АКУСТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗВУКА – собственно произносительные свойства звука

Артикуляционной классификация недостаточно (при всех ее достоинствах!) потому, что она характеризует движения языка, губ, голосовых связок, но все-таки не сам звук. При общении мы передаем собеседнику не артикуляции, а звуки.. И нужны не косвенные, а прямые знания о звуках речи. Тем более, что одному звуку могут соответствовать разные артикуляции (многое тут зависит от индивидуальной манеры. АКУСТИКА (от греч. akusticоs – слуховой) изучает структуру речевого сигнала, процесс речеобразования и восприятие речи у человека. Акустика использует данные спектрогафии. Спектрограф – аппарат, с помощью которого изображается звук. «Портрет» звука включает в себя высоту, силу, тембр. Звук = волновое колебание частиц воздуха. Колебание может быть частым и менее частым. Частота измеряется в герцах: одно колебание в секунду – это колебание с частотой 1 герц. Размах колебания может быть большим или меньшим. Сем больше размах (амплитуда) колебания, тем сильнее звук. Сила звука измеряется в децибелах. Тембр – окраска звука. Тембр создается сложением колебаний, каждое из которых характеризуется частотой и силой.

Акустические признаки звука – это 1. вокальность/невокальность (к вокальным относятся гласные и сонорные согласные, к невокальным – шумные согласные) 2. 2.консонантность/неконсонантность. Неконсонантные – все гласные. Консонантные – все согласные (и сонорные и шумные). 3. высокая тональность/низкая тональность (высокий звук – с большой частотой колебаний, низкий – с малой частотой). Высокие звуки – это гласные переднего ряда, зубные и передненебные согласные, и средненебный Й. Низкие звуки – все остальные. 4. прерванность/непрерванность. Прерванные – все смычные, кроме носовых. Основной характеристикой смычных согласных является резко оборванный край волны, которому предшествует период полного молчания. 5. звонкость/глухость (в этом признаке отражается непосредственная связь с артикуляционной классификацией).

Достоинствами акустической классификации считают то, что она: 1. характеризует непосредственно звуки 2. она строго дихотомична – это вообще достоинство любой классификации.3. она хорошо «корреспондирует» с артикуляционной классификацией 4. разрушается «стена» между гласными и согласными: в артикуляционной классификации они описывались по разному. Даже в разных терминах, здесь – единые термины. Открывается «родство» гласных и согласных.

В акустической и артикуляционной классификациях анализируются звуки – то есть сегментные фонетические единицы (от слова сегмент – долька, ломоть). Есть другие фонетические единицы – суперсегментные – ударение, интонация. Они как бы «разлиты» (выражение Панова) поверх звукового ряда – отсюда название. Дам и Дом отличаются звуками О и А. А слова мукА и мУка отличаются ударением. А предложения Мука? Мука! – интонацией. Изучением суперсегментных единиц занимается просодика (или просодия). К суперсегментным единицам относится также слог.

СЛОГ – это наименьшая произносительная единица. Такое определение дается в «Общей фонетике» Льва Рафаиловича Зиндера. В то же время он приводит мнения тех фонетистов, которые считают, что представить слог фонетически невозможно, что слог – это «фикция». И все-таки слог, как некое единство с гласным в качестве ядра представляет известную реальность для говорящих Произносительная целостность слога доказывается рядом наблюдений: во-первых, даже при самой замедленной речи, дальше ,чем на слоги, она не разбивается; во-вторых, в специальных экспериментах было доказано, что в слогах типа СТУ огубленность, необходимая при произнесении гласного, начинается уже одновременно с началом артикуляции первого согласного.

В фонетике существует несколько теорий слога. Первая – экспираторная. Она трактует слог как такое звукосочетание, которое произносится одним выдыхаемым толчком воздуха. Но наиболее распространена сонорная теория слога, которая основывается на акустическом критерии: слог – это сочетание более звучного (сонорного) элемента с менее звучным. Гласный не является обязательным элементом слога. Согласные бывают слогообразующими (например, в чешском языке фамилия известного лингвиста Трнка) . Высказывается также мнение, что обе теории слога могут сосуществовать, они не исключают одна другую.

УДАРЕНИЕ – выделение одного звука в слове. Словесное ударение изучает специальная наука – акцентология. По месту словесного ударения различают языки со свободным (или разноместным) ударением (например – русский язык)и языки со связанным (или одноместным) ударением (например, польский язык допускает ударение только на втором слоге от конца. Эстонский язык допускает ударение на пером слоге от начала).

