Влияние постоянной стимуляции на восприятие

Считается, что восприятие останавливается, ког­да исчезают ощущения, а ощущения исчезают, ког­да исчезает стимул или вскоре после этого. Поэтому для восприятия постоянного объекта необходим по­стоянный стимул. Дело, однако, заключается в том, что наличие истинно постоянного стимула на сет­чатке или на коже свидетельствует лишь о том, что наблюдатель не хочет или не может двигать глазами или руками. В этом случае чувственное восприятие вскоре исчезает из-за сенсорной адаптации. Посто­янство объекта задается инвариантами структуры, а не постоянством стимуляции.

Если согласиться с тем, что видение постоян­ства предста&вдст собой извлечение инвариантов при тех или иных изменениях, то появляется возмож­ность справиться со старой загадкой: сохранением феноменальной индивидуальности точками сетчато­го паттерна при стробоскопическом смещении изоб­ражения на сетчатке. Впервые внимание к этой про­блеме привлек своими экспериментами Джозеф Тер-нус. Обсуждение итого вопроса можно найти в моей работе (Gibson, 1950, р. 56 и далее).

Одно время я считал, что послеэффекты посто­янной стимуляции сетчатки, достигаемые с помощью длительной фиксации, могут быть очень информатив­ными. Кроме обычных послеобразов, существует мно­жество других перцептивных послеэффектов, причем некоторые из них были открыты мной. Однако теперь мне кажется, что эксперименты с так называемой перцептивной адаптацией не столь уж показательны, и я отказался от попыток дать им теоретическое объяс­нение. Существует много разновидностей послеэффек­тов. возникающих в результате длительного разгля­дывания. Однако до тех пор, пока мы существенно не продвинемся в изучении процесса извлечения инфор­мации, исследования в этой области останутся раз­розненными и плохо согласованными друг с другом.

Одной из характерных особенностей нашего внут­реннего опыта является то, что восприятие места, объекта или человека всегда сопровождается ощу­щением знакомости или незнакомости. Но является

ли знакомость результатом контакта между данным восприятием и следами прошлых восприятий той же самой вещи? Можно ли считать, что незнакомость - это результат того, что такого контакта нет? Я ду­маю, что нет. В подобного рода рассуждениях налицо замкнутый круг - вот почему мне кажется, что это плохая теория. Ощущение знакомости просто сопут­ствует восприятию постоянства.

Восприятие постоянной индивидуальности мест и объектов более фундаментально, чем восприятие различий между ними. Нам говорят, что воспринять нечто означает категоризовать это нечто, выделить его из числа всех других предметов, которыми оно могло бы оказаться. Сущность процесса восприятия заклю­чена в различении. Вещи отличаются друг от друга по разным параметрам. Однако при этом не учитывается тот факт, что любой объект, человек, любое место или вещество должны сохраняться какое-то время, необходимое для того, чтобы их можно было отли­чить от других объектов, людей, мест или веществ. Выявление инвариантных свойств неизменных вещей не следует путать с обнаружением тех инвариантных свойств, которые делают различные вещи сходными. Временные инварианты и сущностные инварианты постигаются различным образом.

Я считаю, что в том случае, когда предметы ос­таются постоянными, воспринимающая система просто извлекает инварианты из текущего строя; можно сказать, что она резонирует на инвариантные структуры или что она на них настроена. Я возьму на себя смелость предположить, что в том случае, ког­да предметы существенно различаются, восприни­мающая система должна абстрагировать инвариан­ты. В первом случае процесс проще и, по-видимому, ближе к автоматизму, чем во втором. Во втором слу­чае интерпретация процесса подразумевала интел­лектуальную деятельность, направленную на извле­чение из совокупности физических по своей приро­де объектов чего-то психического, образование аб­страктных понятий из конкретных восприятий. Мне такая точка зрения представляется сомнительной. Аб­страгирование - это обнаружение инвариантов в множестве объектов. Однако инвариант - всего лишь подобие, а не постоянство.

