СКАЗАНИЕ О ПОХИЩЕНИИ ДРАУПАДИ 7 страница

Вайшампаяна сказал:

С этими словами Тысячелучистый внезапно скрылся. Сотворив (утреннюю) молитву, Карна поведал свой сон Сурье. Вриша рассказал ему по порядку о том, что случилось, что он видел и о чем оба они говорили той ночью. Выслушал Кар-ну сверкающий Сурья, небесный владыка, Сокрушитель Сварб-хану, и с улыбкой ответил ему: «Так то и было». Тогда сын Радхи, гроза отважнейших среди недругов, понял, что все это было на самом деле, и стал ожидать Васаву, мечтая только о копье.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести восемьдесят шестая глава.

ГЛАВА 287

Джанамеджая сказал:

Что это за тайна, о которой Жарколучистый не сказал Карне? Что за серьги и панцирь (были у Карны) ? Откуда у него эти доспехи и серьги, о достойнейший? Расскажи мне, подвижник, я хочу услышать об этом.

Вайшампаяна сказал:

Я поведаю тебе, о царь, тайну Того, чье богатство в сиянии, и (расскажу), что это за серьги и панцирь. Однажды, о царь, явился к (царю) Кунтибходже необычайно могучий брахман9. Он был очень высок, бородат, волосы носил так, как носят отшельники, а в руках у него был посох. Красивый, безупречно сложенный, с золотистой, как мед, (кожей), он, казалось, излучал силу. Речь его была плавной, украшали его мощь подвижничества и знание Вед. Великий подвижник сказал царю Кунтибходже: «Я хочу получать подаяние в твоем доме, о не ведающий гордыни!

Ни ты, ни твои близкие не должны делать того, что мне неприятно. Я остановлюсь у тебя в доме, если это тебе по душе, о безупречный! Когда захочу, я уйду, когда захочу - вернусь, но пусть никто, о царь, не осквернит моего ложа и места, где я сижу!» Кунтибходжа ответил ему с радостью: «Да будет так». - «И более того, - добавил он, - славная дочь моя по имени Притха отличается, о могучий брахман, праведностью и благочестием; она добра, смиренна, почтительна и станет ревностно и благоговейно ухаживать за тобой. Ты будешь доволен и нравом ее, и поведением».

Сказав это брахману, (Кунтибходжа) воздал ему почести, как положено, а потом отправился к своей дочери, болыпе-окой Притхе, и сказал ей такие слова: «Дочь моя, некий достойный брахман желает поселиться в моем доме. «Да будет так», - сказал я ему. На тебя, дочь моя, я возлагаю заботу об этом брахмане. Ты должна сделать так, чтобы слова мои не оказались ложью. Чего бы ни попросил достойный, могучий подвнжнпк-дваждырожденный, познавший Веды, ты должна ему предоставить это с великой готовностью. Ведь брахманы - это грозная сила, брахманы - высочайшее подвижничество. С благословения брахманов блистает солнце на небесах. Великий асура Ватапи, а также Таладжангха были убиты жезлом Брахмы за то, что отнеслись с пренебрежением к тем, кто достоин почестей.

Великое бремя ложится теперь на тебя, дочь моя! Неустанно смиряй свои чувства и ублажай этого брахмана! Я знаю, дочь, что ты с детства почтительна к каждому брахману, так же как к родственникам, наставникам, слугам, всем друзьям, к матери и ко мне. К каждому ты относишься с уважением и воздаешь по заслугам. Ты ведешь себя столь достойно, что ни в городе, ни в самом дворце, даже среди прислуги, нет человека, который был бы тобой недоволен, о безупречно сложенная! Но я полагаю, что должен тебе указать на гневливость того дваждырожденного, ибо совсем девочкой, Притха, ты стала для меня что (родная) дочь.