Другая важная характеристика – подвижность и неподвижность ударения. Подвижное: при словоизменении ударение меняется (русское начАть – нАчал, началА, нАчали). Подвижность ударения не обязательно сочетается с разноместностью. В языке со связанным (одноместным) ударением оно может быть подвижным. Прибавление к слову окончания или суффикса, состоящего хотя бы из одного слога, вызывает перенос ударения. В польском языке: pOlski – polskiEgo.

В языках со свободным ударением оно тоже может быть и подвижным и неподвижным. В русском – подвижное. В немецком языке преобладает неподвижное ударение, хотя встречается и подвижное.

В большинстве языков – одно словесное ударение и признаком слова считается недвуударность. Но возможно и два ударения в слове. Например, в шведском языке. Из-за этого шведское слово на русский слух как бы раскладывается надвое. В немецком языке слова с так называемыми тяжелыми суффиксами могут иметь второстепенное ударение на этом суффиксе (суффиксы –schaft, -heit, -bar).

Основная фонологическая функция словесного ударения заключается в том, что оно, также как и фонема, является обязательным элементом звукового облика слова. Ударение само по себе может быть смыслоразличителем (мУка-мукА, зАмок – замОк).

Словесное ударение, имеющее широчайшее распространение в языках самого различного строя, не является, однако,обязательной категорией. Таковы палеоазиатские языки, тунгусо-манчжурские языки. Л. В. Щерба писал, что нет словесного ударения во французском языке. Но там имеется ударение, которое приходится на последний слог ритмической группы. Но так как ритмическая группа может быть представлена и отдельным словом и, кроме того, отдельное слово в изолированном произношении (что также будет соответствовать ритмической группе) имеет ударение, то из-за этого считалось: французский язык имеет связанное словесное ударение, падающее на последний слог.

Ударение – это выделение какого-нибудь слога, которое осуществляется при помощи интенсивности, высоты или длительности звуков. Соответственно принято говорить о динамическом, музыкальном или количественном ударении. Как правило, эти характеристики ударения выступают не порознь, а в сочетаниях или двух из них, или всех трех.

АККОМОДАЦИЯ (от лат. accommodatio - приспособление) один из видов комбинаторных изменений звуков; частичное приспособление артикуляции смежных согласного и гласного. При аккомодации экскурсия (начало артикуляции) последующего звука приспосабливается к рекурсии (окончанию артикуляции) предыдущего (прогрессивная ) или рекурсия предыдущего звука приспосабливается к экскурсии последующего (регрессивная). Для одних языков характерна аккомодация гласных согласным, напр. в русском гласные а, о, у после мягких согласных становятся более передними (артикуляция их продвинута вперед в экскурсии), ср. «мат» - «мят», «мол» - «мёл», «лук» - «люк»; для других языков – согласных гласным, напр. в персидском языке палатазируются согласные перед передними гласными. Различают также прогрессивную аккомодацию (воздействие звука на следующий звук, например – появление после мягкого согласного у большинства глассных современного русского языка и-образного переходного участка – тек – [т’иок] ) и регрессивную аккомодацию (воздействие звука на предшествующий звук, например – лабиализация согласных перед у, о).

АЛЛИТЕРАЦИЯ – ( лат. alliteratio, от лат. ad – к, при и littera – буква) – один из способов звуковой организации речи, относящийся к звуковым повторам и заключающийся в симметрическом повторении однородных согласных звуков. Слова, связанные аллитерацией, выделяются в речевом потоке, приобретают определенную интонационную значимость. Как стилистический прием аллитерация употребляется в устно-поэтической и литературной разновидностях художественной речи, особенно в произведениях, язык которых ритмически организован (например, в поэзии). На аллитерации. построены многие пословицы и поговорки («Мели, Емеля, твоя неделя», «Тище едешь – дальше будешь»), скороговорки («Купи кипу пик»). Простейшим видом аллитерации является звукопражание, но в чистом виде оно используется не часто и обычно выступает лишь как первооснова дальнейших звуковых ассоциаций. Аллитерация, как и другие звуковые приемы, широко использовалась в поэзии символизма.