Теория извлечения: выводы

В соответствии с предложенной здесь теорией вос­принимать - значит фиксировать определенные па­раметры инвариантности в стимульном потоке наря­ду с определенными параметрами возмущения. Инва­рианты - это инварианты структуры, а возмущения - это возмущения структуры. Структура для зрения -это структура объемлющего оптического строя.

Инварианты задают как постоянство окружаю­щей среды, так и постоянство наблюдателя. Возму­щение задает изменения в окружающей среде и из­менения, касающиеся наблюдателя. Он осознает свое существование в постоянном окружающем мире, а также свое движение относительно окружающего мира наряду с движениями объектов и нежестких поверхностей относительно окружающего мира. Тер­мин осознание используется здесь в смысле прямого извлечения информации и не подразумевает обяза­тельного участия сознания.



Во время передвижения наблюдатель встречает на своем пути в объемлющем оптическом строе много параметров инвариантности. Например, один из та­ких инвариантов создается заслоняющим краем носа, он задает Я. Другой - представляет собой градиент оптической структуры, которая задается материаль­ной текстурой субстрата; он задает основное окру­жение. Наряду с этим существует много параметров возмущения объемлющего оптического строя. Один из них, например, определяется скольжением носа относительно объемлющего оптического строя, он задает поворот головы. Прибавление и утрата тек­стуры у края какой-либо формы в оптическом строе - еще один параметр возмущения, он задает движе­ние объекта относительно фона.

Различным событиям во внешнем мире соответ­ствуют различные параметры оптического возмуще­ния, причем к ним относятся не только прибавле­ние-утрата, но и радиальное течение (центробежное и центростремительное), сжатие, преобразование, замещение и другг^. Следовательно, с одним и тем же объектом могут происходить самые различные со­бытия, а с разными объектами могут происходить одни и те же события. Например, яблоко может со­зреть, упасть, удариться, покатиться, его могут съесть, и наряду с этим съеденными могут оказать­ся яблоко, морковь, яйцо, бисквит или баранья от­бивная. Если параметры оптического возмущения различимы, то события будут восприниматься. За­метьте, насколько это утверждение отличается от утверждения о том, что, если за стимульным собы­тием А неизменно следует стимульное событие Б, мы всякий раз будем ожидать появление Б, пережи­вая наличие А. Это классическая теория ассоциаций (или теория обусловливания, или теория ожидания).

Она зиждется на учении о последовательном ряде стимулов. В соответствии с этим учением падение, столкновение, качение или поедание - не едини­цы, а элементы последовательного ряда. Дэвид Юм считал, что, если даже тысячу раз подряд за А сле­довало Б, нельзя быть уверенным в том, что Б будет следовать за А и в дальнейшем. Событие можно уз­нать лишь по сочетанию атомарных ощущений, по их совпадению. Если такая периодическая последо­вательность наблюдается многократно, наблюдатель начинает предвосхищать дальнейшее, верит в его осуществление, учится вычислять предстоящие со­бытия с помощью индукции; но это максимум того, что он сможет.

Мы же исходим из того, что в основе процесса извлечения информации лежит замкнутый контур "вход - выход" воспринимающей системы. Из этого следует, что извлекается информация совсем другого рода, нежели та, которая передается от одного чело­века к другому и может где-то храниться. Согласно нашей теории, информация не должна храниться в памяти, поскольку она всегда есть в наличии.

Мы исходим из того, что процесс извлечения информации легко поддается научению и развитию. Возможности для обучения вниманию, для иссле дования и настройки, для экстрагирования и абст­рагирования здесь безграничны. Однако увеличение способности воспринимающей системы извлекать информацию само по себе не создает новой инфор­мации. Способность к восприятию совсем не подра­зумевает обязательного наличия идеи того, что мо­жет быть воспринято. Наличие таких идей является фактом, но оно не составляет необходимого усло­вия для восприятия. Возможно, это разновидность восприятия в более широком смысле.