Поводы, приведшие к суицидальным действиям

Поводы %
Несправедливое отношение (оскорбление, обвинение, унижение, осуждение)
Потеря значимого другого
Ревность, супружеская измена
Несостоятельность, неудача
Неблаговидный поступок, поведение
Препятствие к удовлетворению ситуационной актуальной потребности
Неудовлетворенность поведением и личными качествами значимых других
Административная ответственность
Соматическое заболевание, физическое страдание
Изменение привычного стереотипа жизни, одиночество
Недостаток внимания, заботы со стороны окружающих

В большинстве своем мотивы суицидальных действий встречается в виде устойчивых сочетаний двух или более сфер конфликтов или “суицидальных комплексов”. Среди них наиболее часто бывают: семейные неурядицы на фоне злоупотребления алкоголем; семейные конфликты на фоне соматического или психического заболевания; сочетание семейной конфликтной ситуации с профессиональным конфликтом; сочетание злоупотребления алкоголем с конфликтными ситуациями на работе и в семье.

Наибольший риск в плане совершения аутоагрессивных действий представляют психопатические личности (с преобладанием истерических и возбудимых радикалов), а также лица с различного рода депрессивными состояниями. Довольно высок риск завершенного суицида у лиц с органическим поражением головного мозга, а также у сотрудников с наличием в анамнезе тяжелых черепно-мозговых травм и мозговых инфекций (менингиты, арахноидиты и др.).

Анализ пресуицидального поведения лиц с наличием нервно-психических расстройств показал, что более чем 60% таких больных совершают суицидальные действия вне обострения болезни, по вполне реальным мотивам и поводам, какие встречаются у остальных суицидентов. Именно отсутствие острой психической симптоматики, а также характерного для душевнобольных поведения затрудняет своевременное выявление таких сотрудников.

Несмотря на отсутствие признаков нервно-психической патологии, у таких лиц имеются сформировавшиеся в условиях неправильного воспитания или воздействия неблагоприятных условий среды определенные своеобразные особенности личности (акцентуации характера), которые могут способствовать быстрому формированию состояния психической дезадаптации в стрессовой ситуации.

По данным психологов наличие суицидальных попыток в анамнезе выявлено у 28% суицидентов, причем 20% из них совершали попытки в течение ближайшего года. Более чем в трети случаев перед покушением на самоубийство суициденты сообщали в той или иной форме о своих намерениях окружающим, при этом часто имело место сокрытие фактов суицидальных попыток родственниками и близкими людьми. Покушения на самоубийство совершались чаще в зимне-весенний период, преимущественно в вечерние часы, в отличие от завершенных самоубийств, вероятность которых выше в ночные и ранние утренние часы.

При действующем в настоящее время порядке ежегодных медицинских осмотров сотрудников крайне затруднено выявление пограничных нервно-психических расстройств и состояний психической дезадаптации.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что пути к практическому решению проблемы профилактики суицидального поведения сотрудников органов внутренних дел сложны и далеко неоднозначны. Профилактика данного чрезвычайного происшествия возможна лишь при проведении специально разработанного комплекса мероприятий, включающего работу кадровых аппаратов, психологической службы и лечебных учреждений.

Более чем в 61% случаев в материалах служебных проверок имеются указания на то, что самоубийства совершены при условии, когда руководители подразделений, работники кадровых аппаратов мало уделяли внимания работе с личным составом (особенно с молодыми сотрудниками), редко интересовались их поведением вне службы, в семье, не проявляли должного внимания организации быта и досуга сотрудников, плохо изучали их моральное и физическое состояние. Ряду суицидов предшествовали события, свидетельствовавшие о необходимости принятия тех или иных мер со стороны руководства, направления к психологу или психиатру, решения вопроса об увольнении из органов внутренних дел, что, однако, не было сделано своевременно.

Совершению таких чрезвычайных происшествий также в ряде случаев способствовало нарушение порядка хранения и выдачи табельного оружия, ослабление контроля со стороны руководителей подразделений за деятельностью подчиненных во время несения ими службы.

Имеют место случаи нарушения требований об обязательном врачебном освидетельствовании лиц, принимаемых на службу в органы внутренних дел и изучении кандидата по месту жительства. Около 8% лиц, совершивших суицидальные акты, были приняты на службу без прохождения ими ВВК или вопреки ее решению. Четвертая часть суицидентов не проходили психодиагностического обследования при принятии на службу.

При подборе кандидатов на службу руководители не всегда изучают психологические заключения на кандидатов или игнорируют заключения центров психологической диагностики и практических психологов подразделений, поверхностно относятся к результатам установленных проверок.

Военно-врачебные комиссии при освидетельствовании лиц, принимаемых на службу в органы внутренних дел, и лечебно-профилактические учреждения МВД при проведении диспансеризации не всегда получают исчерпывающие, объективные сведения о наличии заболеваний из поликлиник, психоневрологических и наркологических диспансеров по месту жительства и других лечебных учреждений, в результате чего на службу попадают лица, негодные по состоянию здоровья, не принимаются своевременно необходимые лечебно-профилактические меры.

