Культурологический метод Д.С.Лихачева

Как уже отмечалось выше, научная парадигма образуется усилием научного сообщества, которое с помощью системы категорий осуществляет проблематизацию будущей отрасли знания и онтологизирует ее предметную область. На наш взгляд, духовным лидером такого сообщества (и особенно в конце 80–х – первой половины 90–х годов) был академик Д.С.Лихачев, в трудах которого обнаруживаются основополагающие атрибуты научного метода, характерного для области культурологического знания. При этом он специально не занимался вопросами культурологической методологии, ограничивая сферу интересов обоснованием общих начал текстологии и специальной сферы филологической науки – истории древнерусской литературы. Говоря о важности метода, он отмечал, что «красота научной работы состоит главным образом в красоте исследовательских приемов, в новизне и скрупулезности научной методики… она–то и приводит к открытиям. Она дает метод обнаружения истины»[26].

Занимаясь вопросами текстологии, литературоведения и искусствознания, Д.С.Лихачев с первых своих печатных работ выходит на многоуровневый и универсальный контекст отечественной культуры. При этом его интересуют, прежде всего, судьбоносные для становления отечественной культуры эпохи и периоды, привлекает человеческое, гуманистическое содержание и смысл русской литературы, искусства, философии, религии[27]. Его взгляд на любые рассматриваемые им явления предполагает изучение и оценку их в контексте культуры, при этом временная, историческая плоскость анализа – лишь одна из многих.

Культурологические идеи академика Лихачева многообразны и в новом историческом контексте открывают новые грани смысла.

Дмитрий Сергеевич первым в новейшей истории России обосновал культуру как духовный базис общенационального бытия, а ее сохранение – как залог душевной безопасности нации. Академик писал, что если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для духовной, нравственной жизни, для его «духовной оседлости», нравственной дисциплины и социальности. «Убить человека биологически может несоблюдение законов биологической экологии, убить человека нравственно может несоблюдение экологии культурной»[28]. Вне культуры, неустанно подчеркивал он, настоящее и будущее народов и государств лишается смысла. Дмитрий Сергеевич убедительно показывает в своих работах, что развитие культуры осуществляется через хаос к гармонии, через просветление высшего смысла, через совершенствование формирующей человека культурной среды; через возрастание организованности культурных форм, увеличение личностного, гуманистического начала – «сектора свободы».

Он раскрыл особую роль национального языка, мир которого удерживает культуру как системную целостность, концентрирует культурные смыслы на всех уровнях бытия – от нации в целом до отдельной личности.

Д.С.Лихачев обосновал значение культурного диалога как ведущего условия саморазвития культурной системы – чем больше у культуры внутренних и внешних связей с другими культурами, тем богаче она становится, тем выше поднимается в своем историческом развитии.

Подчеркивая европейский характер тысячелетней русской культуры, вобравшей в себя христианские идеалы, Д.С.Лихачев в то же время раскрывает природу национальной самобытности России, проявляющейся в духовных исканиях народа, в канонах русской эстетики, в религиозном опыте русского православия – в опыте благоговейного отношения к земле, к природе.

Границы культурологической парадигмы Д.С.Лихачева можно обозначить несколькими смысловыми линиями, конструирующими его научный метод, а именно: целостность, онтологизм и проектный характер культурологической мысли, экзистенциальность и нравственная напряженность слова о культуре, гуманистическая направленность культурологического метода, проблемная ориентированность культурологических исследований. При этом еще раз отметим, что научный метод парадигмы выступает не только способом познания, но и средством создания объекта познания – в данном случае модели культурной реальности. Следовательно, важнейшие составляющие культурологической парадигмы становятся своеобразной концептуальной рамкой, с помощью которой ученый создает и исследует символический мир культуры, при этом различные грани метода обнаруживают свое «подобие» в структуре объекта познания, а именно: целостность, онтологизм, экзистенциальность, гуманистичность и нравственная напряженность культурологической мысли академика способны обнаружить в русской культуре соответствующие качества, позволяют анализировать ее отдельные составляющие без потери образа культуры как целостности.