АЛЛЮЗИЯ - (лат. allusio – намек, шутка) – стилистический прием, состоящий в непрямом указании на известный исторический или литературный факт, намек на предшествующие события, тексты (в этом случае аллюзия строится на цитате). Аллюзия – это важный элемент эзопова языка. Например, в первой главе «Евгения Онегина» Пушкин применяет аллюзию в строках «Онегин, добрый мой приятель, родился на брегах Невы…Там некогда гулял и я, но вреден Север для меня». Это намек на Южную ссылку поэта (с 1820 года), это блестящая дерзость Пушкина в адрес цензуры и вообще царской власти.

АЛФАВИТ – (греч. alphabetos, от названия двух первых букв греч. алфавита – альфа и бета (новогреч. вита) – система письменных знаков, передающих звуки языка посредством символов. Изобретение алфавита позволило делать запись любых текстов на естественном языке без обращения к их значению ( в отличие от систем письма, использующих идеограммы – письменные обозначения понятий и логограммы – письменные обозначения слов), что сделало возможным повсеместную фиксацию, хранение и передачу самых разнообразных текстов на любых естественных языках, способствовало распространению грамотности и других достижений европейской цивилизации. Все известные алфавиты характеризуются наличием синтагматических правил обозначения фонем в словах и парадигматическим набором знаков, известных всем и используемых в строго определенной последовательности. Принцип упорядочивания по алфавиту играет важную роль в словарях, справочных изданиях, каталогах и др. Русский синоним слова алфавит – азбука (калька с греческого). Наиболее распространенные алфавиты это латинский, арабский и русский. Русский алфавит используется народами, говорящими на 60 языках.

АНТОНИМЫ – (от греч. anti- - против и onyma – имя) –1. противоположность значений языковых единиц одного и того же уровня языка – слов, морфем, синтаксических конструкций 2. слова одной части речи, имеющие противоположные значения. В зависимости от выражаемого типа противоположности антонимы. разделяют на соответствующие классы, основные из которых: 1) антонимы, выражающие качественную противоположность. Они реализуют контрарную противоположность и обнаруживают градуальные (ступенчатые) оппозиции: «легкий» (простой, пустяковый) – «нетрудный», «средней трудности», «нелегкий» - «трудный» (сложный). В русском языке качественные прилагательные с приставками не-, без- являются антонимами только в том случае, если они представляют собой крайние члены анатомической парадигмы: «культурный» - «некультурный». Противопоставления типа «высокий» - «невысокий» антонимии не создают. 2) антонимы, выражающие дополнительность (комплементарность). Шкала противопоставления представлена двумя противоположными членами, дополняющими друг друга до целого, так что отрицание одного дает значение другого: «слепой» - «зрячий», «влажный» - «сухой», «вместе» - «врозь». 3) антонимы, выражающие противоположную направленность действий, признаков и свойств. Эта противоположность в языке основана на логически противоположных понятиях: «собирать» - «разбирать», «зажигать» - «гасить». По своей структуре А. делятся на разнокоренные («плохой – «хороший») и однокоренные («входить» - «выходить», «революция» - «контрреволюция»). Общим инвариантным признаком антонимов является наличие предельного отрицания в толковании одного из антонимов :высокий – низкий (предельно невысокий). Антонимия – это противоположность внутри одной и той же сущности. Антонимия как семантическая категория имеет центр (ядро) и периферию, где располагается ряд смежных явлений.

АНТРОПОНИМИКА – (от греч. anthropos – человек и onyma – имя) – раздел ономастики, изучающий антропонимы – собственные именования людей: имена личные, патронимы (отчества или иные именования по отцу), фамилии, родовые имена, прозвища и псевдонимы), криптонимы (скрываемые имена). Антропонимика изучает также антропонимы литературных. Произведений (их роль в выражении идейно-художественного содержания текста), имена героев в фольклере, в мифах и сказках. В антропонимике. разграничивает народные и канонические личные имена, а также различные формы одного имени: литературные и диалектные, официальные и неофициальные – семейные, деминутивные, ласкательные и проч. Каждый этнос в каждую эпоху имеет свой антропонимикон – реестр личных имен. Совокупность антропонимов называется антропонимией.

