Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда 1 page

Общие положения о возмещении вреда

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

1. В комментируемой статье содержится законодательное определение обязательства вследствие причинения вреда, и основания его возникновения.

Кредитором в обязательстве является потерпевший - гражданин, личности либо имуществу которого причинен вред, или юридическое лицо, имуществу которого причинен вред. Должником является причинитель вреда - гражданин или юридическое лицо, в результате действия которого причинен этот вред.

Государство и муниципальные образования выступают в деликтных обязательствах в лице органов государственной власти РФ или субъекта РФ, а также в лице органов местного самоуправления. Учитывая особый характер гражданской правоспособности публичных образований (специальная, обусловленная функциональными целями), следует иметь в виду, что непосредственными участниками деликтных обязательств данные субъекты могут выступать лишь в случаях, предусмотренных законом. Так, они выступают на стороне кредитора в том случае, когда вред причинен государственной или муниципальной собственности, а также когда государство выполняет охранительную функцию в отношении объектов, имеющих режим общественного достояния (атмосферный воздух, памятники истории и культуры) и расходы на восстановление которых покрываются за счет средств бюджета (см., например, ст. 59 Закона об атомной энергии). Участие публичных образований на стороне должника предусмотрено общими нормами ст. 13 и 16 ГК и специальными нормами ст. 1069-1071 ГК, а также некоторыми иными, например п. 2 ст. 243, п. 1 ст. 417 ГК.

Объектом обязательства является действие по возмещению вреда, которое должник обязан совершить в пользу кредитора (долг). Характер действия определяется взаимосвязанными параметрами и определяется терминами "размер" и "объем вреда". Размер исчисляется в абсолютных цифрах. Объем указывает на отношение размера возмещения к размеру вреда. Качественный параметр объема зависит от вида вреда и компонентов составляющих его утрат. Он обусловливает формы (способы) такого действия. Так, имущественный вред можно возместить в натуре или в денежной форме, поскольку вред и действие по его возмещению можно точно соразмерить в силу их конгруэнтности. Вред личности, т.е. умаление нематериального, духовного блага, невозможно возместить в натуральной форме и математически точно исчислить в денежном выражении. Поэтому здесь долг определяется некоей абсолютной суммой денег, которая выражается категорией "компенсация вреда". Эта же категория используется, когда речь идет о выплате суммы денег за пределами (сверх) возмещения вреда.

Количественный параметр определяется через размер возмещения - сумму, которая высчитывается самим потерпевшим и подтверждается им в суде с помощью доказательств. Размер (сумма) компенсации устанавливается либо законом, либо соглашением сторон, либо самим потерпевшим, хотя в случае указания такой суммы в исковом требовании, судье законом предоставлено право изменить ее размер, опираясь на требования разумности и справедливости или на требования, указанные в норме права, например в п. 2 ст. 1101 ГК.

Пункт 1 комментируемой статьи содержит специальную норму по отношению к общей норме п. 1 ст. 15 ГК. В общей норме есть диспозиция, согласно которой законом или соглашением сторон может быть ограничен размер подлежащих возмещению убытков. В данном случае требование императивно: вред должен быть возмещен в полном объеме. Более того, допускается увеличение объема ответственности на основании закона (см., например, ст. 1084 ГК), либо на основании соглашения сторон. В этом случае причинитель вреда обязан возместить вред и сверх того выплатить установленную компенсацию (такие компенсации предусматриваются, в частности, в случае увечья, гибели, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья работника, работников органов внутренних дел, военнослужащих, государственных служащих, судей, связанными с исполнением ими трудовых и служебных обязанностей). Данное правило представляет собой исключение из общего принципа компенсаторной направленности гражданской ответственности.