Имеют место факты, когда врачи лечебно-профилактических учреждений, выявившие у сотрудников признаки нервно-психических расстройств, не ставят перед кадровыми аппаратами вопроса о направлении их на ВВК. С другой стороны, руководители подразделений, работники кадровых аппаратов, обнаруживающие у некоторых сотрудников отклонения от норм поведения на службе, не сообщают об этом в лечебные учреждения с целью оказания им врачебной помощи, проведения более тщательного стационарного медицинского обследования и принятия соответствующего решения.

§3. Диагностика суицидального поведения[2]

В каждой реальной ситуации реальный риск суицидального поведения у сотрудника целесообразно определять на основе сопоставления суицидогенных и антисуицидогенных факторов (Амбрумова А. Г. и др., 1980).

Одним из наиболее значимых факторов риска суицидального поведения является наличие попыток суицида в прошлом. Следует уделять повышенное внимание различным антивитальным проявлениям и переживаниям у сотрудников. К ним относятся размышления об отсутствии ценности жизни, которые выражаются в формулировках типа «жить не стоит», «не живешь, а существуешь», где нет четких представлений о собственной смерти, а имеется отрицание жизни.

Практически целесообразно пользоваться следующей шкалой для оценки суицидального риска:

– пассивные суицидальные мысли («хорошо бы умереть», «заснуть и не проснуться»);

– суицидальные замыслы – это активная форма проявления суицидальности, т.е. тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана ее реализации, продумываются способы суицида, время и место действия;

– суицидальные намерения – предполагают присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу во внешнее поведение.

Период от возникновения суицидальных мыслей до попыток их реализации может быть от нескольких минут до нескольких месяцев. В случаях продолжительного пресуицида процесс развития внутренних форм суицидального поведения отчетливо проходит через описанные выше стадии. При острых суицидах можно наблюдать появление суицидальных замыслов и намерений сразу – без предшествующих ступеней.

Потенциально опасной в отношении суицида, приводящей к срыву тех или иных звеньев деятельности, является совокупность следующих условий:

– сниженная устойчивость к эмоциональным нагрузкам;

– своеобразие интеллекта (максимализм, категоричность, незрелость суждений), недостаточность механизмов планирования будущего;

– неблагополучие, неполноценность коммуникативных систем;

– неадекватная личностным возможностям (заниженная, изменчивая или завышенная) самооценка;

– слабость личностной психологической защиты;

– снижение или утрата ценности жизни.

Методы диагностики перечисленных особенностей – это наблюдение, беседа, психодиагностические тесты, в частности, СМИЛ.

При анализе профилей личности (СМИЛ) у сотрудников, совершивших суицидальное действие, отмечаются следующие личностные особенности: эгоцентризм, инфантильность, тревожность, неудовлетворенность собой, некоторая замкнутость, депрессивность, заниженная самооценка. Профили суицидентов по методике СМИЛ демонстрируют значительные повышения (иногда более 80-90 Т-баллов) по шкалам – 1, 4, 7, 8, 9, в некоторых случаях отмечается повышение по 6-й шкале. Очень часто (в 65% случаев) отмечаются сомнительные профили: значительное повышение шкал лжи L и коррекции К при относительно низком F. Вообще адекватной интерпретации могут быть подвергнуты лишь профили, значение разницы в которых по шкалам F-K не превышает 7 баллов. Поэтому при получении недостоверных профилей в процедуре отбора целесообразно повторное проведение тестирования через некоторое время и в более доверительной обстановке.

Наличие психической дезадаптивности (повышение шкал 1, 7, 8). Ярко выраженная ипохондрия (шкала 1), обеспокоенность собственным состоянием, высокие значения по этой шкале, как правило, связаны с высоким уровнем личностной тревожности (или с состоянием ситуативной тревожности), с нарушением социальной адаптации. Это свидетельствует о психосоматическом типе дезадаптации с астеноневротическими проявлениями (методика SCL).

Наличие высокой 4-й шкалы может свидетельствовать о нарушении социальной адаптации, выраженной в неудовлетворенности, вспыльчивости и несдержанности в межперсональных отношениях.

Высокая 7-я шкала – тревожности – отражает как выраженность ситуационной реакции тревоги, так и выраженные астенические черты характера. Это неуверенность в себе, склонность к волнению по мелочам, совестливость, чуткое отношение к окружающим и делу, тенденция к перепроверке данного дела, чтобы не совершить ошибок. Любой ценой, стремясь избегать конфликтов, которые переживаются ими болезненно, психастеники пытаются заслужить одобрение окружающих и собственное одобрение.

Высокая 8-я шкала – индивидуалистичности – отражает индивидуализм, субъективность в высказываниях и социальной адаптации. Повышение шкалы характерно для лиц высокоителлектуальных, но субъективно судящих о явлениях, вызывающих суждения, связанные с собственным опытом. Для них характерна ориентация на свои внутренние критерии, а не на мнение окружающих. Отличаются неловкостью, замкнутостью в социальных контактах, скованностью поз и жестов, остатком понимания мыслей и чувств окружающих.