Антропоним, особенно личное имя, отличается от многих других имен собственных (онимов) характером индивидуализации объекта: каждый объект номинации (человек) имеет имя. Реестр имен ограничен. Имена личные повторяются, что заставляет давать дополнительные именования. Антропонимия изучает информацию, которую может нести имя: характеристику человеческих качеств, связь лица с отцом, родом, семьей, информацию о национальности, роде занятий, происхождении из какой-либо местности, сословия, касты. Антропонимика изучает функции антропонимов в речи – номинацию, идентификацию, дифференциацию, смену имен, которая связана с возрастом, изменением общественного или семейного положения, жизнью среди людей другой национальности, вступлением в тайные общества, переходом в другую веру, табуированием и др.

АССИМИЛЯЦИЯ – (от лат. assimilatio – уподобление) – один из наиболее распространенных видов комбинаторных изменений звуков: артикуляционное уподобление звуков друг другу в потоке речи в пределах слова или словосочетания. Происходит между звукми одного типа - гласными (вокалическая ассимиляция) или согласными (консонантная ассимиляция). Противоположна диссимиляции. В результате ассимиляции увеличивается фонетическое сходство подверженных ей звуков. В соответствии с тем, какой дополнительный общий признак они получают, различаются виды А., напр., А. по мягкости/твердости «ко(с’)(т’)и», «косточка», по глухости/звонкости «ло(тк)а» - «лодочка». Если после А. по одному признаку звуки сохраняют различие по другим признакам, А. называется неполной, частичной. Если звуки различались лишь одним признаком, то после А. по этому признаку они совпадают полностью, происходит полная А. Напр., «сшить» - «шыт’»

Словарь «Русское и общее языкознание»

Пробные словарные статьи

АНГЛИЦИЗМЫ – заимствования из английского языка. Английский язык называют «латынью ХХ века», и есть сведения, что ¾ всех новых заимствований в русский язык составляют именно англицизмы ( бизнес, маркетинг, менеджмент, брифинг, боулинг, супермаркет, супермен, хот-дог, дог-шоу, ток-шоу, фитнесс, шейпинг и мн. др.). Среди англицизмов новейшего времени много жаргонных (сленговых) слов: хайер, даун-клуб, берданка (жесткий диск), шузы, дор, бэг, , бук и др.

ГАЛЛИЦИЗМЫ – заимствования из французского языка. Со второй половины 18 столетия многоконтактность русского языка с другими европейскими языками сменилась доминирующим влиянием французского языка. Расширение лексического состава за счет галлицизмов стало особенно продуктивным. Под знаком доминирующего влияния французского языка и французской культуры, граничащего с галломанией, прошло почти два века русской истории и истории русского языка. Французский язык дал русскому языку многочисленные слова различных тематических (лексико-семантических) групп. Галлицизмы относятся к сфере искусства (пьеса, роль, актер, суфлер, афиша, партер, водевиль, антрепренер, барельеф, статуя, сюжет, пейзаж и мн. др.), военному делу (атака, канонада, кавалерия, артиллерия, корпус, батальон, бригада, гарнизон, солдат, офицер, сержант, рекрут и др.), морскому делу (флот, эскадра), к сфере путей сообщения и средств передвижения ( шоссе, экипаж, рессора, вагон), к области торговли, промышленности и производства (кредит, баланс, мануфактура, магазин, фабрика, аванс); называют предметы одежды (костюм, сюртук, жилет, корсет, капот, блуза, вуаль, ботинок, пальто, манто), украшения (медальон, брошь, браслет, колье); много слов, характеризующих жилище, домашнюю обстановку (этаж, антресоли, кабинет, будуар, паркет, мебель, комод, трюмо, люстра, абажур, лампа, портьера, драпри), много кулинарных терминов (суп, бульон, котлета, антрекот, мармелад, пюре). Ср. также «модные» галлицизмы конца ХХ столетия – прет-а-порте, сомелье, круассан, фуршет, кутурье, от кутюр, фондю, барбекю и др.

ЗНАК (языковой) – единица языка, служащая для хранения и передачи информации в процессе коммуникативной деятельности. Чаще всего под знаками понимаются единицы языка, имеющие ЗНАЧЕНИЕ (см.). Основоположники науки о знаках Ч.Пирс и Ч.Моррис различали знаки - копии (иконические знаки), знаки- индексы и символические знаки. Ф. де Соссюр полагал, что главный признак языкового знака – немотивированность, произвольность, то есть отсутствие необходимой связи между означаемым и означающим. Немотивированность определяет другое важное качество языкового знака – устойчивость. «Языку как бы говорят- выбирай. Но помни, что ты выбрал этот знак, а не другой», - писал Ф. де Соссюр. Поэтому языковые знаки – это прежде всего знаки-символы

.