Желанное дитя Шуры, ты родилась в роду Врипгни. Давным-давно тебя еще маленькой отдал мне с любовью сам твой отец. Сестра Васудевы, ты (стала) лучшей из моих детей. Ты - моя дочь (по воле своего отца): он обещал (отдать мне) своего первенца. Вот из какого славного рода ты происходишь и выросла тоже в достойной семье и. Ты пришла к счастью от счастья, как переплывают из озера в озеро. Женщины самого низкого происхождения, хотя их особенно трудно держать в узде, все-таки в большинстве своем меняются (к лучшему), если их еще в детстве (оторвать от своей семьи), о прекрасная!

Но ты, о Притха, рождена в царском роду, и красота твоя удивительна; ты сполна обладаешь, прекрасная, обоими этими достоинствами. Поэтому, отринув гордыню, заносчивость и самомнение, ублажай премудрого подателя даров - и ты достигнешь блаженства, прекрасная Притха! Так, о достойная, безупречная дева, ты, без сомнения, обретешь благо, но, если лучший из дваждырожденных будет тобой недоволен, в пламени его гнева погибнет мой род».

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести восемьдесят седьмая глава.

ГЛАВА 288

Кунти сказала:

Преданно и почтительно я буду служить тому брахману, как ты ему обещал, о царь - Индра царей! Правду я говорю тебе. Таков мой характер: я должна почитать дваждырожден-ных, а сделать тебе приятное для меня - высшее благо. Придет ли владыка на закате дня или же явится на рассвете, пусть это будет поздно вечером или даже среди ночи, я не прогневлю его. В этом мое благо, о Индра царей! Следуя твоему повелению, я буду делать добро, почитая дваждырожденных, о лучший среди мужей!

Верь мне, Индра царей: достойнейший из дваждырожденных, живя в твоем доме, не будег испытывать неудобств. Истинно я говорю тебе. Я буду стараться, о царь, делать то, что приятно дваждырожденному и полезно тебе, о безупречный! Пусть тревога покинет твою душу! Ведь если почитать великих долей брахманов, то ониг о владыка земли, даруют спасение, а если нет, способны и: погубить. Я знаю об этом и буду стараться снискать милость-первого среди дваждырожденных.

Тебе, о царь, не придется из-за меня испытать гнев достойнейшего из дваждырожденных. Если царь провинится перед (брахманом), о Индра царей, то брахман может стать источником зла для него, как случилось когда-то с Чьяваной из-за Суканьи. С величайшим смирением я буду ухаживать за тем брахманом, лучшим, из дваждырожденных, как ты сказал мне, о Индра людей!

Царь сказал:

О достойная, именно так ты и должна поступать без колебаний. Это принесет благо не только мне, дочь моя, но к тебе и всему нашему роду!

Вайшампаяна сказал:

И, сказав это Притхе, многославный Кунтибходжа, любящий отец, привел деву к дваждырожденному: «Вот, о брахман, моя юная дочь. Она выросла, не зная забот, поэтому не взыщи, если в чем-нибудь ошибется. Великие участью дваждырожденные обычно не гневаются на стариков, детей и подвижников, даже если те постоянно им досаждают. При самом тяжком грехе можно надеяться на прощение дваждырожденных.

Следует принимать почести, которые тебе оказывают номере сил и от всего сердца, о достойнейший из дваждырожденных!» - «Да будет так», - ответил брахман, и тогда царь с радостью в сердце показал ему (белые), словно (крыло) лебедя или лунный свет, его покои. Там, где постоянно поддерживается семейный огонь, для него было сооружено сверкающее ложе, приготовлена еда и все необходимое. И царская дочь, отринув гордыню и праздность, всецело сосредоточилась на том, чтобы угождать брахману. Притха, воплощенная чистота, вошла (в те покои) и приготовилась как Должно ублаготворять достойного почестей брахмана,

Такова в книге «Летая» великой «Махабхараты» двести восемьдесят восьмая глава.

