Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского

Судебная медицина.

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского

Оглавление

Введение. 2

Отдел I. Процессуальные и организационные основы судебно-медицинской экспертизы. 6

Глава 1. Процессуальные основы. 6

Глава 2. Организация судебно-медицинской экспертизы в СССР. 13

Отдел II. Повреждения и смерть от действия механических факторов (судебная травматология). 17

Глаза 3. Определение и классификация повреждений. 17

Глава 4. Повреждения тупыми предметами. 18

Глава 5. Повреждения острыми предметами. 25

Глава 6. Транспортная травма. 30

Глава 7. Огнестрельные повреждения. 33

Глава 8. Причины смерти при повреждениях. 44

Отдел III. Смерть от задушения-асфиксии. 45

Глава 9. Повешение. 46

Глава 10. Удавление. 51

Глава 11. Другие виды механической асфиксии. 52

Глава 12. Утопление и смерть в воде. 53

Отдел IV. Расстройство здоровья и смерть от действия крайних температур, электричества и от других внешних воздействий. 56

Глава 13. Действие высокой температуры. 56

Глава 14. Действие низкой температуры. 62

Глава 15. Действие электричества (электротравма). 64

Глава 16. Действие ионизирующих излучений. 69

Глава 17. Изменение атмосферного давления. 73

Глава 18. Другие внешние воздействия. 75

Отдел V. Экспертиза отравлений (судебная токсикология). 76

Глава 19. Общие понятия о ядах и отравлениях. 76

Глава 20. Отдельные яды и их действие. 83

Отдел VI. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц. 94

Глава 21. Несмертельные телесные повреждения. 95

Глава 22. Другие поводы для экспертизы живых лиц. 98

Глава 23. Экспертиза половых состояний и при половых преступлениях. 102

Отдел VII. Судебно-медицинская экспертиза трупа. 113

Глава 24. Учение о смерти. 113

Глава 25. Ранние трупные явления. 114

Глава 26. Поздние трупные изменения. 117

Глава 27. Осмотр трупа на месте его обнаружения. 121

Глава 28. Судебно-медицинское исследование трупа. 123

Глава 29. Исследование трупа новорожденного младенца. 125

Глава 30. Особые случаи судебно-медицинского исследования трупов. 128

Глава 31. Особенности исследования трупа при наличии повреждений. 129

Глава 32. Скоропостижная смерть. 132

Глава 33. Особые действия эксперта при исследовании трупов. 134

ОТДЕЛ VIII. Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств. 135

1. Судебно-биологическая экспертиза. 136

Глава 34. Судебно-биологическая экспертиза крови, выделений человеческого организма, волос и прочих объектов. 136

Кровь. 136

Сперма. 149

Слюна, моча, пот и другие выделения. 151

Волосы. 152

Прочие биологические объекты. 157

2. Медико-криминалистические исследования. 157

Глава 35. Установление групповой принадлежности и идентификация орудий по механическим повреждениям. 157

Глава 36. Исследование костных останков для отождествления личности. 160

Отдел IX. Прочие виды судебно-медицинской экспертизы. 164

Глава 37. Судебно-медицинская экспертиза по делам о нарушении медицинским персоналом профессиональных обязанностей. 164

Глава 38. Судебно-медицинская экспертиза по материалам дела. 169

Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР

в качестве учебника для студентов юридических институтов и факультетов

«ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» М О С К В А - 1968

АВТОРЫ УЧЕБНИКА

Алисиевич В.И., канд. мед. наук, - гл.гл. 3, 4, 5, 6, 7, 8.

Бронникова М. А., доктор мед. наук, - гл. 34,

Кантер Э. И., канд. мед. наук, - гл.гл. 1, 2, 21, 22, 23.

Левченков Б. Д., канд. мед. наук, - введение, гл.гл. 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33.

Прозоровский В. И., доктор мед, наук, - гл.гл. 9, 10, 11, 12, 19, 20.

Сыцянко Г. А., канд. мед. наук, - гл.гл. 13, 14, 15, 16, 17, 18, 35, 36, 37, 38.

Судебная медицина, М., «Юридическая литература», 1968. 368 с.

В учебнике отражены все новейшие достижения в области судебно-медицинской науки и экспертной практики. В него впервые включен раздел о медико-криминалистических исследованиях, осве­щается судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств применительно к задачам судебно-следственной практики.

Введение.

