Перед кем ответствен человек? За что ответствен человек?

Вопросы эти не так просты, как кажутся на первый взгляд. Представители разных направлений духовной жиз­ни отвечают на них по-разному, так же как и авторы, придерживающиеся различных позиций.

Рассмотрим ответы на вопрос: перед кем ответствен человек?

1. Согласно светской точки зрения, человек ответ­ствен перед другими людьми. Мы живем не в лесу, не в пещере, не в глубоком одиночестве, а общаемся с себе подобными. Коммуникация - важнейшее условие на­шей жизни. Уже поэтому свобода человека не может быть абсолютной, она упирается как в ограничитель в интере­сы и волю Другого, в его физическое присутствие и ду­ховное соучастие. Но Другой - не только граница на­шей свободы, это тот, с кем мы взаимодействуем, со­вместно ставим цели, делим обязанности, перед кем от­читываемся и кого желаем сохранить. Мы отделены от него телом, иным положением в пространстве, своей неповторимостью, и в этом смысле мы независимы от него. Но в то же самое время мы глубоко зависимы, не­свободны, потому что остро нуждаемся в Другом для того, чтобы выживать и жить, создавать культуру, общаться, не чувствовать вселенского одиночества. Человек может жить, только постоянно выходя за свои пределы к Другим.

Наша глубокая моральная ответственность перед Дру­гими зиждется на нашей объективной социокультурной и психологической зависимости от них. И в этой зави­симости нет никакого негативного смысла, ибо она есте­ственна. Получается парадокс: ответствен человек, сво­бодно принимающий решения и в то же время в самом своем основании зависящий от Других. Однако если при­смотреться получше, никакого парадокса нет, ибо сво­бодные решения принимает индивид, живущий в обще­стве и черпающий именно в рамках этого общества свои ориентиры, цели, идеалы, в том числе и идеал свободы.

Независимость, непривязанность, на которую ориен­тируются популярные ныне оккультисты и эзотерики, озна­чает полную свободу от всего человеческого и, стало быть, устранение ответственности перед Другими и за Других. Адепт или йог, достигший высокой степени совершенства, отрывается от всего земного, он равнодушен к другим людям - ограниченным смертным существам, он больше

не живет их интересами и потому отвечает только пе­ред Богом и перед самим собой. Полная свобода от привязанностей надчеловечна и бесчеловечна. Но пока че­ловек находится в мире, пока он - воплощенный дух, он тесно связан с Другими и ответствен перед ними и за них. «Мы всегда в ответе за тех, кого мы приручили».

Однако чтобы не обижать эзотеризм, стоит заметить, что и там нередко речь идет о достигших совершенства духах, которые по своему свободному решению берут на себя ответственность за земные дела. Не перед людьми, но за людей. Таковы разного рода Учителя человечества, которые, вместо того чтобы блюсти невозмутимость и на­слаждаться небесным блаженством, усердно помогают роду людскому понять глубинные законы мироздания. Таковы и бодхисаттвы в буддизме - существа, отказав­шиеся от нирваны до тех пор, пока последний червяк не станет буддой. Думается, при такой постановке вопроса речь идет об ответственности не только за живые суще­ства, но и перед ними. Ну не считают же нас великие духи простыми объектами! Впрочем, они не переживают привязанности и зависимости, что нам, простым смерт­ным, достаточно трудно представить. Живя в реальном эмпирическом мире, мы зависим от Других в самой ос­нове своего существа, и потому держим перед ними от­вет - перед родней и друзьями, коллегами и соотече­ственниками, перед всем человеческим родом.

2. С религиозной точки зрения, люди ответственны прежде всего перед Богом, а уж во вторую очередь - перед себе подобными. Люди вторичны, Господь - ис­ток и начало, он - моральный законодатель и последний судья, поэтому мы отвечаем перед Всевышним за свои усилия по снисканию вечной жизни. Наша глубокая от­ветственность выражается в покаянии, в докладе и отчете Богу обо всех наших делах.

Поскольку добрые дела Бог и сам видит, мы должны рассказывать ему о грехах, о своем несоответствии задан-

ным духовным образцам. И не потому, опять же, что он их не знает, а потому, что это и есть способ держать от­вет. В покаянии как способе утвердить свою ответствен­ность перед Богом человек соглашается принять любую кару - расплатиться за слабость и непослушание.

