Централизация – децентрализация

– оппозиция, полюса которой находятся в отношении амбивалентности. Ц. – стремление сместить ответственность за принятие решений вверх, создать соответствующие организационные формы. В ей основе часто лежит вера во всемогущество первого лица, власти, освобожденных от обязанностей частично или полностью считаться с интересами локальных организаций. Именно в этом часто видят преимущество социализма (государственный социализм), что можно рассматривать лишь как некоторый комфортный псевдомиф; усиление Ц. опирается на основное заблуждение массового сознания. На него опиралась Ц. в России. Она была связана прежде всего с авторитарным нравственным идеалом, в рамках которого отождествлялась с порядком. Ц. грозит разрушением источников творчества в обществе, усилением дезорганизации. Д. – стремление сместить ответственность за принятие решения вниз, создать соответствующие организационные формы. В основе Д. часто лежит вера в безграничные возможности освобожденного от бюрократической опеки народа (Основное заблуждение интеллигенции). Именно в возможности создать такое общество часто видят преимущество социализма (общинная версия), что можно рассматривать как некоторый комфортный псевдомиф. Д. в России связана прежде всего с соборным идеалом. Д. при отсутствии реальных эффективных социальных интеграторов, в частности, рынка приводит к распаду связей, к локализму, дестабилизации общества, к автаркии, к бесконечным конфликтам локальных миров, возникновению в результате возникшего хаоса потока новшеств, масштабы которых превышают допустимый в данной культуре шаг новизны.

Проблема не решается сочетанием Ц. и Д., но постоянным поиском некоторой меры их соотношения, формировавшем на этой основе функциональной системы управления и организации.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

– основная типологическая единица человеческой истории. В основе типологии лежит практическое и духовное отношение человека к самому себе, к своему развитию, т.е. уровень рефлексии, что выражается прежде всего в способности к самоизменению. Можно выделить две основные Ц.: традиционную и либеральную. Кроме того, существует промежуточная Ц.

ЦИКЛЫ ИСТОРИИ

– более или менее ярко выраженные повторения в истории, колебания, пульсация тех или иных важных массовых характеристик общества. Их существование объясняется приобщением общества к природным ритмам, общими закономерностями сложных систем, их постоянной самопроверкой на прочность через периодическое приближение сложной социальной системы к некоторым крайним, реально или потенциально критическим, возможно предкатастрофическим ситуациям. Ц.и. – механизм реагирования на всякие значительные изменения рывками в обратном направлении, т.е. форма инерции истории, консервативный механизм сохранения общества в неизменном состоянии через изменения. Существеннейший механизм Ц.и. – колебания инверсионного типа (Инверсия), включая колебания массового сознания от одной крайности к другой, от господства одного нравственного идеала к противоположному и обратно. Важнейший элемент этого колебания – возникновение в массовом сознании при приближении к критической точке, к порогу дискомфортного состояния. Оно вызывает активное противодействие дальнейшему продвижению в этом направлении, стремление, впрочем не всегда адекватное, вернуться к комфортному состоянию.

Ц. и. носят различный характер, например, в истории Китая можно найти повторение четырех последовательных этапов: утверждение центральной власти в борьбе против децентрализации, кризис власти и отступление перед напором частнособственнических сил, упадок центральной власти и, наконец, социальная катастрофа, связанная с крестьянскими восстаниями и вторжением иноземцев. Ц. и. могут принять форму смены реформ контрреформами.

В условиях господства инверсии циклы могут практически не развиваться. «Хорошо стабилизированные архаичные культуры могут исключительно длительное время пребывать в состоянии циклической замкнутости и сбалансированной неподвижности» (Труды по знаковым системам. Тарту. В.ХIV, С.10-11). Однако медиация постепенно превращает инверсию в вялую инверсию, формируя глобальный модифицированный инверсионный цикл.