ГЛАВА 289

Вайшампаяна сказал:

И дева верно блюла свей обет, о великий царь! От чистого сердца она старалась порадовать стойкого в обете брахмана. Иной раз лучший из дваждырожденных говорил: «Приду на рассвете», а сам возвращалсь вечером или ночью, о Индра царей, но дева в любое время почтительно предлагала ему все лучшие и лучшие яства, питье и постель. День ото дня забота ее о еде для него, о ложе и месте, где он сидел, не ослабевала, а, напротив, росла.

Если брахман упрекал ее (за какой-нибудь промах) или выговаривал ей недовольным тоном, Притха, о царь, и тогда не делала ничего такого, что было бы ему неприятно. Сколько раз дваждырожденный приходил с опозданием, а то и вовсе не возвращался. (Иногда) он требовал подать ему какое-либо редкостное яство, на что Притха смиренно, как ученица, дочь или сестра, отвечала ему: «Все готово». Дева ловила каждое желание лучшего из дваждырожденных, о Индра царей, и всячески старалась, безупречная, доставить ему удовольствие.

И достойнейший из дваждырожденных оценил ее добрый нрав и поведение, а она, (поощряемая) его вниманием, принялась еще больше усердствовать. Утром и вечером, о бхара-та, отец у нее спрашивал: «Доволен ли брахман твоими заботами, дочь моя?» И славная (Притха) ему отвечала: «Чрезвычайно (доволен)!» - чем доставляла мудрому Кунтибходже огромную радость. Прошел год, и за все это время лучший из тех, что творят молитвы, не смог упрекнуть Притху ни в едином проступке и проникся расположением к (девушке). Тот брахман, довольный, сказал ей: «Ты покорила меня своею заботой, о прекрасная добрая дева! Выбирай, о достойная, любые дары, каких не имел никто из людей в этом мире! Благодаря этому ты превзойдешь славою всех женщин!».

Кунти сказала:

Все у меня есть, о лучший из знатоков Вед, если ты и отец мною довольны. Тем самым, о брахман, я как бы уже лолучила дары.

Брахман сказал:

Если ты, о достойная дева со светлой улыбкой, не желаешь принять от меня какой-нибудь дар, то запомни тогда заклинание, которым можно призвать любого из небожителей. К какому бы богу ни обратила ты это заклинание, он покорно предстанет перед тобой, о достойная! По доброй воле или против желания премудрый смиренно придет к тебе как слуга, покорный велению, - такова власть заклинания.

Вайшампаяна сказал:

Во второй раз, о царь, безупречная (праведница) не смогла отказать лучшему из дваждырожденных, испугавшись его проклятия. И тогда, о царь, дваждырожденный научил прекрасную (Притху) нескольким заклинаниям, известным из Атхарвашираса. Пожаловав это, он сказал Кунтибходже, о Индра царей: «Счастливо жил я, о царь, в твоем доме, окруженный заботами твоей дочери. Она во всем угождала мне и преданно почитала меня. Теперь я должен уйти». С этими словами он скрылся, а царь, увидев, что дваждырожденный исчез на глазах, пришел в изумление и воздал почести Притхе.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести восемьдесят девятая глава.

ГЛАВА 290

Вайшампаяна сказал:

Прошло какое-то время после ухода лучшего из дважды-рожденных, и девушка задумалась о силе тех заклинаний: «Какие заклинания поведал мне великий душою (брахман)? Проверю-ка я их власть не откладывая». Только она об этом подумала, как вдруг заметила приход месячных. Невинная дева устыдилась своей нечистоты. В тот миг она увидела поднимающегося в сиянии Владыку тысячи лучей и не могла отвести глаз, любуясь красотою рассветного солнца. Случилось чудо с ее глазами: она увидела дивного обликом, одетого в доспехи бога, украшенного серьгами.

