Реакции на конкуренцию и противостояние

Когда у терапевта появляется потребность утвердить свой авторитет и контроль, это может серьезно мешать достижению связной группы своего потенциала расти и достигать зрелости. Терапевтам может оказаться трудно разделить с группой ответственность за поведение ее членов. Если один член группы или подгруппа отказывают в сотрудничестве, они не способны спросить: “Почему вы позволяете все это?”

Миссис Р, член новообразовавшейся группы матерей, принимала очень активную роль, задавая вопросы другим членам, предлагая советы и интерпретации и направляя поток дискуссии. В заметках для своего супервизора терапевт написал: “Меня очень беспокоит миссис Р и как с ней справиться. Я чувствую себя беспомощным и не могу ничего сделать с ее конкурированием с остальными членами группы, в особенности со мной. Я оказался втянутым в борьбу за власть с ней - и я вынужден отступить”.

На следующей групповой сессии миссис Р пришла первой и начала говорить о появившемся у нее интересе к тому, чтобы пройти обучение на социального работника, в надежде в конечном итоге завести собственную практику. Она спросила терапевта, как обучался он и какие необходимы дипломы. Терапевт резко сменил тему, спросив о брачных проблемах миссис Р.

Ощущающий угрозу для себя терапевт тем самым сказал миссис Р следующее: “Я не хочу слышать о том, что вы хотели бы стать не хуже меня; я хочу слышать только о ваших проблемах (недостатках)”.

Потребность миссис Р показать себя адекватной в группе была легко разрешена, когда терапевт присоединился к ней в этом желании. В течение нескольких сессий терапевт спрашивал мнения миссис Р, как помочь другим членам группы и в каком направлении должна идти дискуссия в группе. Она была очень довольна и какое-то время отвечала конструктивными предложениями, а затем спросила терапевта “Что это я тут делаю вашу работу? Мне своими проблемами надо заниматься”.

Молодой терапевт столкнулся с очень агрессивным, интересным и чувствительным новым членом группы, которая демонстрировала потребность быстро отвечать на любые вопросы, которые другие члены группы задавали терапевту. Не сумев проконтролировать свое чувство обиды, терапевт начал саркастически называть ее Доктор. Сочетание отсутствия опыта и его собственных неразрешенных проблем соперничества мешали терапевту использовать свои индуцированные чувства для того, чтобы понять собственное полное соперничества детство пациентки, и не позволило ему исследовать ее потребность конкурировать и позволить группе справиться с ее поведением.

Терапевтический пыл.

Одним из сильнейших источников контр-трансферного сопротивления является сильнейшее желание терапевта, чтобы его пациенты улучшались, чтобы у них был прогресс и чтобы они достигли исцеления. Если действовать на основании этого, то это приводит к ситуации, когда терапевт кидается исцелять, прежде чем пациент готов быть более зрелым, ответственным, компетентным, взрослым и удовлетворенным. Открытые и скрытые требования к пациентам добиваться достижений и зрелого функционирования, которые предъявляются без учета их эмоционального возраста и уровня развития на данный момент, могут иметь крайне отрицательный терапевтический эффект, индуцируя регрессию и использование более патологических защит. Для одного пациента требование достижений может означать что его раньше времени вышвырнули из люльки; другой может переживать это требование как второе издание чересчур бурного приучения к горшку. Когда пациенты стремятся выполнить те требования изменения и роста, которые предъявляют им терапевт и другие члены группы, хватаясь за жизненные задачи и сепарации, которые находятся за пределами имеющихся у них эго-ресурсов, может наступить серьезная регрессия.

Одна группа по настоянию своего терапевта мобилизовалась, чтобы помочь одной из членов группы преодолеть давнюю зависимость от больших доз транквиллизаторов. Целые сессии были посвящены этой проблеме, и все уговаривали Бет воздерживаться. Любое самое слабое снижение количества принятых ею лекарств принималось аплодисментами, похвалами и дальнейшими поощрениями продолжать со своим улучшением. Члены группы приходили к Бет домой, чтобы следить за ее прогрессом. Вначале Бет купалась в непривычном внимании и выражала чувства глубокой благодарности за их беззаветные усилия в ее адрес. Терапевт, который вначале поднял перед группой в качестве проблемы серьезность зависимости Бет, получил огромное удовлетворение от того какую преданность группа демонстрирует одному из своих членов.

Однако по мере того как группа продолжала свое давление на Бет, чтобы она справилась со своей зависимостью от лекарств, она начала становиться менее открытой. Она начала приходить на сессии с опозданием, проявлять признаки депрессии и намекнула на присутствие мыслей о самоубийстве. В дополнение к этому некоторые другие члены группы начали на сессиях уходить в себя, а другие стали жаловаться на то, что у них развились те или иные соматические симптомы. Обеспокоенный таким ходом событий терапевт сделал о группе доклад на семинаре по групповой терапии.

Там было решено, что развивается кризисная ситуация. Зависимость Бет от лекарств была защитой от лежащего в основе психотического процесса, и все давление на Бет, чтобы она улучшилась, и на группу - чтобы та помогла ей улучшиться - необходимо было немедленно прекратить.

На следующей сессии терапевт спросил членов группы и Бет, какие чувства у них вызывает эта сосредоточенность на ней в последнее время. Исследование высвободило значительное количество подавленных чувств. Члены группы рассказывали о том, что чувствовали себя обокраденными в своей законной части времени и внимания группы и обиженными, что терапевт явно считал проблемы Бет наиболее приоритетными. Все признали, что у них нарастает враждебность в адрес терапевта и в адрес Бет. Бет объяснила, что после первой вспышки удовольствия из-за интереса группы к ней, она начала чувствовать все усиливающееся отчаяние по поводу того, что не может соответствовать ожиданиям группы. В то же самое время ее тревога, как бы не показаться неблагодарной за заботу группы, не позволяла ей выразить свое чувство затравленности.