Ц. и. носят разный характер и разные масштабы. Они – стихийные силы истории, которые в возрастающих масштабах превращаются в проблему, подлежащую изучению. Тем самым Ц. и. перемещаются в сферу мысли, диалога, духовной рефлексии, что одновременно сопровождается формированием сложных механизмов, смягчающих инверсионные повороты социальных процессов, требующих прогнозирования, обсуждения, своевременного принятия мер. Институты либеральной цивилизации как раз и являются инструментами, которые встречают опасность инверсии на дальних подступах к опасным порогам, превращают погромы и мятежи в парламентские битвы, в полемику в печати и т.д.

В обществе промежуточной цивилизации, отягощенной расколом, сформировались особые расколотые социальные отношения, система псевдо..., особые сообщества советского типа, которые развили в себе способность пульсировать, менять характер своих решений, колебаться между централизацией и децентрализацией. Одинаковые этапы разных глобальных периодов не только тождественны, но и отличны друг от друга. Это различие определяется прежде всего уровнем и характером медиации, версией содержания труда, идеологии и т.д. Прогноз и преодоление Ц. и. на основе медиации – вопрос жизни и смерти расколотого общества.

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

– временное измерение человечества, закономерность его развития, которая проявляется через противоречивые взаимоисключающие тенденции.

1. Ч.и. выступает как способность человечества во всемирно историческом масштабе преодолевать постоянное нарастание социальной энтропии, обеспечивать свое воспроизводство, т.е. избегать опасность катастрофического разрушения общества, гибели человечества.

2. Ч.и. – движение массового воспроизводственного процесса между полюсами дуальной оппозиции: некритическое восприятие социальной реальности – превращение ее в предмет озабоченности, критики истории, рефлексии, включающей ответственность за воспроизводство исторического процесса.

3. Ч.и. – постоянное движение воспроизводственного процесса в рамках дуальных оппозиций: воспроизводство как приспособление к среде – воспроизводство как приспособление среды; воспроизводство среды в качестве условий – воспроизводство среды в качестве бесконечного набора реальных и потенциальных средств; воспроизводство среды в качестве средств – воспроизводство среды в качестве цели. Возможна также и оппозиция условий – целей.

4. Ч.и. – постоянное движение воспроизводства в дуальной оппозиции: достигнутый уровень всеобщности – всеобщность более высокого порядка. Порядок всеобщего может быть определен через дуальные оппозиции: эмоциональные связи – абстрактные связи, куда входит право, денежные отношения, опосредованные формы власти, абстрактное мышление, включая развитие интеллекта на своей

5. Ч.и. – постоянное движение воспроизводственного процесса между полюсами дуальной оппозиции: достигнутый уровень творчества – творчество все более высоких порядков, включая формирование социальных отношений, обогащение культуры, эффективности решения проблем и т.д.

6. Ч.и. есть движение воспроизводственного процесса между полюсами дуальной оппозиции: направленность вектора конструктивной напряженности к более творческому, более сложному полюсу. Обратный вектор, т.е. к менее творческому, более простому. В первом случае историю расценивают как кумулятивный творческий процесс, во втором – как регресс, упрощение, утрату и разрушение достигнутого культурного и социального богатства.

7. Ч.и. – постоянное движение в дуальной оппозиции: статичное воспроизводство – интенсивное воспроизводство.

8. Предшествующая дуальная оппозиция может быть выражена в формах логики: инверсия (инверсионная оборотническая логика), ведущий характер инверсионной оборотнической логики – ведущий характер медиации (медиационной логики).

9. То же может быть представлено в виде дуальной оппозиции массовых социальных процессов: массовое, инверсионного тина обращение к исторически сложившимся ценностям и нравственным идеалам – медленная массовая медиация, т.е. наращивание срединной культуры, включающей приращение культуры, формирование новых ценностей.

