Теперь вот пристает, чтоб его с собой на реку купаться взяли

- Мы далеко пойдем! - уговаривал его Вовка. - Тебе туда нельзя. Знаешь, куда мы идем? В лес идем! Там волки, знаешь? Г-г-гам! - и съедят… Они всех маленьких едят!

- Не едя-я-ят! - заныл Дим. - Пойду-у-у…

- И еще там сидит такой зверь, - Вовка чуть-чуть подумал, наморщив вспотевший лоб, - и этот зверь очень страшный… хандрилла!

- Какой хандри-и-илла-а? - спросил Дим плаксивым голосом, но перестал тереть нос.

- Очень обыкновенный… Ну, такой вот…

- Руки длинные, - вмешался, подмигивая Вовке, выдумщик Горька, - весь в красной шерсти, а зубы как у собаки, - гаф, гаф! Сидит в кустах и караулит, как увидит маленького: цап-царап - и в мешок! И потащит к себе в нору! Да-а-а… А когда в домах свет зажгут, в окна смотрит…

- Вечером?.. - тихо спросил обеспокоенный Дим.

- Ага. Вечером. И когда все уснут и свет погасят, он как вылезет из-под кровати, да как…

- Ты уж больно, Горька, - не вытерпел Вовка, - не надо так. А то он по ночам бояться будет…

- Ну, как хочешь…

И Горька, показывая, что ему все равно, отвернулся к окну.

За окном небо голубое-голубое, а на нем облака как кипы ваты. Ветерок кустами шевелит. Прохладный ветерок - с реки. И слышно, как там, на реке, мальчишки перекликаются. Так бы и выскочил Горька в окошко!

- Вот видишь, - опять приступил к Диму Вовка, - страшный зверь?

- Страшный… - вздохнул Дим.

- А мы тебе сейчас молоток с полки достанем. Хороший молоток! И ты будешь в заборе гвозди забивать, как настоящий плотник, - тук, тук, тук! Ладно?

- Не хочу молоток! Хочу с ва-а-аааа-ми! - Тут Дим и разревелся, да так, что Горька заткнул уши, зажмурился и упал на табуретку, чуть не задавив спавшего там кота. Кот мяукнул и выскочил во двор, а со двора закричала Вовкина мать:

- Вы чего там делаете? Зачем Димку обижаете?

- Мы ничего, не обижаем, мам! Он сам орет, а мы ничего! - высунувшись из окна, миролюбиво пояснил Вовка и, обернувшись, зашипел на Дима:

- Ладно-ладно… Пойдешь-пойдешь… Только молчи…

Друзья были в безвыходном положении.

- Эврика! Нашел! - воскликнул вдруг выдумщик Горька.

Он стал что-то шептать Вовке на ухо, и постепенно выражение безнадежного отчаяния исчезало с Вовкиного веснушчатого лица и сменялось веселым озорством.

- Дим! - сказал Горька, кончив шептать. - Хочешь играть в часовых?

Дим с недоверием посмотрел на Горьку, потом на Вовку, стараясь угадать, нет ли какого-нибудь подвоха.

- В часовых?..

- Ага. В часовых.

- Хочу… - нерешительно сказал Дим. - А как мы будем играть?

- Очень просто, - сказал Горька. - Чур я командир! Слушай мою команду! Стройся!

Вовка, ухмыляясь, стал по стойке «смирно». Рядом вытянулся моментально просиявший Дим.

- Напра-а-во! - скомандовал Горька, вешая ружье через плечо.

Вовка задудел марш, хлопая себя по толстым щекам, как по барабану, и, отбивая босыми пятками шаг, пошел к двери. Дим, счастливый и необыкновенно серьезный, семенил за ним, стараясь попадать в ногу.

Горька шел сзади и командовал:

- Ать-два! Ать-два! Левой! Правой! Ать-два! Вовкин дом стоял у самой дороги, за дорогой была вырубка, заросшая ольховником, за вырубкой - заливные луга, зеленые, свежие, широкие, до самой реки. Процессия пересекла дорогу и вошла в ольховник.

Там, недалеко от дома, с незапамятных времен ржавел изувеченный остов легковой автомашины. Предприимчивые мальчишки давно отломали от него на всякие свои нужды все, что только можно.

Дойдя до этого места, Горька скомандовал:

- Стой!

Поднял валявшуюся на земле толстую палку, обломал с нее сучья и торжественно вручил Диму:

- Дим! Назначаю тебя часовым! Вот тебе оружие, береги его. Говори: «Есть!»

- Есть! - послушно сказал Дим, одной рукой беря «оружие», другой отдавая честь «командиру».

- Ты теперь часовой! - принялся объяснять Вовка. - Это ужасно ответственно - часовой! Он должен, если его поставили, охранять и никуда не уходить, хоть там что! Понял? А если враги налетят, защищать и ничего не бояться. Понял?

- Понял!

- А если уйдет куда-нибудь, значит, он не часовой, а так… вообще… С ним, значит, никто водиться не будет. И никуда брать не будут. Вот.

- Говори: «Есть!»

- Есть! - сказал Дим. - А вы где будете?

- А мы пойдем на разведку.

Приятели юркнули в кусты.

Дим, гордый сознанием возложенной на него ответственности, положив «оружие» на плечо, принялся похаживать взад-вперед.

А Горька с Вовкой изо всех сил поспешили к реке по мягкой, как ковер, мураве, по желтым лютикам, по белым и розовым кашкам, перепрыгивали через канавы и дышали полной грудью: прямо гора с плеч свалилась!