Определение судебной медицины, ее задачи и значе­ние.В судебно-следственной практике нередко возникают вопросы, которые не могут быть разрешены на основе одних лишь правовых познаний. Для их разрешения тре­буются специальные познания в области науки, техники, искусства или ремесла (например, в медицине, химии, товароведении). В таких случаях обращаются к помощи экспертов, сведущих в указанных областях.

Судебная медицина представляет собой особую от­расль медицины, специально занимающуюся вопросами, возникающими в процессе правовой деятельности, для разрешения которых требуются врачебные и естественно­научные знания. Кроме того, советская судебная меди­цина используется и для поднятия качества лечебной работы.

Судебная медицина «отпочковалась» от общей медицины; она развивалась на основе своих собственных на­учных исследований, используя в то же время достижения как других медицинских наук, так и смежных дисци­плин - химии, физики, техники, криминалистики.

Пути развития судебной медицины определялись запросами и потребностями развивающейся правовой науки и практики. Вот почему для эффективной медицин­ской экспертной помощи правосудию недостаточно одних лишь врачебных познаний; требуются еще теоретиче­ские и практические знания и опыт в области судебной медицины.

Судебному медику приходится освещать возникаю­щие в юридической практике вопросы с таких точек зрения, которые совершенно чужды, например, врачу-клини­цисту. В то же время судебно-медицинскому эксперту требуются глубокие общемедицинские знания. Все это дает основание считать судебную медицину самостоятель­ной медицинской дисциплиной, основной задачей которой является помощь правосудию. Практически она находит свое выражение в осуществлении судебно-медицинской экспертизы, выполняемой по требованию судебно-следственных органов.

Определенный минимум знаний в области судебной ме­дицины обязателен для каждого врача; изучение ее пре­дусмотрено программой для высших медицинских учеб­ных заведений СССР. Однако далеко не каждый врач может полноценно выполнять функции судебно-медицинского эксперта. Изучение судебной медицины студентами медицинских институтов преследует в основном цель: дать возможность будущему врачу общего профиля при необ­ходимости эпизодически произвести по заданию следст­венных органов осмотр трупа на месте происшествия, ис­следование трупа или освидетельствование живого лица, знать, на что нужно обратить внимание в данном конкрет­ном случае, что и как описать, что и куда направить на дополнительное исследование. Если даже врач не обла­дает достаточным опытом для разрешения поставленных вопросов, то в дальнейшем на основе добросовестно про­изведенного им исследования и полноценно составлен­ного описания специалисты - судебные медики смогут дать заключение по интересующим следствие вопросам.

Однако судебный медик не является универсально сведущим лицом во всех отраслях медицинских знаний. Поэтому в необходимых случаях он сам или судебно-следственные органы привлекают в качестве консультантов представителей других медицинских или смежных дисци­плин. Если последние привлечены лицом, назначившим экспертизу, или руководителем экспертного учреждения в ходе осуществления комиссионной или комплексной экспертизы, они также будут экспертами по данному делу.

Заключение судебно-медицинского эксперта является одним из источников доказательств по делу, оно подле­жит оценке следователем и судом и не является для них обязательным. Для того чтобы оценить достоверность и доказательственное значение заключения, юрист должен быть знаком с судебной медициной. Кроме того, знать судебную медицину ему необходимо для того, чтобы иметь представление о действительных возможностях судебно-медицинской экспертизы с тем, чтобы поручить эксперти­зу надлежащим специалистам и правильно поставить пе­ред ними вопросы. Следует иметь в виду также, что не только эксперт помогает следователю, но и следователь, знакомый с судебной медициной, использует свои позна­ния, например, при осмотре места происшествия и трупа. Он может значительно облегчить проведение экспертизы, собрав по делу материалы (показания, протоколы осмо­тра, медицинские документы, вещественные доказатель­ства) и осветив детали, имеющие судебно-медицинское значение.

Поэтому изучение основ судебной медицины включено в программу юридических вузов и факультетов.

Судебная медицина в дореволюционной России. Судебно-медицинская экспертиза в России, можно считать, законодательно начала оформляться в 1716 году, когда Петр I издал Воинский устав, в одном из артикулов ко­торого говорилось об обязательном вскрытии трупа в слу­чаях смерти от умышленных травматических поврежде­ний. В этом отношении Россия оказалась впереди боль­шинства европейских государств. Однако ввиду нехватки врачебных кадров такие вскрытия носили лишь эпизоди­ческий характер и осуществлялись в немногих городах.