Ей страстно захотелось (произнести) то заклинание, о владыка людей, и прекрасная дева решила призвать к себе этого бога. Совершив омовение, она воззвала к Творцу дня, и Творец дня, о царь, тотчас же поспешил (к девушке). Он явился - медово-золотистый, с могучими руками и шеей, подобной раковине; на предплечьях его (красовались) браслеты, (на голове) - диадема. Улыбаясь, он залил своим сиянием все стороны света. Силой йоги разделившись на две половины, одной он предстал (перед Притхой), а другая тем временем сияла (на небесах). Он обратился к Кунти с просительной ласковой речью: «Вызванный заклинанием, я явился к твоим услугам, достойная! Что мне сделать, о царская дочь, прикажи! Я с готовностью сделаю это для тебя».

Кунти сказала:

Ступай, о владыка, туда, откуда явился. Я позвала тебя просто из любопытства. Прости меня, о властелин!

Сурья сказал:

Я уйду, если ты мне велишь, о стройная, но не годится, призвав бога, ни с чем отсылать его назад. Ты желаешь, прекрасная, чтоб у тебя от Сурьи был сын, наделенный панцирем и серьгами, и чтоб на земле не было равных ему по силе. Так будь же моею, о ступающая (величественно), будто слониха! Тогда у тебя, о женщина, родится такой сын, о каком ты мечтаешь. Но если я уйду, не познав тебя, о достойная дева с прекрасной улыбкой, в гневе я прокляну и тебя, и твоего отца, и этого брахмана. Из-за тебя я без жалости превращу их в пепел!

Я сурово накажу твоего неразумного отца, который не ведает о твоем грехе, и вместе с ним брахмана, который научил тебя заклинанию, не зная (как следует) ни твоего нрава, ни поведения. Все премудрые во главе с Сокрушителем твердынь видят с небес, как я обманут тобою, красавица, и потешаются надо мной. Видишь сонмы богов? Ведь это я одарил тебя божественной силой зрения, потому ты меня и увидела.

Вайшампаяна сказал:

Царская дочь увидала на небесах Тридцать (богов), каждого на своем месте. (Она видела) их так же (ясно), как великого сверкающего Адитью, прекрасного в исходящем от него сиянии. Посмотрев на них, юная царевна стыдливо и робко сказала Сурье: «Ступай, о Владыка лучей, обратно в свои чертоги. Твое намерение греховно, ибо я девственна. Только мать, отец, а кроме них - наставник вправе распоряжаться моим телом. Я не нарушу дхармы, которую положено соблюдать женщинам в этом мире: целомудрие достойно почтения. Я призвала тебя, о Лучезарный, чтобы изведать власть заклинания. Девушка из ребячества (может сделать такое). Ты должен простить меня, о могучий!».

Сурья сказал:

Я знаю, ты еще молода, и я должен быть мягок с тобой. Другая не получила бы снисхождения. Отдайся мне, о дочь (царя) Кунти (бходжи), и тогда ты познаешь покой, о робкая! Не подобает мне уходить, не достигнув цели. Если я отступлю, о безупречно сложенная, люди станут смеяться надо мной, а все небожители будут порицать меня, о красавица! Поэтому вступи со мной в брачный союз - и ты обретешь сына, похожего на меня. Ты, о прекрасная, станешь превыше всех в каждом из миров!

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести девяностая глава.

ГЛАВА 291

Вайшампаяна сказал:

Мудрая дева произнесла в ответ много добрых слов, но не смогла переубедить Тысячелучистого. Не в силах больше сопротивляться Гонителю мрака, о царь, она погрузилась в раздумья в страхе перед его проклятием: «Как бы Лучащийся блеском, разгневавшись на меня, не проклял ни в чем не повинного моего отца и того брахмана! Благочестивый человек, даже если он молод, не должен в ослеплении слишком сильно испытывать, пусть скрытые, пламень и мощь подвижнического духа.

