Средний этап в истории культуры Византии (VII - IX вв.)

Второй этап в истории культуры Византии длился с седьмого столетия до девятого столетия. В этот период всё большую значимость в интерьере храмов начинают играть иконы. Непосредственно в данном варианте искусства эстетические мысли христианской культуры были воплощены в более абсолютной мере. Поначалу иконами именовали всевозможные святые рисунки, сделанные на камне, дереве, ткани либо металле. Со временем данный термин начал применяться с целью обозначения изображений на специальных досках. Самые 1-ые иконы принадлежат к 6 столетию. Большая доля ранних икон погибла в период иконоборчества (VIII-IX вв.). Считают, то что в основе этого типа искусства лежал заупокойный египетский портрет, который проник в раннехристианскую среду. О том, что иконы были уже в II в., мы видим из трудов первых богословов. По-видимому, страх идолопоклонства сдержала признание иконы как религиозного объекта. Почитание было допустимо только в VI в., и только лишь на VII Вселенском соборе (VIII в.) было признано неотъемлемой принадлежностью культа.
Формирование раннего феодализма в Византии (VII - IX вв.) привело к сильным общественным столкновениям, обнаружившимся в религиозно – еретических перемещениях, которые охватили, прежде всего, византийский Восток. К данному времени полностью сложилась христианская догматика, в основном сформировались эстетические взгляды византийского мира.
Важной элементом второго этапа события византийской культуры представилось противоборство иконоборцев и иконопочитателей (726-843 гг.).

Первое течение поддержала управляющая светская элита, а второе - благочестивое духовенство и многие пласты населения. Иконоборцы, утверждая мысль о неописуемости и непознаваемости божества, стремясь сберечь высокую религиозность христианства, выступали за отмену поклонения иконам и другим изображениям Христа, Богородицы и непорочных, представляя в данном прославление плотского начала и пережитки Античности. Почитание икон, согласно их взглядам, полагалось идолопоклонством, непозволительным в христианской церкви. Иконоборцы считали, то что показывая Господа либо святого с помощью «неживой субстанции» (краской, кистью, на доске) живописец оскорбляет Создателя. Они представляли в иконе идола, запрещение, в поклонение которого есть в Библии. А по этой причине их условия сводились к нейтральным картинам, абстрактным символам, узорным и декоративным мотивам, пейзажам с рисунками животных и птиц. В итоге стены храмов преобразились, согласно образному выражению одного из современников, в “огороды и птичники”. В момент иконоборчества (726-843) была выполнена попытка официального запрещения икон. В охрану икон выступил мыслитель, стихотворец, писатель множества духовных сочинений Иоанн Дамаскин (700-760). По его суждению, икона сознательно различается от идола. Она представляется не копией либо украшением, а иллюстрацией, отображающей природу и сущность божества. Она только его схожесть и образ. "Иконы суть видимое невидимого и не обладающего фигуры, но физически изображенного из-за беспомощности нашего понимания". Основная цель иконописца - безупречное воссоздание канонических сюжетов и героев, при этом все без исключения индивидуальное в них должно было отойти в второй план. При восприятии иконы среди зрителей и изображением как бы протягивались тысячи невидимых нитей.

В определенном этапе иконоборцы одержали верх, по этой причине в византийском христианском искусстве определенное период доминировали узорные и украшающие абстрактно-символические компоненты. Но борьба между сторонниками данных течений проводилась весьма твердо, и в данном противостоянии погибли многочисленные памятники раннего этапа византийской культуры, в частности первые мозаики собора Святой Софии Константинопольской. В Византии иконы как правило писали яичной темперой на древесных дощечках, обработанных левкасом (особым грунтом) и - изредка - на холсте. Могли показываться сюжеты из земной жизни Иисуса, однако гораздо больше художники писали на иконах единичные фигуры: Христос, Божия матерь, апостолы, архангелы, святые (само термин икона согласно-гречески означает облик). При этом художники писали никак не изменяющийые лица, а лица тех, кто находятся в вечном, безупречном мире.