ЗАИМСТВОВАНИЯ ГРАММАТИЧЕСКИЕ - перенесение из одного языка в другой грамматических аффиксов. Из всех уровней языка наименее проницаемым для иноязычных заимствований традиционно считается грамматика: это положение составило один из основных постулатов сравнительно-исторического языкознания, гласящего, что наличие материально сходных элементов, выражающих одно и то же грамматическое значение, может служить доказательством родства языков. Однако результаты скрупулезного анализа взаимодействия языков с течением времени поколебали незыблемый постулат о непроницаемости грамматической системы языка. Случаев полного перенесения из одного языка в другой всей грамматической парадигмы с ее формантами никто не наблюдал, но перенесение отдельных морфем из одного языка в другой вполне возможно.

К числу наиболее часто приводимых примеров грамматических заимствований относятся показатели множественного числа (такие, как –lar, -ler в албанском из турецкого). Таковы формы множественного числа в английском, заимствованные из латыни: criterion - criteria, phenomenon - phenomena, medium – media, alumna - alumnae и т.д. Однако форманты множественного числа –ia, -ae, заимствованные в современный английский язык, употребляются только в отдельных словах. Круг этих слов невелик, частотность их также невелика. Может быть, логичнее признать заимствованными целиком лексемы? Однако общеизвестна закономерность, согласно которой заимствования приобретают в языке-рецепторе грамматические показатели, свойственные именно ему. Ср. в англ. jeans - pluralia tantum, показатель плюральности – s. В русском языке это слово (как и слова всей соответствующей тематической группы) также pluralia tantum, однако грамматическим формантом множественности выступает русская флексия – джинсЫ.1

Есть, однако, небольшая группа несклоняемых существительных с признаками морфологического заимствования – это несклоняемые слова с исходом на -з, -с. У обычных заимствований из английского или испанского языков во множественном числе сохраняется –s (с), но осознается как часть непроизводной основы: бутсы, клипсы, чипсы зулусы. Некоторые из этих слов путем обратного формообразования приобретают впоследствии коррелятивную форму единственного числа на –с(а) - бутса, клипс (клипса), зулус. Другая группа несклоняемых заимствований характеризуется тем, что и форма (существительные с исходом на –с, -з), и значение (множественного числа) остаются неизменными. Ср.: «Мы прощаемся с этой интересной страной, поражающей воображение пришельца с Востока неописуемой красотой своих ландшафтов и оглушительной нищетой своих ранчос…» (Ю.Жуков «лечу в Венесуэлу»); «…самые красивые герлс поражают министров и туристов пышностью своих кринолинов и плюмажей…»( А. Потапов «Встречи с Марианной»);

ИДИОЛЕКТ (idiolekt) Все возможные высказывания одного носителя языка в определенный момент времени для взаимодействия с другим (другими) носителями языка.

ПРАГМЕМА - слово, грамматическая форма, реже – синтаксическая конструкция с ярко выраженным (системным) прагматическим компонентом содержания. В отечественной лингвистике А.М.Пешковский первым обратил внимание на прагматический (коннотативный) аспект содержания слова; много интересных наблюдений, касающихся прагматики слова , содержится в трудах В.В.Виноградова (хотя сама терминология современной лингвопрагматики там отсутсвует и слово «прагмема» он неупотребляет). Термин «прагмема» используется в трудах Ю.Д.Апресяна, М.Н.Эпштейна и др.

Слова могут быть близки, даже тождественны по семантическому содержанию, но различаться прагматическим компонентом содержания. Так, слова «лакей» и «слуга» синонимичны в прямых значениях, но из-за различия в прагматике резко расходятся в переносных значениях: «Окружить себя лакеями», но «Слуга народа». Часто прагматически «расходятся» однокоренные слова с различными аффиксами:

«суд» и «судилище». Ср. также: офицеры -офицерство-офицерия – офицерье. Яркими прагмемами являются слова «офицерство» и «офицерье» ( именно поэтому по-русски нельзя сказать «Умное честное благородное офицерье».