10. То же может быть представлено в виде дуальной оппозиции исторического вектора конструктивной напряженности: циклическое движение, циклы истории, пульсация, приспособление к инерции истории – кумулятивный прогресс, постоянный выход за рамки исторически сложившейся культуры, сложившихся социальных отношений; в виде дуальной оппозиции: исторический прогресс – антимедиация, массовое стремление подавить историю посредством косы инверсии, низведения общества до ранее прошедшего уровня как в рамках некоторого цикла истории, так и возможно выходящее по своей разрушительной силе за эти рамки.

11. То же можно рассматривать как движение воспроизводственного процесса между полюсами дуальной оппозиции; освоение новых явлений через экстраполяцию, т.е. перенос исторически сложившегося культурного богатства на новое возникающее возможно воспроизводимое явление – интерпретация, т.е. освоение нового явления на основе медиации. Выход за рамки исторически накопленного богатства позволяет создавать принципиально новые смыслы и отношения.

12. Важнейший механизм Ч.и. – движение воспроизводственного процесса между полюсами дуальной оппозиции; социокультурное противоречие, т.е. противоречие между культурой и социальными отношениями – отсутствие этого противоречия, достигаемое через снятие преодоление, т.е. следование социокультурному закону. История выступает как постоянное возникновение все более сложных социокультурных противоречий и возможно отстающая способность следовать социокультурному закону, что таит опасность дезорганизации, перехода через порог необратимости, сползания к катастрофе.

13. Ч.и. можно рассматривать как изменение культуры, менталитета, социальных отношений, типов цивилизации, государства, типов воспроизводства и т.д. При этом однако, важнейшей проблемой Ч.и., от решения которой зависит способность общества избежать катастрофы, остаются ограничения на типы социальных отношений и всех социальных явлений. Из этого следует, что в реальном обществе есть некоторое реализуемое промежуточное состояние между возможными социальными отношениями и невозможными социальными отношениями. Отсюда постоянная проблематичность, противоречивость общества, попытка разрешения которой и является движущей силой истории, как впрочем и антимедиации, попыток уйти от истории. Следовательно, Ч.и. – постоянный процесс перехода между (не) возможными состояниями, что требует развития соответствующей рефлективной формы деятельности, развития управления (не смешивать с манипулированием), развития массовой способности преодолевать противоречия между субъективной потребностью и предметной возможностью, через их взаимоизменение, взаимопроникновение, самокритику. Это требует развития способности управления организационными отношениями, т.е. организационной революции.

14. Ч.и. – движение воспроизводственного процесса на основе нравственного идеала, точнее постоянный переход от одного нравственного идеала к другому, движение между нравственными идеалами, что открывает путь промежуточной цивилизации, качественно различным эшелонам, гибридным идеалам.

15. Ч.и. может рассматриваться как повышение способности полюсов основных дуальных оппозиций проникаться друг другом. В этом заключается важнейший закон совершенствования социальной динамики, логики преодоления разрыва между полюсами дуальной оппозиции. Однако этот процесс может приобретать разнообразные незрелые, односторонние формы. В идеале взаимопроникновение требует такого взаимоизменения полюсов, которое открывает путь синтезу, новому качеству. Незрелые формы могут означать, что цель, содержащаяся в одном из полюсов, может пытаться быть удовлетворена средством другого, что средство одного возникает в условиях господства другого и т.д. Например, традиционализм нуждается в науке, технике, просвещенной бюрократии, а либеральные силы немыслимы без народной почвы, даже если она архаична. В этом случав исторический процесс приобретает характер фантастического маскарада, хаоса фантомов, переплетения традиционализма и либерализма, феодализма и модернизации и т.д.