В то же время применение обратной перспективы могло быть связано с не всегда осмысленным рвением художника показать таинственное, несхожее, либо даже обратное земному, место высших сфер.
Достигает в этот момент нового расцвета искусство цветного мозаичного изображения. В IX-XI вв. восстанавливались и прежние монументы. Восстанавливались мозаики и в храме св. Софии. Непревзойденным примером крупного искусства Византии половины IXв. считаются мозаики Софии Константинопольской. Данный творение художества неоклассического манеры был реконструирован в апсиде храма в участке уничтоженных иконоборцами мозаик, о чем указывает оставшаяся надпись. Царственная, сидящая в спокойной статуарной позе огромная фигура Марии с ребенком в руках - олицетворение благородной одухотворенности в комбинации с эмоциональной красотой. Прекрасное лицо Марии дышит мягкой женственностью и разумным спокойствием. Стоящий рядом архангел Гавриил потрясает сходством с никейскими ангелами, некто - олицетворение общеземной и в то же время лазурной красоты, эллинистического сенсуализма в сочетании с византийским спиритуализмом.

Другие мозаики Софии (IX - начало XI в.) несколько уступают по художественному мастерству этому шедевру, однако любопытны по своему сюжету. Это две криторские сцены, обладающие не только художественное, но и историческое значение. В одной из них, пребывающий в люнете над входом с нарфика в храм, изображен император Лев VI (996-912), преклонивший колена пред стоящим Христом, над которым в медальонах размещены образцы Марии и Ангела. Значение сцены - поклонение правительству земной перед властью небесной. В другой мозаике начала XI в. в южном вестибюле церкви св. Софии перед сидящей на престоле Богоматерью с ребенком стоят по краям правитель Константин I, приносящий в дар модель города Константинополя, и правитель Юстиниан, протягивающий мадонне модель храма св. Софии.
Под воздействием христианства формировалась и византийская литература. Её основная цель сводилась к возвышению внутреннего начала в человеке. Героем литературных произведений становится обычный маленький человек, чья немощная плоть пребывает в поразительном контрасте с величием атмосферы. Он, смиренный и жалкий, нередко считается избранником Божьим, чудотворцем. Снабженный сверхъестественным познанием, он способен прогнозировать предстоящие действия. Он заступник оскорбленных, страдалец за веру христианскую. В IXв. формируется завершенная каноническая концепция церковной росписи. Композиции мозаик подчеркивают архитектурную систему. В главном куполе изображается Христос Вседержитель (Пантократор), согласно сторонам от него - ангелы - хранители четырех стран света, под ними евангелисты и апостолы. Многофигурные евангельские композиции украшают люнеты и стены трансептов (Оранта - Молящаяся богоматерь) - алтарную апсиду. В Живописи существуют идеи иерархии. Пантократор уподобляется самодержцу, святые - придворным. Тем не менее, заинтересованность к древности никак не иссякает. Он ощущается в работах константинопольской школы, восхитительными памятниками которой являются мозаики св. Софии в Константинополе. В более ранних из них (сер.IXв.) образы богоматери и архангела Гавриила полны взволнованности и духовных порывов. Из культового художественного творчества практически пропадает скульптура, её сменяет ровный рельеф и живопись (мозаика, фреска, икона). Основы византийской живописи IX-X вв. оригинально разрабатываются в отдельных художественных школах. Колоссального расцвета достигает декоративно-прикладное искусство - художественные материи, перегородчатая эмаль, изделия из слоновой кости и металла.

В VIII-XII вв. оформилось специальное музыкально-поэтическое церковное мастерство. Благодаря его высоким образным достоинствам, ослабело влияние на духовную музыку музыки фольклорной, мелодии которой ранее просачивались ранее даже в литургию. В целях ещё большей обособленности музыкальных начал богослужения от внешних влияний была проложена канонизация лаотональной концепции - “октоиха” (восьмигласия).

Ихосы представляли собой некие мелодические формулы. Однако мелодично-теоретические памятники позволяют заключить, что система ихосов не исключала звукорядного осмысления. Более известными жанрами церковной музыки стали канон (мелодично-лироэпическая структура во время духовной службы) и тропарь (едва ли не главная ячейка византийской гимнографии). Тропари сочинялись ко всем праздничным дням, абсолютно всем торжественным действиям и памятным датам.

Развитие музыкального искусства привел к созданию нотного письма (нотации), а также литургических рукописных сборников, в которых фиксировались песнопения (или только лишь текст, или слова с нотацией).