3. Согласно индивидуалистическим концепциям (с различными мировоззренческими ориентациями), чело­век должен держать ответ только перед самим собой. «Я» - последнее и единственное, что мы знаем с достоверностью, весь остальной мир - лишь проекции нашей индивидуальности, представление о Других - более или менее вероятные модели, воспроизводящие наш собственный внутренний мир, каким он был бы при иных обстоятельствах. Поэтому отвечать можно лишь перед собственным «я», ну не миражам же рапортовать! Я обладаю свободой от любых внешних определенностей, поэтому никто мне не указ, никто не вправе спрашивать с меня отчета. Ответственность перед другими, перед начальством, перед властью - не более чем рабская психология, порождение авторитарных форм правления. У меня нет, по мнению индивидуалистов, никакого фундаментального долга по отношению к другим, и потому я перед ними не в ответе. Лишь о себе, о своем развитии, совершенстве, бессмертии и спасении должен я заботиться по-настоящему, и поэтому лишь сам себя я могу корить и упрекать за неудавшиеся дела и начинания. Другие люди, отчужденные от меня, не имеют никакого права спрашивать с меня и судить мою уникальность.

4. Согласно учениям, стремящимся совместить ориентацию на Других с принципом индивидуализма (Э. Фромм, В. Франки и др.), человек в ответе перед своей собственной совестью, он не подчинен извне никакому диктату, однако совесть его ориентирована не только на собственное благо, но и на благо ближних. Учет интересов других понимается в этом случае как естественное стремление человека, который живет среди людей и всегда «трансцендирует» за пределы собственного «я». Не официальная структу­ра, не учитель с розгой и не назидательный религиозный проповедник заставляют меня чувствовать ответственность, но только мое собственное лучшее «я», высшее начало, содержащееся в глубинах моего внутреннего мира. Лишь ему я подсуден, лишь ему подотчетен, перед ним я готов отвечать по всей строгости внутреннего закона. Это высшее начало во мне соединяет меня со всем остальным миром и обязывает к бесконечному благожелательству.

А теперь ответим на вопрос: за что ответствен человек? За поступки, за мысли, за чувства или за все вместе?

1. Со светской точки зрения, делающей акцент на ответственности перед другими людьми, прежде всего мы отвечаем за поступки. На этом же принципе построена ответственность юридическая. Если человек только думал сделать кому-то зло, но реально ничего не сделал, то и ответственности он не понесет. Юридически осудить за мысли нельзя, хотя заранее обдуманные преступления, воплощенные в жизнь, наказываются гораздо более сурово, чем преступления случайные, непреднамеренные. Светский подход, не отвергая ответственности за состояние души, выдвигает на первый план ответственность за поступок, потому что именно практическое поведение, действие способно зримо и реально изменить нечто в своей и чужой жизни. За это изменение, злое или благое, мы и держим ответ как перед другими, так и перед собой. С позиции эмпирической жизни, прямо не просматривается то реальное влияние, которое оказывают на действительность мысли и чувства сами по себе. Субъективное переживание - нравственная невидимка для ответственности, понятой как отчет за дела. Если ты кипишь ненавистью, но не пускаешь ее в ход, она несущественна...

Совсем другого взгляда придерживается религиозная и эзотерическая мораль.

2. В религии мы ответственны прежде всего за состояние своей души. Если душа черна, то и дела будут черными.

Великие святые и аскеты более всего корили самих себя не за деяния, а за мысли, за греховные чувства и образы, возникавшие в их воображении. Тело, творящее дела, смертно, а душа вечна, от того, какие она не­сет в себе переживания и думы, зависит и то бесконеч­ное будущее, которое ей предстоит. Именно душевный и духовный строй - самое важное в человеке, и индивид, обладающий свободой воли, сам определяет, на ка­кой лад настроить свой внутренний мир - на божественный или на бесовский, дьявольский. Именно душа чело­века - то поле, на котором сражаются Господь и враг рода человеческого, и победа одного из них зависит в том чис­ле от человека. Мы в ответе перед Творцом за свою внутреннюю чистоту, за свободу от эгоизма и гордыни.

Тема ответственности за мысли и чувства ярко пред­ставлена в эзотерическо-оккультной литературе. По оккультным представлениям, ментальный план (уровень мышления) и астральный план (уровень чувств) являются определяющими, причинными по отношению ко все­му физическому миру, поэтому ответственны мы прежде всего за них. Все практические дела повседневной эмпи­рии - не более чем следствия мышления и пережива­ния. Когда духовная монада, составляющая ядро лично­сти, развоплощается, переходит в посмертные тонкие миры, тело исчезает, но все чувства и мысли остаются. Если это благие мысли, человек попадает в личностный рай, созданный им самим. Если это зависть, похоть, ненависть, то создается ад, где душа умершего общается с безобразными монстрами - собственными страстями. Более того, вибрации эмоций и мыслей в новом вопло­щении притягивают человека в соответствующую среду, и он рождается либо в хорошей и благополучной семье, либо среди разбойников и бродяг.

В религиозной и эзотерической литературе мы можем прочитать, что ответственны не просто за мысли, но за каждую свою мысль, за всякое случайно промелькнув­шее переживание, которое может сыграть в нашей судьбе поистине роковую роль.