Боюсь, теперь я совсем в его руках. Но как я могу сделать то, чего не следует делать: самой отдать себя в жены?» Долго она размышляла, страшась проклятия (бога). Телом ее овладело смятение, хотя она продолжала улыбаться. Боясь своих родственников и испытывая страх перед проклятием (Сурьи), смущенно и взволнованно она обратилась к тому богу, о владыка народов, величайший из царей! Кунти сказала:

У меня, о бог, есть отец и мать и другие родственники, и, пока они живы, я не могу нарушить обычай. Если, о бог, я вступлю с тобой в связь, попирая закон, из-за меня погибнет добрая слава нашего рода. Но если, о лучшее из светил, ты считаешь, что дхарма именно в этом, я исполню твое желание и без ведома родственников. Но пусть я останусь невинной, отдавшись тебе, о неотразимый! Ведь ты - это дхарма, слава, доброе имя и сама жизнь людей!

Сурья сказал:

Ни твой отец, ни мать, ни наставники не властны над тобой, с светло улыбающаяся! Благо тебе, о прекраснобедрая! Выслушай эти мои слова. Оттого, что (дева) ко всем вожделеет, она называется «канья» - от корня «кан», о прекрасная! Поэтому (дева) свободна в этом мире, о прекраснейшая из женщин с дивными бедрами! Ты не совершишь никакого греха, о красавица! И разве я, движимый любовью к людям, могу сотворить зло? Ни женщины, ни мужчины ничем не связаны, о прекраснейшая из женщин! Такова природа лю-дой, иное считается порочным. Соединись же со мной, п ты останешься девственной, и родится у тебя многославный и мощ-норукий сын.

Кунти сказала:

Если родится у меня сын от тебя, о Гонитель мрака, пусть он будет наделен серьгами и панцирем и пусть будет отважен, велик силою и мощнорук.

Сурья сказал: Будет он мощнорук, будет украшен серьгами и облачен в небесные доспехи. И то и другое вышло из амриты, о достойная!

Кунти сказала:

Если на сыне моем, которого ты породишь, будут серьги и дивный панцирь, что вышли из амриты, пусть исполнится твоя воля, великий бог, я отдамся тебе, и пусть (мой сын) будет, как ты, прекрасен собою, добродетелен, смел и могуч.

Сурья сказал:

Эти серьги подарила мне Адити, о прелестная дочь царя! Я отдам их ему, о робкая, вместе с чудесным панцирем.

Притха сказала:

Прекрасно, о бог-владыка! Я готова соединиться с тобою, если сын мой будет таким, как ты говоришь, о Властитель лучей!

Вайшампаяна сказал:

«Да будет так», - изрек Шествующий по небу. С душой, погруженной в йогу, Враг Сварбхану приник к Кунти и коснулся ее пупка. Мощь Сурьи ошеломила деву, разум ее помутился, царская дочь упала на ложе.

Сурья сказал:

Я все исполню, о прекраснобедрая! Ты родишь сына, первого среди воинов, а сама останешься девой.

Вайшампаяна сказал:

«Пусть это сбудется», - смущенно сказала женщина вслед уходящему Сурье, излучающему сияние, о Индра царей! С этими словами дочь царя Кунти (бходжи), стыдясь своей просьбы, обращенной к Вивасвану, словно подрубленная лоза, упала в забытьи на девственное ложе. Бог Солнца, Жарколучистый, смутив ее своей мощью, силой йоги проник в (ее чрево) и оставался там, не лишив ее девственности. Вскоре она снова пришла в себя.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести девяносто первая глава.

ГЛАВА 292

Вайшампаяна сказал:

И зачала Притха дитя, о владыка земли, (которое росло) подобно Властителю звезд на небосклоне после десятого дня светлой половины месяца. Из страха перед родными прекраснобедрая дева скрывала свое положение, перенося его так, что люди ни о чем не догадывались. Она затаилась в покоях, отведенных для женщин, и так искусно хранила (свою тайну) , что никто, кроме кормилицы, не понял, (в чем дело). В положенный срок прекраснейшая из женщин, оставшись девою благодаря милости бога, родила мальчика, похожего на бессмертного.