Исходя из п. 1 комментируемой статьи, можно сделать вывод о том, что норма закона или соглашение сторон, устанавливающие ограничение ответственности по возмещению вреда, должны восприниматься как недействительные. Поэтому в случае невозможности (экономической или юридической) самого должника возместить вред законом предусматривается возложение такой обязанности полностью или частично на другое лицо. Так, обязанность возместить вред вместо фактического причинителя предусмотрена ст. 1074, 1076, п. 3 ст. 1078 ГК, когда вред причинен неделиктоспособным лицом; ст. 1068-1070 - когда вред причинен физическими лицами - работниками, единоличными органами, должностными лицами, - которые своими действиями реализуют гражданскую дееспособность других, в основном искусственных субъектов права: юридических лиц, государства, муниципального образования.

Субсидиарная ответственность предусмотрена ст. 1073 ГК, полная или частичная ответственность другого лица - ст. 1067 ГК. Данное правило применяется в случаях, когда речь идет о причинителе вреда - юридическом лице, по долгам которого в субсидиарном порядке отвечают его учредители или участники (учреждение, казенное предприятие, полное товарищество, товарищество на вере, общество с дополнительной ответственностью, производственный кооператив, а также объединения юридических лиц - ассоциации и союзы).

В законах также могут содержаться подобные нормы. Так, Закон об атомной энергии, устанавливающий ограниченную ответственность эксплуатирующей организации за причинение ядерного вреда, возлагает дополнительную ответственность на государство в целях возмещения такого вреда в полном объеме.

В то же время в п. 3 ст. 1083 ГК формулируется правило, позволяющее судье снизить размер возмещения вреда, т.е. уменьшить его объем. Это - исключение из общего принципа, имеющее частный характер, которое опирается на требования разумности и справедливости.

2. Общие условия или основания возникновения обязательства включают в себя помимо факта неправомерного действия одного лица и наличия вреда у другого лица как следствия неправомерного действия (бремя доказывания на потерпевшем) в качестве необходимого условия также вину причинителя вреда. Пункт 2 комментируемой статьи, во-первых, косвенно указывает на это условие, признавая, что отсутствие вины освобождает от ответственности. Во-вторых, здесь сформулирована презумпция вины и, в-третьих, содержится норма о специальном составе, который служит основанием возникновения ответственности независимо от вины или "безвиновной" ответственности (см., например, п. 1 ст. 1070, ст. 1095, 1100 ГК).

В основании безвиновной ответственности в ряде случаев лежит риск случайного причинения вреда. Такой риск несет ссудодатель по правилам ст. 697 ГК, поскольку отвечает за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если не докажет, что он причинен вследствие умысла или неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудодателя.

3. По общему правилу возмещению подлежит вред, причиненный неправомерными действиями (бездействием). Однако вред может быть причинен и в результате правомерных действий. Например, допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга (Федеральный закон от 18.08.95 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в ред. от 30.06.03)*(258)). Если вред явился результатом правомерного действия, он не подлежит возмещению, за исключением случаев, предусмотренных нормативным актом высшей юридической силы - законом. Примером может служить норма ст. 1067 ГК.

4. Если законом предусмотрена норма, согласно которой вред, причиненный правомерным действием, подлежит возмещению, то при наличии явно выраженной воли потерпевшего в форме согласия или просьбы совершить такое потенциально вредоносное действие, ему в возмещении вреда может быть отказано.

Эта норма применима к ситуации, когда при оказании медицинской помощи врач тем не менее рискует причинить вред пациенту, а иногда такой вред причиняется вынужденно - во избежание еще большего вреда. Если в этом случае пациент дает информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство (ст. 32 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденных Верховным Советом РФ 22.07.93 N 5487-1 (в ред. от 02.12.2000)*(259)), отказ в возмещении вреда является правомерным.

Если действия лица, причинившего вред хотя бы и по просьбе потерпевшего или с его согласия, носят неправомерный характер, вред подлежит возмещению на общих основаниях. Еще одним ограничителем в этом случае являются иные социальные нормы - нравственные. Если действия причинителя вреда нарушают нравственные принципы общества, хотя бы и совершаются по воле потерпевшего, вред, явившийся результатом таких действий, подлежит возмещению. В частности, в вышеприведенном примере это правило должно действовать в отношении врача, который, оказывая помощь пациенту, необоснованно использует менее щадящий метод лечения.