15. Ч.и. есть постоянное преодоление дуальной оппозиции: личность – общество. Этот процесс носит многоплановый характер:

а) Он выступает как способность преодолевать противоречия между целым и частью, рост способности превращать целое, общество в свое личное дело. «Все исторические эпохи есть моя историческая судьба, все есть мое» (Бердяев Н. Смысл истории);

б) Ч.и. выступает как постоянная изощренная попытка человека создать условия для того, чтобы обеспечить достаточно жесткое следование каждой личностью накопленному, оправдавшему себя прошлому опыту. Этот опыт запечатлен в культуре, в социальных отношениях. Важной формой прикрепления личности к прошлому является синкретическое государство, где слита власть, собственность, жреческо-идеологические функции. Отсюда человеческую историю можно понять как преодоление дуальной оппозиции: несвобода – свобода. Вектор к свободе означает распад государственного синкретизма, отделение власти, собственности, мысли и т.д., что означает одновременно изменение менталитета, возникновение правового государства и гражданского общества;

в) Ч.и. можно понять как процесс постоянного перехода от жесткого подавления личности к ее освобождению, от ориентации личности на внешние силы к ориентации на развитие своего собственного творческого потенциала, как процесс гуманизации, развития гуманизма, т.е. поворот вектора истории на возрастание ценности личности, возможность его самоутверждения через саморазвитие творчества, формирование инноваций, развитие соответствующих социальных отношений, социальных институтов.

17. Ч.и. может рассматриваться как движение воспроизводственного процесса между способностью преодолевать противоречия, снимать дезорганизацию через насилие и способностью превращать эти противоречия в конфликты духа, в содержание диалога.

18. Ч.и. можно понять как постоянную рефлективную способность человека держать свою (не)способность к собственнику воспроизводству на уровне масштабов и глубины вызовов истории, что требует от человека выхода на все более глубокие уровни исторической необходимости, повышения способности решать все более сложные проблемы.

19. В Ч.и. как в рефлективный процесс входит постоянное стремление строить концепции истории. Среди них также можно наблюдать дуальную оппозицию: история – постоянный результат козней злых демонов, заговорщиков, бесов, алчных злодеев и т.д. – история – бессубъектный процесс, результат детерминированный некоторой заданной целью, закономерностью. Возможна точка зрения, что

Ч.и. – постоянное воспроизводство результатов и форм воспроизводственной деятельности, человек сам своей деятельностью формирует внутреннюю необходимость истории. Именно деятельность способна освоить природный и социальный мир, она – субстанция истории.

Возможна оппозиция понимания истории: история как прогресс, прерываемый акциями антиисторических сил, которые рано или поздно сгинут, например, в результате просвещения – Ч.и. постоянная битва в самой ее глубине человека с самим собой, проникающая в сознание, личностную культуру каждой личности. Поэтому Ч.и. – постоянная драма и трагедия, грозящая катастрофой. Предотвратить ее – дело самого человека.

Понимание, объяснение Ч.и. может формироваться как результат;

а) объяснения хода исторических событий через причинность, например, кризис – результат экономических процессов.

б) понимания культурной основы мотивов человеческих действий.

в) Отсюда Ч.и. может быть понята как взаимопроникновение этих полюсов, как их взаимная рефлексия, через понимание исторической причинности в формах культурной содержательной деятельности людей, через рассмотрение культурно содержательной деятельности как основы, объясняющей механизм исторической причинности. История, следовательно, может быть понята как рефлективный процесс.

20. Ч.и. может быть понята как постоянный поиск идеальной и практической меры всех этих дуальных оппозиций.

ЧЕРНОСОТЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ

– движение, исторически предшествующее фашизму. Его специфика – попытка модифицировать традиционализм для условий большого общества и города – опирается на первый этап развитого утилитаризма, на осознание связи личных усилий с результатами труда. Ч.д. состояло из экономически средних и низших слоев, стремящихся к сохранению сложившегося порядка. Они пытались оградить себя от перемен. Для них характерен страх перед интеллектуализмом, склонность отвечать на дискомфортное состояние насилием, антисемитизм, враждебность к духовной элите и диалогу. Ч.д. характеризуется страхом перед дальнейшим углублением утилитаризма, переходом к либеральной цивилизации, что требует большей гибкости, роста квалификации, перехода на более абстрактный уровень отношений, конкуренции и т.д. Ч.д. стремилось, поддерживая власть, сдвинуть ее ценности к консервативному полюсу. Ч.д. в России потерпело поражение в борьбе с объединенными силами архаической уравнительности и простого утилитаризма в его коллективистских формах. Однако дальнейшее развитие утилитаризма, а также возрастающее влияние шовинизма в перспективе не исключает возможности развития Ч.д.