Он был облачен в доспехи, (в ушах его) сверкали золотые серьги, глаза у него были львиные, а плечи - как у быка. Словом, (сын Сурьи был) вылитый отец. Едва произведя младенца на свет, прекрасная (Кунти) по совету кормилицы поместила его в просторную и удобную корзину, мягко выстланную покрывалами и политую снаружи воском, и, обливаясь слезами, опустила (эту корзину) в (воды реки) Ашванади.

И хотя она знала, о Индра царей, что деве не подобает иметь ребенка, она жестоко страдала, успев полюбить своего сына. Послушай, что говорила Кунти, с плачем опуская корзину в воды Ашванади: «Да будут добры к тебе, мой сынок, все существа, обитающие в воде, на земле, в воздухе и поднебесье! Да будут легки пути твои и пусть ничто не мешает тебе! Пусть встречные не замышляют против тебя зла, мой сынок! Да хранит тебя в воде царь Варуна, владыка вод, а в воздухе - всюду витающий Ветер, страж поднебесья! Да хранит тебя всякий час лучшее из светил - Пылающий, твой отец, который даровал мне тебя, мой сынок, удивительным образом!

Адитьи, васу и рудры, садхьи и боги вишвы, маруты вместе с Индрой и стороны света с владыками их - пусть все боги хранят тебя там, где легко и где тяжко! И в чужой стороне я узнаю тебя по твоим доспехам. Счастлив отец твой, сынок, сверкающий бог Солнца: божественным оком он будет следить за тобой, плывущим по этой реке.

Счастлива женщина, что примет тебя в сыновья! Ты будешь жадно сосать ее грудь, о сын мой, рожденный от бога! Какой сон привиделся той, что получит тебя в сыновья? Ты сверкаешь, как солнце, на тебе - дивный панцирь, и украшают тебя чудесные серьги. Глаза у тебя огромные и продолговатые, как лепестки лотоса, ладони отливают медью его (тычинок). Прекрасный твой лоб обрамляют крутые локоны. Счастливы те, что увидят, сынок, как ты ползаешь по земле весь в пыли и лепечешь первые невнятные слова. Счастливы те, кому доведется увидеть тебя, мой сынок, в пору твоей юности, когда ты станешь похожим "на гривастого льва, рожденного в лесах Химавана».

Долго и горестно плакала Притха, опустив ту корзину в

воды (реки) Ашванади. Терзаемая печалью, до полуночи проливала слезы лотосоокая Притха вместе с кормилицей, горько тоскуя о сыне. Корзину унес (поток), а (Кунти), боясь, что отец может хватиться ее, вернулась в покои царя, объятая горем. Корзина из Ашванади попала в реку Чарманвати, из Чарманвати в Ямуну, а потом приплыла в Гангу. Волны Ганги принесли корзину с младенцем в город Чампа, в ту его часть, где жили суты. (Корзина) уберегла того младенца с чудесным панцирем и серьгами, что вышли из амриты, с его провидением назначенной (необыкновенной) судьбой.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести девяносто вторая глава.

ГЛАВА 293

Вайшампаяна сказал:

В то самое время сута по имени Адхиратха, друг Дхритараштры, пришел со своею супругой на берег Джахнави. Супруге его, которую звали Радха, по красоте не было на земле равных, о царь, но достойная женщина была лишена детей, несмотря на то что приложила все старания, чтоб обрести потомство. И вот она увидела вольно плывущую корзину с красивыми ручками и амулетами, хранящими от опасностей. Быстрые волны Джахнави прибили (корзину) к берегу. Поддавшись любопытству, женщина задержала ее и показала суте Адхиратхе.

Тот поднял корзину, вытащил ее из воды, с помощью инструментов вскрыл и увидел внутри мальчика, напоминавшего утреннее солнце. Он был облачен в золотые доспехи, его сияющий лик украшали прекрасные серьги. Сута и его жена широко раскрыли глаза от изумления. Взяв малыша к себе на колени, (Адхиратха) сказал супруге: «Чуда такого, о робкая, я не видывал отроду. Мне кажется, о прекрасная, что найденный нами ребенок - божественного происхождения. Наверно, это боги послали мне, бездетному, сына». С этими словами, о владыка земли, он передал сына Радхе, и Радха, как подобает, приняла в сыновья дивного обликом, прекрасного, словно чашечка лотоса, мальчика - (истинное) дитя небес во всей его красе.

