Лекция 4 ЧЕСТНОСТЬ И СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Правда как высшая ценность

Среди высших нравственных ценностей немаловажное значение имеет правда и тесно связанная с ней правди­вость.

Понятие «правда» перекликается с другими родствен­ными ему понятиями - «правый», «правильный» - и имеет по меньшей мере три смысла.

Правда - это некоторый образцовый порядок бытия и человеческих отношений, которому необходимо неукосни­тельно следовать для того, чтобы на земле воцарилась гармония между людьми. В этом ракурсе понятие «прав­да» совпадает с понятием «справедливость», хотя, пожа­луй, в большей степени акцентирует момент идеальнос­ти и онтологической укорененности названного образ­цового порядка. Именно в таком случае говорят: «Надо жить по правде» или «Правда восторжествует». Правда является здесь чем-то вроде высшей инстанции, вынося­щей в конце концов свой приговор.

Правдоискательство, столь характерное для России, на­целено именно на эту высшую правду, которая выразила бы себя в справедливом людском или Божьем суде, при котором злые и жестокие будут наказаны, а хорошие и добрые вознаграждены. Высшая правда как бы возно­сится над многоликой эмпирией жизни, над ее грязью и мелочностью, несправедливостью и бессмысленностью.

Честность и справедливость

Она выше фактичности, является более глубинной и ос­новной силой, чем простой событийный ряд. В этом смысле высшая правда противостоит правде жизни, по­нятой как механическая подборка негативных примеров. Она настолько же фундаментальней суммы негативных фактов, насколько океанская волна значительней, чем пена и щепки на ее поверхности. Тот, кто живет по прав­де, - живет по нравственному закону, по Божьим запо­ведям, по человеческой совести и никогда не скажет: «Все кругом гадкие и скверные, это - правда жизни, зачем же мне быть добрым и щедрым?» Правда не сводится к реестру ужасов из «желтых» газет, она надэмпирична и взывает к человеческому в человеке.

В реальном общении порядок правды выражает себя в открытости между людьми, в том, что они честны друг с другом, не лгут, не предают, не подличают. Правда в межличностной коммуникации и в отношениях между группами проявляется в доверии, во внимании и отзыв­чивости, она предполагает взаимопомощь, поддержку, стремление и способность понять другого, а также рас­крыть себя, свои намерения и планы. Правда исключает всякую эксплуатацию, корыстное и расчетливое исполь­зование другого как инструмента для достижения соб­ственных целей.

Правда - это соответствие наших представлений объективному положению дел. Все знают с детства, что надо говорить правду, т. е. не лгать, не искажать реаль­ной картины событий, не сочинять небылиц. Тот, кто в этом смысле следует правде, не лжет и не обманывает, является правдивым человеком. Правдивость - это осве­щение событий или высказывание своих взглядов без под­мены и камуфляжа. «То, что вчера произошла драка - это правда». В данном случае правдой является факт, о котором спрашивают, имел ли он место. «То, что я люб­лю вас, это правда». Здесь правдивое признание утверж­дает факт внутренней жизни говорящего. Правда вне-

Лекция 4

шних и внутренних фактов позволяет индивидам общать­ся в рамках единого поля понимания, без недоумений, опасений и смыслового тумана. Правдивость делает ин­дивидов доступными друг другу для совместного пережи­вания и действия.

Правдивость, говорил Монтень, лежит в основе вся­кой добродетели. Действительно, только честное, прав­дивое отношение к другим людям является собственно моральным, ибо оно предполагает признание чужого до­стоинства. Мы сами не желаем быть обманутыми, объе-горенными, обведенными вокруг пальца и не должны по­ступать подобным образом по отношению к другим.

Правда как адекватная характеристика ситуации про­тивостоит обману или лжи (в данном случае ложь и об­ман я использую как синонимы, хотя можно установить различия между этими понятиями). Если правда соеди­няет людей, делает их способными к полноценной ком­муникации, то обман означает разрыв, отчуждение, вза­имное недоверие. Обманывающий, как правило, свое­корыстен, он искажает положение вещей для того, что­бы в чем-то ущемить других и утвердить или возвысить себя, чтобы обогатиться или получить власть нечестно, за чужой счет.

Правда тесно связана с достоинством человека: тот, кто уважает себя самого, не бывает низким лжецом и хит­рым обманщиком, он стремится избежать всякого при­творства и нечестности, стыдится быть уличенным во лжи, не хочет вводить в заблуждение других людей, ибо уважа­ет их и ценит. Тот же, кто охотно лжет, - не ценит и не уважает других; он ставит их в глупое положение, мешает им правильно сориентироваться, безжалостно сбивает их с толку. Однако при этом он теряет и собственное дос­тоинство.

Дело в том, что нет на свете ничего тайного, что не стало бы явным. Практически любой обман рано или поздно бывает разоблачен, а человек, единожды солгав-

Честность и справедливость

ший, потом вызывает у окружающих устойчивое недове­рие. Как можно верить и доверять тому, кто не чурается исказить факты, возвести напраслину на других, кто де­зориентирует людей, своими ложными обещаниями заво­дит их в тупик! Лжеца не уважают, его презирают и опа­саются, от общения с ним стараются уклониться. Люби­теля обманывать не порекомендуют на хорошую работу, не пригласят в гости, с ним не желают водиться.

Вот почему обвинение во лжи считается глубоким ос­корблением, посягательством на нашу честь: меня, чест­ного человека, подозревают в обмане! Если я честен, по­добные подозрения оскорбительны и обидны. Впрочем, обидно и досадно бывает и уличенному лжецу. Обманщи­ки часто как бы скрывают от самих себя собственный по­рок, называя его не ложью, а умом, ловкостью, сообрази­тельностью, хитростью. Разоблачение демонстрирует им степень их собственного падения, указывает на резкое рас­хождение с общепринятыми нормами нравственности.

Огражден ли правдивый человек от необоснованных обвинений во лжи? Думается, не всегда. Там, где нет непосредственной .возможности проверить объективную ситуацию, мы можем только доверять или не доверять словам конкретной личности. Однако на стороне прав­дивого его моральная правота, которая дает ему уверен­ность в себе и надежду на торжество той самой высшей правды, которая возносится над несовершенством фак­тов и их эмпирических проверок и в конечном счете пра­вильно расставляет все точки над «и». Высшая правда нередко выступает не как однократно выявленный факт, но как процесс, который может развертываться во вре­мени и давать благие плоды верных оценок. Нередко, к сожалению, уже после того, как без вины виноватый ухо­дит из жизни или из активной деятельности.