Так, в последние годы вышел целый ряд книг С.Н. Лазарева «Диагностика кармы», повергший довольно многих людей буквально в истери­ку. В книгах этих идет речь о том, что всякая негативная эмоция и мысль производит мощные энерго-информаци-онные изменения, которые камнем ложатся не только на вашу судьбу, но и на судьбу ваших детей. Даже ситуатив­ное сильное чувство, которое пришло и ушло, может со­здать такую информационную матрицу, которая погубит здоровье и благополучие целых поколений. Не уследишь за собой - беда. Взвесьте, какова при этом ответствен­ность за каждое промелькнувшее чувство! Да и в силах ли человек (который, как известно, никогда не бывает пол­ностью рефлексивен, до конца самоотчетен) фиксиро­вать любое движение собственной души? Многие прочи­тавшие книги Лазарева стали просто бояться самих себя, получили «невроз ответственности», который, разумеет­ся, ничего доброго принести не может.

Видимо, истина состоит в том, что отвечаем мы не за отдельную скверную мысль (у кого не бывает дурного на­строения?), а за целостность нашего мышления, за ос­новной строй своих чувств и переживаний. Здесь чело­век действительно вполне властен над собой. Можно по­пустительствовать злым мыслям, разжигать в себе дурные страсти, лелеять их. А можно, напротив, культивировать доброжелательство, спокойствие, позитивное отношение к действительности. Это и будет поистине ответствен­ным отношением к своему сознанию. Со скверными мыслями тогда даже не придется бороться (тот, кто с чем-то борется, всегда оказывается в объятиях противника!). Для них просто не останется места.

С какой бы позиции ни смотреть - светской или рели­гиозной - мысли и чувства, несомненно, определяют ли­нию поведения, и поэтому моральная ответственность шире юридической: мы отвечаем за целостность собственной лич­ности в единстве ее душевной и поведенческой стороны.

Вопрос: «за что мы отвечаем?» может быть прочитан и по-иному. Например: отвечаем ли мы за все последствия наших поступков? Или: отвечаем мы только за свои соб­ственные деяния или за общую ситуацию вокруг нас - за поведение других людей, за положение в стране, в мире, в культуре?

Начнем с первой позиции: отвечаем ли мы за все по­следствия наших поступков? Я думаю, что мы отвечаем за них ровно настолько, насколько могли их предвидеть. В создании результата человеческих действий участвует не только сознательно поставленная цель, напряженная воля и арсенал средств. К результату приплетается мно­жество побочных влияний. Само облекание цели в мате­риальные формы привносит те свойства и черты, кото­рые далеко не всегда можно учесть заранее. Там же, где речь идет о поведении, о взаимоотношениях людей, о сто­хастике социальных процессов и вероятностных факто­рах, уровень неопределенности результата резко повы­шается. Нельзя сбрасывать со счетов и того момента, что в социальном взаимодействии другой человек может вкла­дывать в ваши слова и поступки совсем другой смысл, чем вы, и потому предусмотреть все повороты событий практически невозможно. Поэтому обычный человек отвечает прежде всего за ближайшие последствия свое­го поведения, за те, которые он способен сознательно усмотреть. Он не является «всевидящим оком» или про­роком, способным узревать события в будущем. Будет прекрасно, если каждый из нас с полной ответственнос­тью отнесется просто к тому, что непосредственно сле­дует из наших действий.

Вторая позиция (отвечаем ли мы только за свои соб­ственные деяния или за общую ситуацию вокруг нас - за поведение других людей, за положение в стране, в мире, в культуре) тоже очень важна. Думается, человек отве­чает прежде всего за себя самого, за свое отношение к людям, за качество выполнения своих обязанностей. Если в его обязанности входит руководить и управлять другими или их

воспитывать, то в этом смысле он отвечает за других. Но не более того. В годы советской власти был очень популярен лозунг «Я отвечаю за все!» Интересно, что в нынешний период он оказался извлечен из забве­ния и вновь поднят как знамя. Однако столь моральный на первый взгляд призыв на самом деле глубоко неспра­ведлив. Он демагогичен, ибо снимает ответственность с тех, кто реально распоряжается ситуацией, кто обладает действительной властью и возможностью влияния и пе­рекладывает ее на всех понемножку. В социальных бед­ствиях, в разрушении культуры, в массовом разложении сознания оказываются виноваты все - прокоррумпированный министр и десятилетний школьник, богач, бойко ограбивший полстраны, и нищая учительница-пенсионерка. Они уравнены в своей ответственности, хотя реальный их вклад в события несоизмерим. Никто не может отвечать за все, достаточно отвечать за то, на что ты действительно в состоянии повлиять.

Кроме того, нельзя отвечать за других, потому что это превращает их в «оловянных солдатиков». Другие обладают свободой и способны принимать собственные ре­шения. Взять на себя ответственность за души и решения других людей - это претензия стать выше, чем Господь Бог, потому что даже он каждого наделил персональной свободой и персональной ответственностью.