В 1801 - 1815 гг. было узаконено производство судебно-психиатрической экспертизы, правда, в довольно при­митивной форме.

В 1812 году были введены в действие первые процес­суальные нормы, касающиеся производства судебно-медицинской экспертизы по заданию судебных органов. В 1829 году при участии известного анатома и судебного медика И. В. Буяльского впервые были изданы написан­ные на достаточно высоком научном уровне систематизи­рованные правила вскрытия трупов - «Наставление вра­чам к осмотру и вскрытию мертвых тел».

Судебную медицину врачам систематически начали преподавать с 1799 года. В 1832 году появилось первое отечественное руководство по судебной медицине С. А. Громова.

В 1865 году русские судебные медики получили свой первый журнал «Архив судебной медицины и общественной гигиены». В это время проводятся серьезные научные работы по различным вопросам судебной медицины. Большой вклад в развитие судебно-медицинской науки внесли, в частности, Е. В. Пеликан, Е. О. Мухин, И. И. Нейдинг, И. М. Гвоздев, Н. А. Оболонский, В. О. Мержеевский, Ф. Я. Чистович и др.

Параллельно с судебной медициной в XIX веке раз­вивалась и судебная химия. В 1824 году А. П. Нелюбин опубликовал «Правила для руководства судебного врача при исследовании отравления», а в 50-х годах прошлого столетия вышли части его руководства по токсикологии и судебной химии. К этому же времени относится и защи­та первых диссертаций по судебной химии. Во второй по­ловине XIX столетия было выпущено руководство Драгендорфа по судебной химии, отдельные положения которого используются в практической работе и в настоящее вре­мя. Д. И. Менделеев придавал должное значение судебной химии, и сам иногда производил судебно-химические экспертизы по заданию Медицинского совета.

В XX веке судебная медицина получила значительное развитие. Были изданы руководства по судебной медици­не Н. С. Бокариуса, А. С. Игнатовского, Д. П. Косоротова. Кроме того, для юристов специально был составлен Н. С. Бокариусом учебник судебной медицины, выпущен­ный в 1915 году.

В конце XIX и первой половине XX века крупнейший судебный медик П. А. Минаков возглавил кафедру судебной медицины в Московском университете, а в дальней­шем и на высших женских курсах. Из его научных тру­дов диссертация «О волосах в судебно-медицинском отно­шении» (1894 г.) является капитальным исследованием в данной области. Ему же принадлежит открытие ха­рактерного признака смерти от острого малокровия, так называемых пятен Минакова на внутренней поверхности сердца.

Несмотря на научные достижения, общее положение судебно-медицинской науки и организация судебно-меди­цинской экспертизы в России до Октябрьской революции продолжали оставаться неудовлетворительными. Науч­ные исследования велись разрозненно; Россия не имела судебно-медицинского научного общества, судебно-медицинские съезды не созывались (если не считать эпизодической работы маломощных судебно-медицинских секций на Пироговских съездах).

Не было курсов квалификации и усовершенствования по судебной медицине. Практические работники судебно-медицинской экспертизы находились в ведении министерства внутренних дел и выполняли функции не только су­дебных медиков, но и другие обязанности. Контакта с ка­федрами судебной медицины они не имели, ни о каком их участии в научной работе, как правило, не могло быть и речи.

При таких условиях не приходится удивляться, что практические судебные врачи не всегда были объективны; известны случаи, когда их суждения выносились под дав­лением полиции и крайних реакционных элементов. При­мером могут служить некоторые экспертные заключения по делу Бейлиса (1913 г.), ложно обвиненного в ритуаль­ном убийстве ребенка*.

Развитие судебной медицины в СССР.Великая Ок­тябрьская социалистическая революция открыла перед судебной медициной новые перспективы развития. Была упорядочена организационная структура судебно-меди­цинской экспертизы. В 1918 году был учрежден Народный комиссариат здравоохранения. В составе его имелся под­отдел медицинской экспертизы, руководивший, в частно­сти, и судебно-медицинской экспертизой. Аналогичные подотделы создавались и в губернских отделах здраво­охранения. Тем самым обеспечивалась не только незави­симость экспертизы, но и возможность неограниченного ее развития и совершенствования на основе успехов ме­дицинской науки. В 1934 году было издано Положение о производстве судебно-медицинских экспертиз, а в 1937 го­ду учреждена должность Главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР.