ШАГ НОВИЗНЫ

– важный конкретно-исторический элемент культуры, определяющий величину допустимых новшеств, который значимо не нарушает комфортное состояние субъекта. Поток новшеств, выходящий за рамки Ш.н., превращает комфортный мир в дискомфортный, толкает к антимедиации, упрощению культуры, к возврату на уже пройденный этап с меньшим Ш.н., например, к отказу от новшеств, изменяющих общинные отношения. Расширение Ш.н. возможно через медиацию, через постоянное преодоление серой культуры, изменение соответствующих границ комфортного состояния. Переход к либеральной цивилизации требует неуклонного расширения Ш.н., что немыслимо без демократии, плюрализма, диалога и т.д. Расширение Ш.н. – результат качественных сдвигов в культуре, роста творческого потенциала. Отставание роста Ш.н. от роста масштабов творчества приводят к подавлению последнего. При опережении Ш.н. по сравнению с ростом масштабов и уровня творчества в обществе создается вакуум творчества, что приводит к росту дезорганизации соответствующих сфер жизни общества. На разных этапах ведущий характер приобретает стремление то сохранять шаг новизны, то уменьшить его, то расширить.

ШАБАШ

– Господствующий в обществе раскол, существование тайны стимулирует активизацию архаичных представлений о сатанинских силах, которые якобы присутствуют в стране. Реализация этих представлений в деятельности и поведении людей способна превратить общество в фантастический разгул зла, что в конечном итоге – результат реакции архаичного сознания на рост – разнообразия и дезорганизации. В. – результат извращенного преодоления оппозиции смех – серьезность. Смех, который не может превратиться в серьезность, неизбежно деградирует, превращается в сатанинский хохот, ведущий к разрушению, превращается в погром, в Ш. дезорганизации. Смех – как бы не выдерживает внутренней напряженности, теряет способность соединять в себе противоположности, внутренне соотносить их друг с другом, соскальзывает к манихейству, к яростной попытке разрушить один из полюсов оппозиции. Возникает III., т.е. нарастающая дезорганизация, сползающая к катастрофе. Смех превращается из силы, ищущей новое соотношение противоположностей, в силу, разрушающую эти соотношения. Он теряет свой эмоционально-духовный характер и становится эмоционально-материальным, т.е. вооружается насилием, принимает форму отрицания сложившихся форм жизни, их истребления, превращает жизнь общества в кровавый хаос. Налицо процесс, противостоящий основным тенденциям человеческой истории, прежде всего переводу конфликтов в обществе во внутренние противоречия сознания, в проблемы, подлежащие разрешению в процессе диалога. В конечном итоге III. саморазрушается. Из него возникает новая серьезность, серьезность насилия, на которую обессилевшая личность дает свое согласие. Это насилие может приобрести характер террора, стремления сформировать серьезный государственный порядок через разрушение отношений, противостоящих некоторому упрощенному идеалу, возможно утопическому. III. означает, что карнавальное праздничное переворачивание мира не удерживается в рамках срединной культуры, в рамках меры. Оно может превратиться в переворачивание самой срединной культуры, т.е. антимедиацию, в социальную дезорганизацию, в катастрофу.