Прагматические созначения слова неотъемлемы от идеологических систем. Ср. «высокий ореол» слова «комиссар» у Б.Окуджавы (Какое б новое сраженье не покачнуло шар земной, я все равно паду на той, на той единственной, гражданской, и комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной) и пейоративную окраску в тексте М.Звездинского (А в комнатах наших сидят комиссары и девочек наших ведут в кабинет).

Слова нажива, карьера, барыш в течение ХХ века дважды изменили прагматическое звучание. В начале века – это нейтральные слова с нулевой прагматикой, затем ( после 1917 года) – яркие прагмемы с отрицательной оценкой обозначаемого и наконец в наши дни эти слова вновь становятся нейтральными.

Прагматическое созначение может связывать не со всей лексемой. А только с отдельными его грамматическими формами, которые используются в типовых конструкциях. Таково, например, множественное гиперболическое число в сочетании со словами «какие там», «эти», «всякие». «разные»: «Какие там еще театры!» Яркими прагмемами являются грамматические девиации (неправильности), например – склоняемые варианты несклоняемых слов. Так, В.Маяквский для выражения отрицательной экспрессии склоняет слово «крупье»: «Человечки эти называются крупьями». «один из крупей», глазки у крупьи».

ПРАГМАТИКА (ЛИНГВОПРАГМАТИКА, ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПРАГМАТИКА) –

3. Одна из сторон лингвистического знака (наряду с семантикой и синтактикой);

4. Современное научное направление, имеющее черты междисциплинарного, в ведении которого находится лингвистика речи.

Термин «прагматика» по отношению к языковому знаку ввел Ч.Моррис. В моррисовской системе прагматика обозначала «отношение к знакам тех, кто их интерпретирует». Но если другие элементы триады - семантика и синтактика – понимаются более или менее однозначно, то с термином «прагматика» связано много противоречий и разночтений, ибо под прагматикой иногда понимают и актуальное членение, и субъективные оценки говорящего, и речевые функции, и закономерности речевого общения.

В современных условиях прагматика как наука охватила многие проблемы, имеющие длительную историю изучения в рамках риторики и стилистики, социолингвистики и психолингвистики, поскольку прагматические характеристики составляют неотъемлемую часть всех языковых единиц, обладающих значениями, - морфем, слов, словосочетаний, фразеологических единиц, синтаксических конструкций и целых текстов. В работах англоязычных авторов прагматика как наука имеет дело со всеми психологическими, биологическими и социологическими явлениями, которые имеют место при функционировании знаков (при таком понимании прагматика в большей мере ориентирована не на язык, а на поведение человека, использующего языковые знаки). В работах отечественных лингвистов (Н.Д.Арутюновой, Ю.С.Степанова, Ю.Д.Апресяна, В.Г.Гака и мн. др.) прагматика интерпретируется как раздел семиотики, изучающий отношение говорящего к знаковой системе и различные способы выражения этого отношения. Так, Ю.Д.Апресян понимает под прагматикой «закрепленное в языковой единице (лексеме, аффиксе, граммеме, синтаксической конструкции) отношение говорящего: 1. к действительности; 2. к содержанию сообщения; 3. к адресату» (Избранные работы. Т. 1-2, М., Языки русской культуры, 1995). К прагматике относится большой круг явлений, начиная от экспрессивных элементов значения (семантических ассоциаций, ассоциативных признаков, коннотаций и проч.) до модальной рамки высказывания и пресуппозиций.

Часто отмечается, что предмет прагматики понимается по-разному в зависимости от исходных позиций исследователя. Так, в работах синтаксистов на долю прагматики приходится изучение нестандартных (аномальных) предложений; в работах по стилистике и риторике прагматика понимается как коммуникативная семантика (которая изучает использование языка с целью воздействия – язык политики, рекламы, психотерапии), а в работах по речевой деятельности прагматика понимается как наука, исследующая оценочные значения, а также теорию пресуппозиций.

Объектом изучения прагматики (лингвопрагматики) чаще всего считается текст, ибо только на уровне текста в полной мере проявляются все модусные компоненты, а категории прагматики считают «надуровневыми» или «межуровневыми». Однако ясно и то, что даже такая системная единица, как слово, может обладать вполне определенной прагматикой уже на уровне словаря (в противном случае были бы невозможны прагматические пометы в толковых словарях при словах типа «соратник-соучастник», «предводитель-главарь», «нектар-пойло», «политик – политикан» и под.). См. ПРАГМЕМА.