При Советской власти впервые в нашей стране стали созываться регулярно судебно-медицинские съезды. Пер­вый съезд состоялся в 1920 году.

В 1925 году на Северном Кавказе было организовано судебно-медицинское общество. В дальнейшем общества стали возникать и в других городах. В 1946 году на Все­союзном съезде судебных медиков в Одессе было организовано Всесоюзное общество судебных медиков и кри­миналистов.

В 1925 году начал выходить журнал «Судебно-медицинская экспертиза».

В годы Советской власти выпущен ряд учебников и руководств по судебной медицине, например: «Судебная медицина» Н. С. Бокариуса (1930); «Основы судебной медицины» под ред. Н. В. Попова (1938); учебник судебной медицины Н.В.Попова (1940); «Судебная медицина» М. И. Райского (1953); «Судебная медицина» В.М. Смольянинова, К. И. Татиева и В. Ф. Червакова (1959); «Курс судебной медицины» М. И. Авдеева (1959) и др.

Специально для юристов выпущены учебники судебной медицины: Н. В. Поповым (1938), К. И. Татиевым (1947), М. И. Авдеевым (1949); Н. И. Гуковской и В. А. Свешниковым - «Судебно-медицинская экспертиза трупа по делам о насильственной смерти» (1957).

Вышел ряд руководств и монографий, посвященных отдельным специальным разделам судебной медицины: «Судебно-медицинская акушерско-гинекологическая экс­пертиза» Е. Е. Розенблюма, М. Г. Сердюкова и В. М. Смольянинова (1935); «Судебно-медицинское ис­следование вещественных доказательств» М. А. Бронни­ковой (1947) и др. По судебной химии вышли учебники А. В. Степанова и в 1959 году М. Д. Швайковой. Офи­циальные и организационные материалы по судебно-медицинской экспертизе обобщены в сборниках.

Развитию судебной медицины в большой мере способ­ствовало создание в Москве в 1932 году Научно-исследо­вательского института судебной медицины - научно-практического и организационно-методического центра всесоюзного значения. Ни в царской России, ни в зару­бежных странах подобного учреждения не было.

Большое внимание уделяется подготовке судебно-медицинских кадров. Помимо общего увеличения числа ме­дицинских институтов с кафедрами судебной медицины в 1924 году была организована специальная кафедра судебной медицины при Институте усовершенствования врачей в Ленинграде. В дальнейшем такие же кафедры были созданы в Москве и Киеве.

В годы Великой Отечественной войны ряд кафедр и практических учреждений судебно-медицинской экспертизы на временно оккупированной территории оказался разрушенным, многие научные и практические работники ушли на фронт. Однако деятельность судебно-медицинской экспертизы и научная работа в эти годы не прекра­щались. Успешно велась подготовка судебно-медицинских кадров в медицинских институтах, проводились эксперти­зы, функционировал Институт судебной медицины в Мо­скве.

Советские судебные медики участвовали в работе Чрезвычайной комиссии, расследовавшей зверства немец­ко-фашистских захватчиков на временно оккупированных территориях Советского Союза и Польши. Участие совет­ских экспертов в Нюрнбергском и других международ­ных судебных процессах сыграло важную роль в изобли­чении главных военных преступников.

Послевоенные годы ознаменовались быстрым восста­новлением и дальнейшим развитием судебно-медицинской экспертизы, расцветом судебно-медицинской науки. Сно­ва начали созываться всесоюзные съезды и конференции судебных медиков, продуктивно работают филиалы Все­союзного научного общества. С 1949 года Институт судебной медицины возобновил выпуск сборников научных работ по судебной медицине. В 1958 году вновь начал выходить журнал «Судебно-медицинская экспертиза». Постоянно совершенствуется Судебно-медицинская экс­пертиза, внедряются новые методы исследования. Науч­ная работа ведется как в центре, так и на периферии; в этом принимают участие не только научные и кафед­ральные работники, но и практические судебно-медицинские эксперты.

Советская судебная медицина неуклонно развивается.