Холила его (Радха), как только могла, и рос он героем, а потом у нее появились и собственные родные сыновья. Увидев, что на мальчике - богатые доспели и золотые серьги, дваждырожденные нарекли его Васушеной. Так беспредельно отважный великий (сын Притхи) попал в сыновья к суте, и стали его называть Васушеной или же Вришей. Притха узнала от соглядатая, что ее доблестный (сын), облаченный в чудесный панцирь, растет среди ангов старшим сыном суты. Время шло, и сута Адхиратха, увидев, что сын вырос, отправил его в Город слона.

Смелый (юноша), чтобы овладеть искусством стрельбы из лука, стал учеником Дроны и там подружился с Дурьодханой. От Дроны, Крипы и Рамы он получил четыре вида оружия и стал известен в мире как прекрасный стрелок из лука. Сблизившись с сыном Дхрита-раштры, он проникся неприязнью к Партхам, и его заветной мечтой стало вызвать на бой могучего Пхальгуну. С тех пор как Карна и Арджуна впервые увидели друг друга, они навеки стали врагами, о владыка народов! Когда Юдхиштхира узнал о серьгах и панцире (Карны), он понял, что тот неуязвим в бою, и сильно обеспокоился.

Обычно в полдень, о Индра царей, когда Карна, стоя в воде, со сложенными ладонями славил сверкающего Творца дня, к нему являлись за дарами брахманы, и не было ничего такого, чего бы он не отдал дваждырожденным в тот час. И вот Индра обернулся брахманом, пришел к (Карне) и попросил его: «Одари меня».- «Добро пожаловать», - ответил ему сын Радхи.

Такова в книге «Лесная» великой «Махабхараты» двести девяносто третья глава.

ГЛАВА 294

Вайшампаяна сказал:

Увидев Царя богов, явившегося под видом брахмана, Вриша, сын Адхиратхи, сказал: «Добро пожаловать»-и, не зная еще его намерений, спросил у премудрого: «Что тебе подарить: женщин с золотыми ожерельями или деревни с тучными стадами?»

Брахман сказал:

Мне не нужно ни женщин с золотыми ожерельями, ни другого, что доставляет удовольствие. Одари этим тех, кто в этом нуждается. А для меня, о безупречный, срежь свои серьги и панцирь, в котором ты родился, если ты верен обету. Я хочу, чтобы ты немедленно отдал их мне, о губитель врагов! Это явится для меня величайшим из всех приобретений.

Карна сказал:

Я дам тебе, о брахман, землю, женщин, коров и жертвенной пищи на много лет, но только не серьги и панцирь!

Вайшампаяна сказал:

Долго уговаривал Карна дваждырожденного, о лучший из бхаратов, но тот не принял иного подношения. По мере сил ублажал (герой) лучшего из дваждырожденных и оказывал ему почести согласно обычаю, но (брахман) не желал ничего другого. Достойнейший из дваждырожденных отвергал всякий иной дар, и тогда сын Радхи вновь обратился к нему с улыбкой: «Панцирь мой, в котором я родился, о премудрый, и эти серьги вышли из амриты, поэтому я неуязвим для людей. Я не могу их лишиться. Прими от меня с миром огромное, благоденствующее, не имеющее врагов земное царство, о бык среди брахманов! Если же я откажусь от серег и доспехов, с которыми родился, я буду доступен врагам, о лучший из дваждырожденных!»