5. Смерть лица, являвшегося ответчиком по иску о возмещении причиненного им вреда, не может служить основанием для прекращения производства по делу, так как в данном случае имеет место правопреемство, и наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости наследственного имущества (ст. 1175 ГК). Однако право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине платежей по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, переходит к тем наследникам, которые определены в ст. 1183 ГК. Перемена лица на стороне причинителя вреда возможна в силу реорганизации юридического лица. При ликвидации юридического лица требования о возмещении вреда удовлетворяются в соответствии с очередностью, установленной в ст. 64 ГК.

Права требования о возмещении имущественного вреда переходят в порядке правопреемства, а требования о возмещении вреда личности не переходят (ст. 1112 ГК), и соответствующее обязательство прекращается (п. 2 ст. 418 ГК).

6. В соответствии со ст. 12 Вводного закона ряд статей комментируемой главы ГК (ст. 1069, 1070, а также 1085-1094) имеют обратную силу, но с ограничением в ретроспективе. Они распространяются также на случаи, когда причинение вреда имело место до 1 марта 1996 г. (т.е. до введения в действие части второй ГК), но не ранее 1 марта 1993 г. (т.е. в 3-летний период до введения в действие части второй ГК) при условии, что вред остался невозмещенным.

Статья 1065. Предупреждение причинения вреда

1. Нормы комментируемой статьи носят превентивный характер в отношении так называемого экологического вреда, т.е. вреда, причиненного в результате нарушения норм экологического законодательства. Они рассчитаны прежде всего на деятельность, представляющую собой повышенную опасность для окружающих и осуществляемую на ядерных, химических, биологических и иных опасных производственных объектах. Применение этих норм представляет определенную сложность по ряду причин.

Технически сложным является доказывание потенциальной угрозы, поскольку ряд объектов изначально признаются в законодательстве опасными производственными объектами (см., например, Федеральный закон от 21.07.97 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (в ред. от 10.01.03)*(260)), а понятие деятельности, представляющей собой повышенную опасность для окружающих, семантически включает такую угрозу. Как следствие, чтобы убедить суд в такой угрозе, необходимо ему представить доказательства нарушения норм и правил по безопасности на производстве, которое способно привести к аварии или инциденту с негативными последствиями за пределами санитарно-защитной зоны производственного объекта. Сбор таких доказательств частным лицами, в первую очередь гражданами или общественными объединениями, представляется проблематичным ввиду отсутствия открытого доступа на такие объекты. Реально эти лица могут представить лишь косвенные доказательства, полученные техническим путем за пределами территории объекта. Граждане из числа персонала, хотя и могут располагать необходимыми доказательствами, не всегда в состоянии предъявить их в суде по своей инициативе, поскольку технические сведения могут составлять коммерческую или государственную тайну, секрет производства.

Видимо, наиболее эффективным будет использование этой нормы органами государственной власти и местного самоуправления. Она, таким образом, включается в комплексный правовой механизм обеспечения безопасности наряду с мерами административной ответственности за нарушение норм в области государственного регулирования этой сферы в форме лицензирования, сертификации, стандартизации, проведения экологической экспертизы, экспертизы промышленной безопасности.

2. Комментируемая статья содержит достаточно неоднородные по своей направленности нормы, которые в конечном итоге представляют попытку компромисса между частным и публичным интересом. С одной стороны, в ней присутствуют нормы, позволяющие запретить деятельность, создающую опасность причинения вреда, по гражданско-правовому иску или включить в иск одновременно с требованием о возмещении уже причиненного вреда требование приостановить или прекратить деятельность, если она продолжает причинять вред или сохраняет потенциальную опасность. С другой стороны, в этой же статье содержится норма, позволяющая суду отказать в иске о приостановлении либо прекращении соответствующей деятельности в случае длящегося причинения вреда или повторной опасности (это правило не относится к превентивному запрету, сформулированному в п. 1 комментируемой статьи). Основанием для отказа может служить противоречие общественным интересам. В частности, такое противоречие налицо, если заявляется требование о закрытии градообразующего или бюджетообразующего предприятия. К сожалению, механизм выявления такого противоречия, в том числе презумпция его наличия или отсутствия, в комментируемой статье не указан. Таким образом, решение принимается по усмотрению суда.