9-я шкала – оптимизма и активности – отражает энергетический потенциал и общий тонус личности. Высокие значение шкалы указывают на переоценку собственных возможностей, беззастенчивость, лживость, ненадежность моральных установок, поверхностность в контактах с окружающими, вспыльчивость и конфликтность.

В данном случае шкала 9 связана положительно со шкалами F, 4, 7, 8. Повышение маниакальности и активности (9) связано с увеличением числа допускаемых ошибок (F), тенденцией к несоблюдению принятых правил поведения (4), самостоятельностью в выражении своих мыслей, аутичностью (8). Шкала 7 выступает в качестве «противовеса» – повышение связано с самоконтролем и сомнением в правильности своего поведения. Итак, профиль со значительными повышениями – 1, 4 (6), 7, 8, 9, свойственный суицидентам, свидетельствует о состоянии внутреннего конфликта и значительной степени психической дезадаптации.

Результаты профиля личности по тесту СМИЛ согласуются с результатами многофакторного личностного опросника Кеттелла. По данным теста Кеттелла, в личностных особенностях сотрудников, совершивших попытку суицида, отмечается неуравновешенность, погруженность в себя, высокое напряжение внутренней жизни, возможность истерических приступов «все бросить», тревожность, ригидность и раздражительность.

Кроме того, по данным психологического обследования сотрудников, совершивших суицидальное действие, у 33,3% обследованных методом цветовых выборов отмечается наличие внутриличностного конфликта, спровоцированного длительным нахождением сотрудника в стрессовой ситуации. В результате проведенного изучения сотрудников, совершивших суицидальное действие, оказалось, что в большинстве случаев склонность к суицидальным поступкам обнаруживается у лиц, в личностных особенностях которых уже на этапе психологического отбора отмечается сниженная стрессоустойчивость к факторам оперативно-служебной деятельности.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о наличии у покончивших с собой сотрудников органов внутренних дел таких личностных черт, как: недостаточный самоконтроль, отсутствие социальной конформности, неуверенность в себе, повышенная ранимость, неадекватная самооценка своих возможностей, недостаточность компенсаторных механизмов психологической защиты, бескомпромиссность, неспособность адекватно перерабатывать конфликты в сфере межличностных отношений. Примерно в 20% случаев у сотрудников, совершивших самоубийства, отмечались черты психического инфантилизма.

Риск возникновения суицидальных тенденций и поступков значительно возрастает, если сотрудник занимает в ситуации конфликта одну из следующих «проигрышных» позиций:

- «никто меня не понимает», «все против меня», «нет справедливости», «нет сил бороться»;

- «я никому не нужен», «за что вы меня так мучаете?»;

- «дальше будет еще хуже», «деваться некуда», «мне не вынести этого позора»;

- «никогда не прощу себе»;

- «никогда не вернуть того, что было», «все потеряно», «это конец».

К обстоятельствам, способствующим совершению суицида при наличии вышеперечисленных факторов, относятся:

- изоляция (отсутствие поблизости или в контакте с суицидентом окружающих лиц, а также малая вероятность прихода кого-либо);

- информационная истощаемость партнеров по общению;

- бессонная ночь;

- монотония;

- отсутствие личностно-значимой информации;

- информационная неопределенность;

- угроза для жизни или личностной целостности;

- алкогольное опьянение и алкогольная зависимость (более 1/2 попыток суицида и суицидов совершаются в состоянии алкогольного опьянения).

Следует специально остановиться на основных типах реакций личности в кризисных ситуациях, которые могут способствовать совершению суицида.

Реакции эгоцентрического переключения – это остро возникающие, кратковременные реакции на столь же острые конфлиты, которые начинаются с переживаний, но быстро генерализуются, охватывая все уровни психической деятельности. Идея суицида появляется внезапно, не подлежит обсуждению, приобретая непреодолимую побудительную силу. Попытки прервать стремительно развивающийся суицид зачастую не приносят успеха, вызывая лишь появление агрессивных и усиление суицидальных тенденций.

Реакции психалгии. Суть этих реакций состоит в ощущении «душевной боли», возникающей на высоких степенях интенсивности отрицательной эмоции, наблюдается некоторое сужение мотивационной сферы, а также известное ограничение общения.

Переживания негативных интерперсональных отношений. Это состояния, которые сопровождаются мучительной сосредоточенностью на представлениях и суждениях, направляемых резко изменившимся отрицательным отношением к сотруднику высокозначимых для него лиц. При таких реакциях пресуицидальный период более длительный, чем в первых двух.

Реакции отрицательного баланса. Это пресуицидальные состояния, содержанием которых является рациональное «подведение жизненных итогов», оценка пройденного пути, сравнение положительных и отрицательных моментов продолжения жизнедеятельности. Подобный механизм суицидального поведения наблюдается у лиц с неизлечимыми соматическими заболеваниями, знающих о неизбежности углубления страданий.