Вайшампаяна сказал:

И снова не принял иного дара могучий Губитель Паки, а Карна сказал ему, улыбаясь: «Я узнал тебя, о могучий бог - Владыка богов! Бессмысленно и несправедливо, о Шакра, мне давать тебе дар: это ты, о Властитель богов, должен сам меня одарить, ибо ты - Владыка живущих и Творец существующего. Если, о бог, я отдам тебе серьги и панцирь, то стану уязвим, а ты, о Шакра, подвергнешься осмеянию. Поэтому, Шакра, возьми мои серьги и этот чудесный панцирь, если желаешь, но исполни взамен мое желание, иначе я не отдам их тебе.

Шакра сказал:

Бог солнца знал, что я должен явигься к тебе, и он, без сомнения, предупредил тебя обо всем. Да будет так, как ты хочешь, о Карна! Выбирай, что пожелаешь, кроме моей ваджры, о сын мой!

Вайшампаяна сказал:

Тогда обрадованный Карна приблизился к Васаве и, понимая, что желание его исполнено, попросил ему даровать копье Амогха.

Карна сказал:

«Отдай мне, о Васава, взамен панциря и серег твое копье Амогха, в бою разящее врагов полчищами». Васава с минуту подумал, о владыка земли, и ответил Карне: «Отдай мне, о Карна, серьги и панцирь, который сросся с твоим телом, и прими от меня копье, но при одном условии. Посланное моею рукой, оно губит врагов сотнями и снова возвращается ко мне, как во время сражения с дайтьями. Попав же к тебе, оно уничтожит лишь одного твоего недруга, могучего и грозного, чей клич подобен грому, а потом, о Сын суты, оно возвратится ко мне».

Карна сказал:

Мне и нужно покарать в суровом бою лишь одного моего грозного недруга, чей клич подобен грому, - он вселяет в меня ужас!

Индра сказал:

Ты уничтожишь в бою одного из своих грозных противников, чей клич подобен грому, но тот, кого ты замышляешь (убить), храним тем великим душою, которого знатоки Вед называют Хари, Непобедимым, Вепрем, Непостижимым или Нараяной. Сам Кришна охраняет его!

Карна сказал:

Пусть это так, о владыка, но у меня будет Амогха, самое лучшее из копий, и я одолею им одного героя. Я расправлюсь с грозным (противником). А серьги и панцирь я срежу и передам тебе, но пусть меня не обезобразят раны на теле.

Индра сказал:

Ничто не испортит твой облик, о Карна! Не будет ран на твоем теле. Ведь ты из тех, кто не ищет окольных путей. Ты будешь, как прежде, похож на своего отца, о Карна, лучший из собеседников, унаследовав его блеск и цвет кожи. Но если, имея другое оружие, ты без особой нужды неосмотрительно воспользуешься Амогхой, это (копье) поразит тебя самого, нет сомнения!

Карна сказал:

Только в минуту величайшей опасности я прибегну (к копью) Васавы, как ты велишь мне, о Шакра! Правду я говорю тебе.

Вайшампаяна сказал:

После этого (Карна), о владыка народов, принял (от Индры) сверкающее копье, потом взял острый меч и стал срезать (панцирь) со своего тела. Боги, люди, сиддхи и дана-вы - все, кто видел, как Карна сам наносит себе раны, закричали (от ужаса), но он не чувствовал боли. Тут зазвучали с небес барабаны, и в тот же миг на Карну, героя среди мужей, с улыбкой срезавшего мечом (доспехи) со своего тела, обрушился сверху дивный цветочный дождь.

Отделив от тела чудесный панцирь, он еще влажным передал его Васаве, а потом срезал и отдал ему свои серьги. За это деяние Карну (прозвали) Вайкартаной. Так Шакра перехитрил Карну и в то же время наделил его в мире славою. Улыбнувшись, (Индра) подумал, что теперь успех Пандавов предрешен, и возвратился к себе на небо. А сыновья Дхритараштры, услышав, что Карна лишился (доспехов), опечалились, словно гордость их была сломлена. Партхи, которые жили в лесу, возликовали, узнав, что произошло с Сыном суты.