Судебная медицина за рубежом. Еще в глубокой древ­ности были случаи, когда врачей привлекали для разре­шения вопросов, представлявших интерес для правосудия, Об этом имеются отдельные упоминания в древнейших документах. Известно, что в Римской империи произвели врачебный осмотр тела убитого Юлия Цезаря (44 г. до н. э.), причем было установлено, что из имевшихся у него 23 ран только одна была смертельной. Однако впервые производство судебно-медицинских экспертиз было регла­ментировано в законодательном порядке лишь в XVI ве­ке н. э. в Каролинском кодексе германского императора

Карла V. В средние века об обязательном производстве судебно-медицинской экспертизы по некоторым категориям дел говорится в ряде европейских кодексов, а также в кодексе Иерусалимского королевства, основанного кре­стоносцами в Палестине (XI в.). Однако в обязанности врачей тогда входила не только экспертиза в современ­ном ее понимании - они также должны были присут­ствовать при производстве пыток и давать заключение о приостановлении истязания, если допрашиваемый, теряя сознание, переставал ощущать боль. Врач давал «заклю­чение» при осуществлении различных форм «суда божия» и иных проявлениях мракобесия, когда ему приходилось свидетельствовать наличие всевозможных «печатей дья­вола» на теле безвинно привлекаемых женщин.

Наряду с этим в XVI - XVII вв. появились уже серьез­ные научные труды по судебной медицине.

В XVII веке были разработаны объективные методи­ки судебно-медицинского исследования при установлении живорожденности младенца, смерти от отравления и т. п.

В XIX веке судебно-медицинская наука стала быстро развиваться. К тому времени было развеяно суеверное представление о якобы существующей страшной опасно­сти исследования разложившихся и особенно эксгумиро­ванных трупов. До этого было принято переписывать из книги в книгу устрашающие рассказы, подтвержденные свидетельствами весьма сомнительных «очевидцев», о случаях внезапной гибели многих людей, присутствовав­ших при вскрытии могилы, об исходящих из такой могилы «эманациях» (излучениях), вызывающих «взрывообразный» распад живой материи.

В XIX и начале XX века прославились ценнейшими трудами Орфиля, Тардье, Бруардель (Франция), Тейхмайер, Хенке (Германия), Гофман (Австрия), Тейлор (Англия).

В настоящее время в зарубежных странах успешно ра­ботают многие ведущие ученые - судебные медики: Про­коп, Вамоши (ГДР), Грживо-Домбровский, Ольбрыхт, Попельский (Польша), Крсек (Чехословакия), Экреш (Венгрия) и др.

Выходят многочисленные журналы и книги по судебной медицине.

Вместе с тем развитию судебной медицины и особен­но экспертизы мешает ряд существенных недостатков, главным образом организационного порядка.

Судебно-медицинскую экспертизу трупов за рубежом производят только работники кафедр, которые выезжают для этой цели из крупных центров в районы. Практиче­ской судебно-медицинской службы на местах не суще­ствует.

В большинстве стран судебно-медицинская экспертиза подчинена или министерству высшего образования, или же министерству внутренних дел. В первом случае экс­перты оказываются лимитированными в финансовом от­ношении, поскольку органы высшего образования за­интересованы прежде всего в преподавании судебной медицины, и поэтому техническому оснащению прак­тической судебно-медицинской экспертизы не уделяется должного внимания, а во втором - эксперты в опреде­ленной мере ограничены в смысле независимости суж­дений. Кроме того, многие эксперты получают не твердый оклад, а лишь плату за произведенную экспертизу, при­чем иногда непосредственно от обвиняемого, потерпев­шего, истца или ответчика. Этот порядок ставит эксперта в какой-то мере в зависимое положение от участников процесса и создает благоприятную почву для корруп­ции.

Во многих государствах возможность вскрытия трупа в ряде случаев ограничивается согласием или несогла­сием родственников умершего, а, например, в Англии, США - архаическим порядком досудебного рассмотре­ния уголовных дел. В Англии экспертизу живых лиц в связи с телесными повреждениями производят не судеб­ные медики, а хирурги.

Давая заключение по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников, эксперт иногда оказывается в плену ложно понятой врачебной этики и корпоративности.

В ряде случаев врач лишен возможности сообщить властям об обнаруженных им признаках преступных дей­ствии (например, жестокого обращения с детьми), так как согласно законам буржуазных государств при этом он сам может понести ответственность за разглашение врачебной тайны.

И, наконец, в капиталистических странах до сих пор продолжает действовать канонический (церковный) ко­декс, предусматривающий участие судебно-медицинских экспертов при констатации различного рода «чудесных» исцелений, «воскрешений» и т. п., якобы совершенных лицами, которых церковь намерена причислить к лику святых.

Только судебная медицина в социалистических стра­нах, использующая новейшие достижения современной науки, имеет все возможности для плодотворного раз­вития.