АНАЛИТИЗМ – расчлененность лексического и грамматического значения некоторой формы. Например, в форме будущего сложного времени в русском языке лексическое значение выражается инфинитивом, а грамматические значения времени, лица и числа – вспомогательным глаголом (буду читать).

Помимо этого широко распространенного понимания аналитизма существуют и другие. Так, иногда говорится о лексическом аналитизме, под которым понимается представление с помощью словосочетания того содержания, которое может быть передано и словом (зенитка – зенитное орудие, грузовик – грузовой автомобиль). Признаком аналитической лексической единицы обычно считают следующие: 1. возможность перевода на другой язык (языки) при помощи цельной лексической единицы; 2. возможность замены всего образования синонимом - целым словом; 3. невозможность синонимической замены отдельного компонента.

Однако чаще понятие аналитизма связывается с областью грамматики. И.А.Мельчук отметил, что, хотя определение аналитической грамматической формы достаточно тривиально, задача отграничения аналитической формы от обычного словосочетания далеко не тривиальна (ср. англ. will read – аналитическая форма будущего времени, а похожие выражения is going to read, must read –двулексемные выражения), и для решения этой задачи важно определить, является ли словоизменительным то дополнительное значение, которое представлено в «подозрительном» выражении (см. И.В.Мельчук, Курс общей морфологии. Т.1, Москва-Вена, Языки русской культуры, 1997).

Аналитические формы слова выделимы только в языках, развивших морфологические формы в качестве облигаторных (обязательных) элементов своей структуры. Аналитическая форма – это целое, семантически неразложимое сочетание полнозначного и служебного компонента, стремящееся к максимальной грамматикализации служебного элемента и функционирующее в морфологической парадигме наряду с синтетическими формами.

Объем и границы понятия «аналитическая конструкция» связаны с широким и узким пониманием СЛОВОСОЧЕТАНИЯ (см. СЛОВОСОЧЕТАНИЕ).

СТРУКТУРНАЯ ЛИНГВИСТИКА - направление в языкознании, которое сформировалось в конце 20-х годов ХХ века под влиянием идей Ф. де Соссюра. Швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр теоретически разграничил язык и речь. Традиционная лингвистика изучала тексты (речь), языкознание и сформировалось как прикладная наука, комментирующая тексты. Актуальной и важной задачей для нового языкознания Ф. де Соссюр считал переход от изучения речи (текстов) к изучению языка как системы и структуры (то есть того механизма, который лежит в основе порождения текстов, ибо тексты не хаотичны). Структурная лингвистика стремилась изучать именно язык, который, в отличие от речи, социален, консервативен, статичен (речь же индивидуальна, прогрессивна, динамична). Фактически объектом языкознания становятся такие единицы, которые не даны в непосредственном наблюдении. Их нельзя физически ощутить (как элементы письменного или устного текста), они конструируются, исходя из текста. Так, на фонетико-фонологическом уровне единицей языка является фонема (звукотип), а единицей речи – конкретный звук.

Структурная лингвистика представлена тремя классическими школами: Копенгагенской (ГЛОССЕМАТИКА - см.), Пражской (ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ЛИНГВИСТИКА- см.) и Американской (ДЕСКРИПТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА –см.). Наиболее ортодоксальное направление структурализма – это глоссематика, стремившаяся разработать такую систему анализа языка, которая годилась бы для всех конкретных языков. Пражский лингвистический кружок некоторые исследователи вообще не относят к структурализму, ибо по многим позициям пражцы оказались шире структурализма. Дескриптивная лингвистика предложила методику (процедуру) грамматического описания.

Структурализм был ведущим направлением в языкознании на протяжении нескольких десятилетий (вплоть до 50-60-х годов ХХ столетия). Главные достижения структурализма связаны с синхронным описанием системы языка с помощью применения точных формализованных методов.

