Проблемное поле» современной культурологии

Сегодня проблематика культурологии выходит за рамки компетенции сложившихся научных дисциплин социально–гуманитарного профиля, и в этом смысле культурологическое знание имеет мета–научный, трансдисциплинарный характер. Универсальность культурологической методологии определяет ее «эпистемостроительные» потенции, способность не только познавать, но и конструировать мир культуры совокупностью духовных, интеллектуальных и душевных энергий исследователя. Универсальность рефлективных форм и качественное многообразие выражений культурологической мысли во многом определяется универсальностью культуры как «духовного эфира», пронизывающего все аспекты, грани и модусы бытия человека и общества. При этом и область, и специализация, и компетенция культурологического знания определяются не столько объектом анализа, сколько спецификой метода, методологией понимания и интерпретации входящих в предметное поле социально–культурных феноменов.

Предметное поле культурологии образует многоуровневая система абстракций, отражающая различные аспекты онтологической реальности («тексты культуры»). Многие из этих категорий ранее входили (и входят) в категориальный аппарат научных методов других наук (философии, социологии, антропологии, этнографии и др.), но в рамках культурологии эти феномены получили иные грани смысла.

Во–первых, группа категорий фиксирует культуру как целостность, включая культурно–исторические типы социокультурной организации, региональные культуры, этнические и социальные субкультурные сообщества, обыденную, элитарную и народную культуру.

Во–вторых, значительный пласт категорий фиксирует различные аспекты, грани и уровни феномена культуры, а именно: свойства и функции культурных объектов и явлений (знаков, символов, образов, мифов, верований, обрядов и ритуалов, символов и семантических конструктов, ментальностей и архетипов сознания, культурных текстов и кодов); культурные ценности и нормы (витальные, материальные, мемориальные, художественные, идеологические, нравственные, религиозные, а также образцы, паттерны, правила, стандарты, каноны, традиции, роли, стиль, мода); культурную среду (искусственную предметно–пространственную среду жизнедеятельности, а также социально–информационную среду взаимодействия в обыденной жизни и специализированных областях деятельности людей); субъектов культуры (личность, семья, социально–функциональные группы и коллективы, классы, касты, сословия, социумы, сообщества, социальные организмы, этносы, нации, человечество); культурные институты (культурная политика, учреждения культуры и досуга, образования и социального патронажа, творческие организации, учреждения охраны наследия и накопления информации, средства массовой информации и т.п.); культурные аспекты специализированных областей деятельности (культура правовая, политическая, военная, философская, религиозная, художественная, научная, образовательная, информационная, природопользования, охраны здоровья, физического воспроизводства, развития и реабилитации людей и т.п.).

В–третьих, культурологические категории отражают технологический пласт бытия культурных организмов: культурные модальности (эволюция, модернизация, прогресс, деградация, деструкция, циклизм); культурные процессы (генезис, формирование, функционирование, распространение, воспроизводство, сохранение, изменение); культурно–интеграционные и дифференциальные явления (кооперация, консолидация, солидарность, социальность, взаимопомощь); культурные технологии (социализация и инкультурация, культурная ассимиляция и аккультурация, воспитание и обучение, технологии целеполагающей деятельности и взаимодействия, вербальное и невербальное коммуницирование, художественное творчество и физическое развитие); межкультурные взаимодействия (культурная диффузия, заимствования, отторжение, конфликт, культурный синтез и т.д.)[24].

Сегодня культурологическая парадигма обладает соответствующими атрибутами и признаками – она органично включает в себя информационно–аналитические концепты, выработанные в различных областях социально–гуманитарного знания (своеобразные «аксиомы» культурологического знания, на базе которых в процессе культурологического дискурса выстраиваются новые культурные онтологии). Ее научный метод образуют методологические принципы и специфическая методология интерпретации знаний, полученных другими науками социально–гуманитарного профиля (своеобразные «парадигмальные образцы» – Т.Кун). Наконец, она имеет мощную метафизическую составляющую – систему концептуальных представлений о феномене культуры, которая конструирует в предельно широком формате предметную область настоящих и будущих исследований и одновременно обеспечивает онтологический статус культуры как духовной матрицы, благодаря которой осуществляется воспроизводство – народа, нации, этноса, человеческого в человеке.

Помимо сугубо теоретических вопросов, культурология исследует те проблемы, от решения которых во многом зависит качество «повседневной жизнедеятельности» (и которые находятся в компетенции ее «теоретико–прикладных» разделов). В частности, в числе приоритетных направлений культурологических исследований (часть из которых реализуется в рамках исследовательских проектов нашего университета[25]) можно выделить выделил следующие: понимание духовной специфики отечественной культуры (тех факторов, которые обеспечивают ее историческую устойчивость и целостность, тех ценностей, которые определяют специфику ее ментальности и выступают условием национально–культурной идентичности); обоснование функций, факторов и перспектив обретения государственной идеологии; осмысление национальной идеи как особой и специфически российской формы культурного самосознания; изучение характера духовных угроз и разработка условий обеспечения культурной идентичности и духовной безопасности общества (в том числе оценка опасности духовных угроз, возникающих в связи с экспансией ценностей других культур, модернизационными процессами, разрушающими культурную целостность путем некритичного заимствования и насильственного внедрения культурно неоправданных моделей экономического и политического устройства и т.д.): разработка перспектив и приоритетов государственной культурной политики; прогнозирование и разработка вероятных (и оптимальных) моделей мировоззренческого самоопределения и грядущего устройства России.