. Этика: Очерк о сознании Зла / Пер. с франц. В.Е. Лапицкого. – СПб., Machina, 2012.

2. Всеобщая декларация прав человека // Российская газета. 1995. № 67. 5 апреля.

3. Гельман В.Я., Хопф Т. Центр и региональные идентичности в России. – Центр и региональные идентичности в России. / Под ред. В.

4. Гельмана и Т.Хопфа. СПб., М.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге; Летний сад. 2003.
Фадеева Л.А. Проблема идентичности в сравнительной политологии // Полис. – 2011. - № 1.

5. Международный пакт о гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.

6. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.