Глава 9. Повешение.

При повешении смерть наступает вследствие сдавления шеи петлей, затягиваемой тяжестью тела.

Петли по механизму их затягивания на шее могут быть неподвижными и скользящими.

Петля имеет узел, кольцо и свободный конец. Если узел плотно завязан и кольцо не меняет своих размеров, то такая петля называется неподвижной, или фиксиро­ванной. Чаще же петля на одном конце имеет малень­кое «ушко» - узел, в него продевается другой свобод­ный конец, вследствие чего образуется легко подвижное кольцо петли. Такая петля называется скользящей.

В зависимости от материала, используемого для пе­тель, они делятся на жесткие (проволока, электрошнур и т. п.); полужесткие (ремни, толстые и грубые веревки) и мягкие, изготовленные из широкого мягкого материа­ла, например полотенца, простыни, шарфа.

По числу оборотов петли вокруг шеи петли делятся на одиночные, двойные, тройные и множественные.

Во всех случаях повешения при осмотре места про­исшествия должны быть сохранены петля и ее узел, так как материал петли, способ завязывания ее в некоторых случаях могут помочь установить профессию потерпев­шего или убийцы (ткач, моряк, рыбак и т. д.).

При наружном исследовании погибшего от повеше­ния или удавления петлей характерным и достоверным признаком является вдавленный след на шее - странгуляционная борозда.

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №1 - открытая онлайн библиотека

Рис. 19. Типичное (А) и атипичное (Б) наложение петли

При обнаружении странгуляционной борозды необ­ходимо обратить внимание на ее общий вид, располо­жение и направление. По этим признакам можно судить о характере сдавления шеи, вызвавшего смерть (повешение или удавление петлей). Направление борозды за­висит от способа наложения петли на шею. При пове­шении петля может быть расположена типично и ати­пично. Типичной странгуляционная борозда считается тогда, когда узел петли находится на затылке. При ати­пичной странгуляционной борозде узел петли находится под подбородком или сбоку (рис. 19).

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №2 - открытая онлайн библиотека

Рис. 20. Самоповешение. Жесткая странгуляционная борозда

При повешении странгуляционная борозда всегда направлена косо - снизу вверх. Это вызвано тем, что одна часть петли (свободный конец) укрепляется за какой-либо предмет (гвоздь, косяк двери, сук и т. д.), а другая, собственно сама петля, тяжестью тела увлекает­ся вниз. При этом наибольшая вдавленность борозды об­разуется на противоположной узлу стороне петли, т. е. в месте наибольшего давления на шею.

Странгуляционная борозда может быть замкнутой, когда оба «конца ее сходятся в том месте, где распола­гался узел петли, или открытой, когда концы не смы­каются друг с другом.

В зависимости от ма­териала петли борозда может быть жесткой, мяг­кой или переходной. Же­сткая странгуляционная борозда образуется при наложении петли из плот­ного материала с не­большим поперечным се­чением (шпагат, проволо­ка, электрошнур). Она всегда хорошо выражена, вдавлена, имеет перга­ментный вид, темно-бурый цвет, плотна на ощупь (рис. 20). На трупах и у лиц, освобожденных из петли и оставшихся в жи­вых, такие странгуляционные борозды сохраня­ются очень долго.

Мягкие борозды выра­жены нечетко, имеют вид широких, бледно-синюшных, слегка вдавленных полос. Они нестойки и сравнительно быстро исчезают.

Переходные, или смешанные, странгуляционные борозды представляют собой комбинацию первых двух.

Странгуляционная борозда является негативным от­печатком материала петли, отображая ее характерные особенности: ширину, наличие узлов и др., и выражена тем лучше, чем дольше труп находился в петле (рис.21).

Для органов предварительного следствия очень важ­но установить, образовалась ли борозда при жизни по­страдавшего или посмертно, так как известны убийства с последующим подвешиванием трупа для симуляции самоубийства. Прижизненная странгуляционная борозда бывает бледной, малокровной вследствие выдавливания из сосудов крови. Над бороздой и под ней сосуды расши­рены и переполнены кровью, местами обнаруживаются мелкие кровоизлияния. Странгуляционная борозда соот­ветственно количеству петель на шее может быть оди­ночной, двойной и множественной. В этих случаях между витками ее образуются возвышающиеся кожные валики. От сдавления и раз­рывов мелких сосудов в этих валиках возникают точеч­ные кровоизлияния - это почти бесспорный признак прижизненности. Однако иногда смерть в петле мо­жет наступать очень быстро от паралича сердца, и тогда кровенаполнения сосудов и кровоизлияний в области бо­розды может и не быть.