ШЕПОТ

– скрытая творческая деятельность почвы, особая, подчас трудно уловимая извне правящей и духовной элитами форма освоения мира, интерпретации прежде всего в оппозиции комфортное – дискомфортное, добро – зло; выражается в форме слухов, анекдотов, тайных разговоров и т.д. III. – форма проявления сдвигов в массовом сознании, которые в конечном итоге формируют нравственный идеал, отличный от господствующего, возможно подготавливая инверсионный переворот, одновременно строят срединную культуру, создают основу для изменения общественных отношений. В случае роста дискомфортного состояния Ш. может перерасти в крик, разрушительный бунт, направленный на уничтожение факторов, реально или иллюзорно вызывающих дискомфортное состояние.

Недостаточное внимание науки к Ш. порождает иллюзию неожиданности, непредсказуемости поведения широких масс, их реакции на те или иные явления. Борьба с Ш. посредством террора может сделать его тише, загнать его вглубь, т.е. углубить раскол, сделать безболезненный выход наработанных в почве идей к высшим этажам культуры еще более трудным, менее вероятным. Для снятия раскола необходимо постоянное стремление правящей элиты и духовной элиты втянуть Ш. в диалог. Тем не менее и на этом пути существует серьезная опасность. Втягивание в диалог массового сознания может привести к массовому разоблачению тайны, что в свою очередь способно вызвать массовое дискомфортное состояние.

ШТУРМОВЩИНА

– расхожее представление, характеризующее циклы, пульсацию прежде всего на производстве, в производственных сообществах советского типа, заключающееся в стремлении выполнить значительную часть производственного плана в последнюю декаду месяца. Народная мудрость запечатлела этот метод в формуле: спячка – раскачка – скачка. В научной литературе нет объяснения этого удивительного феномена, который составляет одну из тайн советского общества. III. – очевидное, зримое воплощение раскола, попытка соединить в производственном процессе на предприятии как некоторой клеточке элементы расколотого общества. Здесь проявляется прежде всего авральный, т.е. импульсивно-эмоциональный, инверсионный метод решения задачи. Сложный производственный процесс имеет в обществе, противоречивый характер. С одной стороны, для традиционного общества характерно подчинение постоянным природным ритмам, от века унаследованной интенсивности, подчинение не столько конечному экономическому результату, сколько сохранению сложившихся отношений, например, между поставщиками и потребителями и т.д. (иногда не столько фактически, но на уровне ценностей). В условиях высокой дезорганизации и упования на начальство, которое всегда чем-то не обеспечивает, это создают условия для минимизации напряжения труда. Однако с другой стороны, производство нацелено на прогресс, на отрыв от традиции. Отсюда необходимость рывком преодолеть дезорганизованную реальность, инверсионным образом выправить положение, «спасать план». Это осуществляется посредством инверсионного рывка в единстве с авторитарным давлением. Возникает эмоциональное напряжение, нечто вроде эмоционального взрыва. В этом процессе можно видеть все проявления инверсионного цикла, опирающегося на разные идеалы. Господство соборного идеала, когда люди подчиняют производство своим исторически сложившимся «естественным» отношениям, сменяется скачком к авторитаризму. Между ним можно видеть господство идеала всеобщего согласия, когда происходит упорядочение дисциплины и организации посредством умеренных средств. Утилитарный идеал здесь присутствует как постоянная попытка привязать производственный процесс к растущим утилитарным потребностям. От либерального идеала здесь взято стремление превратить этот процесс в постоянное развитие, совершенствование.

При переходе от одного этапа к другому ощущается стремление сделать один из идеалов, аспектов этого процесса господствующим, например, драконовскими методами усилить дисциплину, т.е. обеспечить авторитарное управление. Оно сменяется попытками развить производственную демократию, т.е. обеспечить господство соборного идеала. Каждая из них достаточно быстро выявляет свою утопичность. Ш., как и другие однородные с ней явления, которые получили название перегибов, авралов, кампанейщины, есть проявление господства инверсионного типа социальных отношений, изменений, ориентированных, с одной стороны, на уменьшение дезорганизации, но, с другой стороны, порождающих при усложнении общества волны дезорганизации, усиливающие социальную энтропию. Избавление от Ш. возможно лишь на основе развития медиации.