Захоронений древнерусского времени

Сложность и продолжительность процесса внедрения новой государственной религии на Руси нашла свое отражение и в истории городского погребального ритуала. О пережитках языческого обряда захоронения в городских погребениях ниже будет сказано подробно. Здесь же мы хотим обратиться к такому пережиточному моменту в развитии обряда, как горские курганы древнерусского времени.

До принятия христианства и сельское, и городское население совершало погребения под курганными насыпями в непосредственной близос-

[23]

ти от того или иного центра обитания. Какие же изменения происходят в этой сфере с принятием новой религиозной системы? Археологические исследования показывают, что с появлением в древнерусских городах в конце X-XI в. христианских храмов начинают формироваться кладбища возле них и некрополи внутри них. В то же самое время значительная часть городского населения продолжала совершать захоронения под курганными насыпями.

Городские курганные могильники первых веков христианства на Руси изучены далеко не во всех древнерусских центрах, так как развиваясь, города, как правило, поглощали своей застройкой территории, занятые в древности курганами. Наиболее перспективны для изучения в этом отношении центры, сохранившиеся в границах древнерусского времени или прекратившие по тем или иным причинам свое существование достаточно рано, не уничтожив в своем развитии городских курганных кладбищ. Количество исследованных городских могильников, продолжавших свое существование и в домонгольское время, достаточно малочисленно. Однако их наличие со всей очевидностью характеризует период, когда наряду с зарождавшимися и развивавшимися грунтовыми кладбищами при культовых постройках продолжает осуществляться погребальный обряд языческого периода - под курганными насыпями.

Раскопанных комплексов городских курганных могильников известно немного. Все они, в отличие от обычных деревенских, сосредоточиваются близ городов. Так, например, исследован курганный городской могильник XI - XIII вв. за валами Переяслава-Хмельницкого. Он служил кладбищем для рядового городского населения. Под курганами обнаружены погребения в глубоких ямах, в деревянных гробах, сбитых гвоздями. В некоторых захоронениях встречены дорогие украшения. Большинство из них были без инвентаря, но в отдельных погребениях найдены вещи: железные ножи, точильные бруски, костяные гребни, бронзовые кольца, перстни, пуговицы и другое[4].

На юго-восточной окраине Суздаля, на Михайловой стороне, исследован большой курганный могильник. Почти во всех курганах обнаружены трупоположения, нередко со следами частичного сожжения. Для всех курганов характерен выжженный горизонт, что свидетельствует о совершении обряда очищения огнем поверхности земли перед погребением. Об этом говорит и золистый слой в подошве всех курганов, зола в засыпке могильных ям, зола и угли выше и ниже останков погребенных. В некоторых курганах костяки носят следы неполного сожжения - кости грудной клетки кальцинированы или отсутствуют. Зафиксированы и кальцинированные черепа. Погребальные сооружения, как правило, деревянные, разных конструкций. Могильник возник на рубеже X- XI вв. и просуществовал до середины XII в.

Курганный могильник на Михайловой стороне, безусловно, является городским некрополем - он и расположен менее чем в одном километре

[24]

от Суздаля. Найденные во многих погребениях дорогие серебряные ювелирные изделия, привозные шелковые и златотканые одежды говорят о том, что похороненные принадлежали к зажиточной части суздальского населения[5].

Курганное кладбище Пскова древнерусского времени исследовано в восточной части междуречья Псковы и Великой. Оно открыто под культурным слоем, а служило местом захоронения населения, жившего на территории детинца и посада. Кладбище существовало в одном комплексе со святилищем, располагавшемся в окружении курганов. Захоронения датируются X - первой половиной XI в[6]. Некрополь располагался за стенами первоначальных укреплений, в относительной близости от них. Большая часть погребений - трупосожжения, вещевой материал немногочислен, отмечены предметы вооружения. Обряд захоронения некоторых погребений указывает на то, что умершие были уже христианами. Но основной контингент погребен по языческому ритуалу или со значительным числом пережитков этого обряда. Об этом говорит и наличие святилища, и ритуал очищения земли перед захоронением огнем и т. д[7].

При исследовании Чернигова также зафиксированы городские курганные погребения с захоронениями в ямах, с остатками деревянных гробов, крышки которых заколачивались обычно двумя гвоздями - в головах и в ногах. Они располагались в пределах «передгородья»[8] и были в основном стерты при росте города. В инвентаре некоторых захоронений представлены женские украшения, остатки золотного шитья от украшения одежды, ножи. Но основная масса погребений (82%), как, например, в курганном кладбище на Болдиных горах, почти не дает инвентаря[9]. Практически не встречены здесь и трупосожжения, а также другие пережитки языческого ритуала, например, остатки тризны в сосудах. Это было время, когда на Болдиных горах уже, видимо, возникла Ильинская церковь. Курганные городские захоронения Чернигова датируются XI-XII вв. и осуществлялись в период, когда в городе уже функционировали прицерковные грунтовые кладбища по христианскому обряду и храмы-усыпальницы.

Интересно отметить, что наличие курганных погребений в Полоцке, например, подтверждают даже его планы средневекового времени, в частности 1579 г. Курганные могильники в окрестностях этого города можно наблюдать и сегодня[10]. Есть такие могильники в районах Орши, Заславля, Борисова. Как правило, по обряду это трупоположения с богатым инвентарем, в составе которого имеются предметы вооружения (с инкрустацией серебром и княжескими знаками), украшения, ножи, кресала, деревянные ведра, сосуды, один из которых с княжеским знаком-двузубцем на днище[11]. Датируются городские курганные захоронения Полоцкой земли концом X - началом XI в.

Обширный курганный могильник X-XI вв. (более ста шестидесяти сохранившихся насыпей) изучен к востоку от Новогрудка у деревни Бретянка. Сходство керамических и железных изделий (топоров, кресал, ножей) из

[25]

данного могильника с вещами из жилого слоя X-XI вв. древнего Новогрудка, наличие женских украшений, в том числе серебряных, близость могильника к городу, - все это говорит о несомненной связи этих двух комплексов. Видимо, могильник у деревни Бретянка в полутора - двух километрах от Новогрудка является некрополем города, синхронным его слоям X- XI вв[12]. Интересно отметить, что городские христианские захоронения Новогрудка датируются временем не ранее первой половины XII в[13].

Курганный могильник XI - первой половины XII в. исследован и на городище Старая Рязань. Его насыпи уничтожены при сооружении вала в связи с ростом городской территории[14].

Все эти материалы свидетельствуют о том, что курганный обряд захоронения населения древнерусских городов продолжал бытовать еще долгое время после изменения официальной государственной религии. В основном продолжали функционировать те курганные могильники, которые возникали при городских центрах Древней Руси еще до принятия христианства, хотя отмечены случаи возникновения таких могильных комплексов и в XI в., то есть после изменения религиозной системы. Живучесть языческих представлений отмечается ныне во всех сферах жизни древнерусского городского населения, в том числе и в погребальном обряде, о чем говорят находки городских курганных могильников, расположенных в непосредственной близости от оборонительных систем древнерусских городов XI-XIII вв. Причем по инвентарю можно судить о том, что хоронили здесь не только рядовых жителей, но и представителей достаточно зажиточной части городского населения.