3. Несмотря на компромиссный характер данных норм, они являются результатом известной "экологизации" правосознания и данью волне экологической активности общества, который совпал со временем подготовки и принятия ГК. Хотя сами по себе они явно недостаточны для полноценного регулирования, но вполне могут использоваться при определенных обстоятельствах (в судебной практике на местах такие иски, хотя и единичные, уже рассматриваются). Комментируемую статью также можно рассматривать в качестве основы для создания эффективного механизма предупреждения экологических правонарушений.

Статья 1066. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны

1. Необходимая оборона представляет собой один из способов самозащиты права. Самозащита права, согласно ст. 12 ГК, относится к способам защиты гражданских прав, хотя, по мнению большинства цивилистов, ее следует относить к формам защиты, а именно к той из них, которая предполагает самостоятельные действия управомоченного субъекта без обращения за защитой в компетентные органы власти.

Необходимая оборона традиционно признается правомерным действием при условии, что ее пределы не были превышены. Превышение пределов необходимой обороны является неправомерным действием. Вот почему в силу указаний ст. 1064 ГК, вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, тогда как вред, причиненный при превышении ее пределов, должен возмещаться на общих основаниях. При этом в силу нормы ст. 1083 ГК должна учитываться вина потерпевшего. Несомненно, что умышленные действия нападавшего являются основанием для освобождения причинителя вреда от ответственности в целом. В остальных случаях размер возмещения должен быть определен судом в зависимости от степени вины как потерпевшего, действиями которого был вызван вред, так и причинителя вреда. При этом суд вправе принять во внимание имущественное положение лица, причинившего вред (см. ст. 1083 ГК, а также п. 8 постановления Пленума ВС РФ N 3).

Федеральный закон от 14.03.02 N 29-ФЗ*(261) внес изменения в ст. 37 УК, установив, что: "Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо непосредственной угрозой применения такого насилия". Принятие этой нормы привело к тому, что понятие "предел необходимой обороны" утратило свое значение как критерий правомерности соответствующего действия в указанных обстоятельствах.

2. Для уяснения правомерности действия необходимо опираться на определение понятия необходимой обороны и на определение предела необходимой обороны. Эти категории используются в уголовном праве, поэтому и ответы на эти вопросы следует искать в УК, доктрине уголовного права и судебной практике.

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

1. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости следует отличать от причинения вреда в состоянии необходимой обороны специально для целей гражданско-правовой защиты, поскольку, хотя оба эти действия признаются законом правомерными, в последнем случае причинение вреда порождает обязательство по его возмещению.

Вред при крайней необходимости причиняется лицам, не создававшим опасности, или создавшим ее без умысла. Если же вред причинен лицу, умышленно создающему опасность, посягающему, нападающему, то это - вред в результате необходимой обороны.

2. ГК раскрывает содержание понятия "состояние крайней необходимости" как состояние опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам. Правомерность действия в состоянии крайней необходимости определяется как действие, осуществляемое в целях устранения этой опасности, но имеющее вредоносные последствия. Причем, несмотря на вредоносность, это действие - единственно возможное, способное устранить опасность или предотвратить еще больший вред.

Гражданско-правовое определение действия в состоянии крайней необходимости не совпадает с определением, содержащимся в УК, которое опирается на принцип оптимального соотношения категорий вреда и пользы (избежание большего вреда), т.е. включает в него указание на те пределы, за которыми вред будет превышать пользу настолько, что действие перейдет в разряд неправомерного. В соответствии со ст. 39 УК не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости: "для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости". Эти пределы определяются соотношением вреда причиненного и предотвращенного. Иными словами, причиненный вред должен быть менее предотвращенного вреда.