ГИПОТЕЗА ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ - гипотеза (выдвинута Э.Сепиром и Б.Уорфом) о том, что особенности мышления человека детерминируются тем языком, на котором говорит человек. В традиционном языкознании считается, что основные законы мышления являются общими для всех людей. Согласно данной гипотезе, каждый язык рисует специфическую картину мира для своих носителей, а значит - понимание возможно только между людьми, владеющими языками близкими или похожими. Э.Сепир в статье «Грамматист и его язык» показал, как одна и та же ситуация интерпретируется носителями различных языков. Если нужно нарисовать картину падающего камня, европеец обязательно соотнесет ее со временем (ибо язык диктует ему различия, связанные с временными формами глагола: камень падал, камень падает, камень будет падать), для индейца же эти различия несущественны. Зато для него важно, видимый это камень или нет (ибо это находит отражение в его языке). Русский любому существительному присваивает род (и вся языковая картина мира окрашивается в связи с родо-половым делением; ср.: «Как бы мне рябине к дубу перебраться» - этот образ имеет смысл только с учетом мужского рода слова «дуб» и женского рода слова «рябина»), англичанин считает различия по родам не существенными. Таким образом, получается, что язык обладает направляющей силой и определяет то, каким видит человек окружающий его мир. Если у представителей северных народов богатая синонимика, связанная со снегом (отдельными лексемами именуется снег под прямыми лучами солнца, снег подтаявший, снег почерневший, снег рыхлый и т.п.), то этим самым предопределяются особенности восприятия и мышления: человек благодаря языку ВИДИТ эти различия в реальной действительности и в мышлении формируются соответствующие понятия.

В советском языкознании гипотезу Сепира-Уорфа критиковали как проявление идеализма, поскольку она приписывает языку определяющую и направляющую роль, между тем как сам язык является отражением опыта (а значит и мышления) человека, то есть язык в этой системе вторичен. В последние десятилетия чаще обращается внимание на позитивные стороны этой гипотезы (показательно, что идея лингвистической относительности, или точнее было бы – соотносительности - связана именно со словом «гипотеза», а не «теория», ибо многое в ней так и остается на уровне предположения, которое трудно как подтвердить, так и опровергнуть). Гипотеза Сепира-Уорфа фиксирует внимание на том, как формируются национальные языковые картины мира, чем они различаются – эти вопросы важны для теории и практики межкультурной коммуникации, а также для такого направления, как ЭТНОЛИНГВИСТИКА (см.)

ГЛОССЕМАТИКА – направление СТРУКТУРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ (см.), сформировавшееся в трудах Л.Ельмслева, Г.Ульдалля и др. представителей Копенгагенской школы в конце 20-х гг. ХХ в. Главный труд Л.Ельмслева _ «Пролегомены к теории языка». Вся традиционная лингвистика подвергается здесь критике как поверхностная, изучающая не сущность, а явления. Чтобы перейти к сущностным характеристикам языка, надо представить систему связей и отношений в языке. Так, фонема как единица языка характеризуется не тем, как она звучит (это поверхностный признак), а тем, как она противопоставлена другим фонемам. Чтобы дать описание сущностей, было введено более ста новых лингвистических терминов. Термины составили внутренне замкнутую систему (подобно геометрии Эвклида): исходные термины не определяются формально (как точка в геометрии), прочие логически выводятся из исходных. Основной метод анализа – дедукция.

Представители этого направление стремились создать «алгебру языка», то есть свести все, что есть в конкретных языках, к четким системам оппозиций, предложить «матрицу», которая, будучи примененной к любому конкретному языку, даст представление о его структуре. Все многообразие отношений в языке они свели к трем типам: констелляция (свободная зависимость, как между элементами словосочетания при синтаксической связи примыкание), интердепенденция (взаимозависимость, как между подлежащим и сказуемым, между однородными членами предложения) и детерминация (односторонняя зависимость постоянного и переменного членов, как между гласным и согласным в составе слога, между определяемым словом и определением или между главным и придаточным предложением).

Глоссематика – это попытка создать теорию языка по методам точных наук, однако надежды ее основателей стать теорией всеобъемлющей не оправдались, в первую очередь – вследствие оторванности от собственно языковой субстанции.

ЭРГОНИМЫ - названия магазинов и фирм. Эргонимия относится к области искусственной ОНОМАСТИКИ (см.) и стала привлекать исследовательское внимание русистов только в самые последние годы. Создатели эргонимов, как правило, ориентируются на ПРАГМАТИКУ (см.) наименования. Прагматически ассоциативные эргонимы создаются по такому принципу: фирма называется Х. Х – это хорошо. Значит, фирма хорошая («Жилкомфорт», «Лидер», турфирма «Семь чудес света», турфирма «Золотой век», магазин «Комильфо», магазин «Афродита», кафе «Золотой колос», ресторан «Жемчужина», магазин «Забота», каф<