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №3 - открытая онлайн библиотека

Рис. 21. Самоповешение. Странгуляционная борозда от петли ремня, прошитого узорами

В случаях, когда труп человека, удавленного пет­лей, затем подвешивают с целью симуляции самоубий­ства, на шее образуются две странгуляционные бороз­ды - одна из них горизон­тальная, прижизненная, дру­гая косая, образовавшаяся посмертно.

Для установления прижизненности борозды ее обя­зательно исследуют в проходящем свете. Для этого ко­жу со странгуляционной бороздой отсепаровывают от мягких тканей и просматривают на свет. Если борозда прижизненная, то по краям ее видны расширенные и переполненные кровью сосуды, а иногда и мелкие кро­воизлияния. Наряду с исследованием в проходящем све­те можно применить также бинокулярный стереоскопи­ческий микроскоп; кусочки странгуляционной борозды обязательно исследуют гистологически.

Помимо странгуляционной борозды есть и другие характерные признаки смерти от асфиксии. Если труп долго висел в петле, то трупные пятна наиболее ярко вы­ражены на нижних отделах туловища и нижних конеч­ностях. Иногда на фоне пятен видны точечные кровоиз­лияния. Предплечья и кисти рук имеют синюшный отте­нок. В некоторых случаях сдавление шеи петлей сопро­вождается повреждением гортани: чаще наблюдаются переломы или надломы больших рожков подъязычной кости и верхних рожков щитовидного хряща. Вследствие давления петли возникают кровоизлияния в мышцы шеи. Могут наблюдаться кровоизлияния и даже надры­вы мышц у места прикрепления грудино-ключичных мышц с образованием небольших кровяных сгустков, что, несомненно, указывает на то, что эти повреждения возникли прижизненно. Вследствие сильного растяже­ния шеи тяжестью висящего тела одновременно растя­гиваются и сонные артерии, что приводит к поперечно­му разрыву их внутренних оболочек ниже петли. При этом между расслоенными оболочками можно увидеть скопление свернувшей­ся крови. Данный при­знак указывает на прижизненность поврежде­ния, но он встречается не всегда.

Для органов следствия очень важно установить, имеются ли на трупе повреждения.

Судебно-медицинский эксперт в таких слу­чаях должен опреде­лить характер этих по­вреждений - прижиз­ненный или посмерт­ный - и чем они нане­сены.

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №4 - открытая онлайн библиотека

Рис. 22. Повешение на воротнике одежды. Алкогольное опьянение. Несчастный случай (личное наблю­дение)

В большинстве случаев повешение - это самоубийство, но воз­можны несчастные слу­чаи и даже убийства. При самоубийствах тело повешен­ного во время судорог может ударяться о расположенные вблизи твердые предметы, например выступающие дета­ли комнат, косяки дверей, металлические части лестниц, сучки дерева и т. д. В этих случаях повреждения носят поверхностный характер и располагаются на выступаю­щих частях тела - на носу, подбородке, на кистях рук. При самоповешении могут обнаруживаться и более тяжелые повреждения вплоть до резаных и колотых ран, которые были нанесены с целью самоубийства до повешения. Это часто наблюдается у психических больных.

При убийстве путем повешения повреждения на трупе имеют прижиз­ненный характер. В та­ких случаях в результате борьбы и самообороны возникают кровоизлияния и ссадины на руках, шее, лице, груди. Возможны случаи убийства и без каких-либо повреждений, когда путем обмана или во время сна накидывают петлю на шею, а свобод­ный конец ее быстро за­крепляют за какой-либо предмет.

Решить вопрос, имело ли место убийство, несча­стный случай или само­убийство, только по ха­рактеру повреждений по­чти невозможно. Необхо­димо тщательно осмо­треть место происшествия, его обстановку, позу и одежду повешенного, характер петли и узлов, а также всех изменений на трупе.

Обстоятельства повешения. В большинстве случаев самоповешение совершают лица, психически неустойчи­вые или находящиеся в состоянии алкогольной депрес­сий. Возможны случаи самоубийства детей школьного возраста на почве различных детских переживаний и других мотивов.