В то же время оба определения указывают на такой необходимый факт, как наличие положительного результата - устранение опасности.

Таким образом, в целом для гражданско-правового регулирования важно, чтобы такой результат был достигнут. Вместе с тем видно, как в строго формальном смысле, да и на практике может оказаться не столь существенно, были ли при этом нарушены пределы таких действий. Если пределы не нарушены, то обязанность возместить вред, причиненный правомерным действием, опирается на п. 3 ст. 1064 ГК. Если же пределы были превышены, то обязанность возместить вред наступает на общих основаниях. Другое дело, насколько корректно в этом случае использовать термин, обозначающий правомерное действие.

3. Установление предела, так же как выявление степени их превышения, безусловно, должны учитываться как обстоятельства причинения вреда, которые позволяют суду полностью или частично освободить причинителя вреда от обязанности возместить вред. Кроме того, учитывая иные обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд вправе возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, а также полностью или частично освободить причинителя от этой обязанности.

Возложение обязанности возместить вред на причинителя и лицо, в интересах которого он действовал, формирует обязательство с долевой множественностью на стороне должника, которое должно быть исполнено по правилам ст. 321 ГК, с одной оговоркой, согласно которой доли в данном случае будут определяться судом, т.е. могут быть неравными. На это указывает и судебная практика. Если причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости как в своих интересах, так и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых вред был причинен. Суд также вправе частично либо полностью освободить этих лиц или одного из них от обязанности по возмещению вреда. В частности, если причинение вреда имело место в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганских, а также иных преступных проявлений или при задержании преступника, гражданин подлежит освобождению от возмещения вреда (п. 9 постановления Пленума ВС РФ N 3).

4. Нормы о причинении вреда в условиях крайней необходимости содержатся в ряде законов, хотя не все они отвечают требованиям п. 2 ст. 3 ГК. Так, ст. 28 Федерального закона от 21.12.94 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности"*(262) указывает, что личный состав пожарной охраны, иные участники тушения пожара, действовавшие в условиях крайней необходимости, от возмещения причиненного вреда освобождаются. Данная норма явно противоречит ГК, который предусматривает только судебный порядок освобождения от такой ответственности.

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

1. Комментируемая статья является развитием положения п. 1 ст. 1064 ГК, в силу которого обязанность возмещения вреда может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В данной статье предусмотрены три случая, когда эта обязанность возлагается: 1) на работодателя; 2) на лицо, выступающее на стороне заказчика в гражданско-правовом договоре; 3) на хозяйственные товарищества и производственные кооперативы. Причинителем вреда при этом являются соответственно работник, подрядчик или исполнитель, участник (член) хозяйственного товарищества или кооператива.

Фактический состав для возникновения такого обязательства включает в себя в качестве обязательного условия те обстоятельства, при которых был причинен вред. В первом случае таким обстоятельством является исполнение трудовых (служебных, должностных) обязанностей, во втором случае - выполнение работ по заданию заказчика и под его контролем за их безопасным ведением, в третьем - осуществление предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

2. Возложение обязанности возместить вред на работодателя объясняется тем, что работник в этой ситуации юридически воплощает волю работодателя. Так, юридическое лицо реализует свою гражданскую право-дееспособность (в том числе - деликтоспособность) через действия физических лиц, формирующих его органы, и через действия работников. Таким образом, действия работников юридически воспринимаются как действия самого юридического лица, поскольку предполагается, что в них проявляется воля юридического лица как работодателя. Этим же объясняется ответственность хозяйственных товариществ и кооперативов за вред, причиненный их участниками (полными товарищами) при осуществлении ими предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива. Полные товарищи, согласно п. 1 ст. 69 ГК, занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества, а члены кооператива в соответствии с п. 1 ст. 107 ГК совместно осуществляют производственную или иную хозяйственную деятельность, основанную на их личном трудовом или ином участии.

В отношении гражданина-работодателя данная норма также опирается в целом на юридическую конструкцию, согласно которой в действиях работника проявляется воля работодателя. В этой части положения п. 1 комментируемой статьи являются логическим продолжением нормы ст. 402 ГК, в которой указывается, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Экономический результат такого подхода выражается в переносе риска убытков, которые могут возникнуть в результате возмещения вреда, на работодателя. При этом работодатель, возместивший вред, несет риск экономической невозможности получения или неполного получения от работника возмещения собственных убытков по регрессному требованию, которое у него (как и у других должников по комментируемой статье) возникает в силу положений ст. 1081 ГК.

3. В данной статье содержится определение работника, которое носит целевой, а не общий характер, т.е. рассчитано лишь на отношения, регулируемые нормами гл. 59 "Обязательства вследствие причинение вреда" ГК, а не на регулирование любых иных, в том числе гражданско-правовых или трудовых отношений. Работником считается гражданин, выполняющий работу на основании трудового договора (контракта) (см. ст. 20 ТК). Кроме того, работниками признаются граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору (подряда). Однако работниками они признаются лишь для целей регулирования деликтных обязательств, для чего требуется наличие двух условий, каждое из которых необходимо, а оба они - достаточны, а именно чтобы работники: 1) действовали или должны были действовать по заданию заказчика (юридического лица или гражданина); 2) действовали под его контролем за безопасным ведением работ.

4. Признание этих лиц работниками представляет собой средство юридической техники, позволяющее возложить ответственность за причиненный ими вред на другое лицо по правилам ответственности работодателя за действия своего работника. Однако социально-экономическая подоплека здесь иная. Данное правило применяется в том случае, если вред причинен в результате осуществления деятельности, представляющей собой повышенную опасность для окружающих (например, строительные работы, погрузка). Поэтому юридические и экономические риски в этом случае логично возложить на лицо, обязанное осуществлять контроль за безопасным ведением таких работ.

5. Сложившаяся ранее судебная практика, которая нашла свое выражение в известном постановлении Пленума ВС РФ N 3, вступает в противоречие с положениями п. 1 комментируемой статьи. Согласно п. 7 Постановления обязанность организации возместить вред, причиненный по вине ее работников, наступает не только тогда, когда они являются постоянными работниками данной организации, но и в случаях причинения вреда временными или нештатными работниками, а также лицами, выполняющими работу по трудовым соглашениям.

Нештатные работники и работники, выполняющие работу по трудовым соглашениям, - это граждане, выполняющие работу не на основании трудового договора (контракта), а на основании гражданско-правового договора, и подрядчик отвечает за их действия лишь при наличии указанных в комментируемой статье двух условий, проанализированных выше.

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

1. В комментируемой статье формулируется обязательство по возмещению вреда, причиненного органами власти. В ней реализуется деликтоспособность таких участников гражданских правоотношений, как государство и муниципальные образования. Будучи искусственными субъектами права, данные участники проявляют себя в этих правоотношениях через действия физических лиц, формирующих их органы, а также имеющих статус должностных лиц этих органов.

Органы государственной власти формируются на уровне Российской Федерации и субъектов РФ в порядке, установленном Конституцией, конституциями и уставами субъектов РФ. Органы местного самоуправления формируются на основании Конституции в порядке, установленном Законом о местном самоуправлении.

В законодательстве не содержится единого понятия должностного лица. Специальное определение содержится в гл. 30 УК, в которой устанавливается уголовная ответственность должностного лица за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Должностным лицом при этом признается лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (ст. 285 УК). Административное законодательство дает возможность косвенно вывести понятие должностного лица, опираясь на практику привлечения к административной ответственности должностных лиц - служащих аппарата органов государственной власти, правомочных совершать юридически значимые действия, устанавливающие, изменяющие или прекращающие правоотношения.