Как уже отмечалось, при повешении могут быть слу­чаи убийства путем обманного накидывания петли на шею физически здорового человека или находящегося в состоянии сна. Возможны убийства путем повешения больных, физически ослабленных и лиц, пребывающих в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Наличие во внутренних органах при смерти от повешения боль­шого количества алкоголя может указывать на убийство, так как в состоянии тяжелого алкогольного опьянения такие лица не только не мо­гут сопротивляться, но и не в состоянии самостоятельно совершить самоповешение.

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №5 - открытая онлайн библиотека

Рис. 23. Самоповешение: ноги согнуты, касаются земли

Случайным самоповеше­нием может закончиться имитация самоубийства или симуляция его.

Повешение как несча­стный случай встречается редко. Жертвами его бы­вают главным образом ма­ленькие дети: ребенок про­совывает голову между пру­тьями или в порванную сет­ку кровати, в которой ущем­ляется его шея, теряет созна­ние и умирает от асфиксии. Аналогичная смерть вслед­ствие случайного прижатия шеи к какому-либо узкому предмету встречается и у взрослых, находящихся в со­стоянии алкогольного опья­нения. В нашей практике был случай, когда пьяный сел на ступеньки крыльца, а на перилах висели свернутые в несколько оборотов веревочные вожжи, в кото­рые он просунул голову, и заснул. Вследствие давления шеи на вожжи наступило самоповешение и смерть,

В другом случае мужчина в состоянии опьянения, желая согреться, сел на табурет у дверцы печи и, засы­пая, воротником пиджака зацепился за выступающий конец задвижки дверцы. Смерть наступила от сдавления шеи воротником одежды (рис. 22),

Под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - №6 - открытая онлайн библиотека

Рис. 24. Парное самоповеше­ние

Позы повешенных, в частности самоубийц, бывают самыми разнообразными: повешенные могут висеть сво­бодно в петле; голова может находиться в петле, а ноги в полусогнутом или согнутом положении опираться на пол, на землю (рис. 23). Самоубийцы могут находиться в различных позах: стоя на ногах, коленях, в полулежа­чем или лежачем положении на кровати, при этом сво­бодный конец петли бывает укреплен на спинке кровати или на другом предмете. Иногда самоубийца прежде чем повеситься, надев петлю, связывает себе ноги или руки или то и другое. Бывают и парные самоубийства, когда мужчина и женщина совершают самоубийство в одной петле (рис. 24).

Глава 10. Удавление.

Удавление петлей - это стягивание шеи петлей, как правило, посторонней рукой. Механизм смерти при этом в основном такой же, что и при повешении, а именно вследствие механической асфиксии, При удавлении пет­лей происходит давление петли на щитовидный хрящ или дыхательное горло, а также на сосуды и нервы шеи.

При затягивании петли на шее остается странгуляционная борозда, которая в отличие от повешения проходит не косо, а горизонтально вокруг шеи и вдавленность ее бывает равномерной. Чаще всего борозда располагается циркулярно на уровне щитовидного хряща или ниже. В зависимости от качества петли она бывает жесткой или мягкой, широкой или узкой. У места завязывания узла отмечается рельефный его отпечаток на коже, Крепко завязанный тугой, неподвижный узел петли ука­зывает на убийство; собственноручно крепко завязать его так едва ли возможно вследствие быстрой потери сознания.

В случаях предсмертной борьбы на трупе помимо странгуляционной борозды обнаруживаются поврежде­ния в виде ссадин и кровоподтеков, особенно в обла­сти лица, шеи и рук. Но могут быть и более значитель­ные повреждения, вплоть до повреждения костей лица и головы от ударов, нанесенных с целью оглушения жертвы.

Не исключаются случаи удавления петлей с целью самоубийства путем резкого стягивания обоих концов петли или при помощи рычага, когда под замкнутую петлю просовывают палку и путем закручивания ее сдав­ливают шею, или другими способами.

В остальном при наружном и внутреннем исследова­нии трупа отмечаются в основном те же признаки смерти от механической асфиксии, что и при повешении.

Органы следствия при повешении и удавлении петлей обычно ставят перед экспертом вопросы о причине смер­ти, имело ли место повешение или удавление петлей, при жизни или посмертно была наложена петля, имеются ли помимо странгуляционной борозды другие повреждения и не являются ли они следствием борьбы и самообо­роны.

В зависимости от обстоятельств случая могут быть поставлены и другие вопросы.

Удавление руками осуществляется путем сдавлени