Симптомы изменения мышления, интеллекта и памяти

Происходит своеобразная трансформация мышления. Логическое и абстрактное мышление возможно, но требует видимых сознательных усилий. На передний план выступает мышление алогичное.

Это мышление – как бы по типу сновидений, ибо оперирует не словами, а образами. Связи (ассоциации) между ними наступают без всякой логики, случайно, за счет видимой похожести одного образа на другой. Современные исследователи сказали бы, что мышление во время LSD-втри-па» похоже на виртуальное мышление или мышление посредством случайных образов–артефактов.

Мышление с помощью случайных ассоциаций развивается из-за ощущения равнозначности всех воспринимаемых объектов. Как правило, наркоману и во время «трипа», и после него очень трудно выделить главное как в переживании, так и в окружающем мире. Пациенты при попытке пересказать содержание галлюцинаций «утопают» в деталях и подробностях, а события и объекты окружающей реальности воспринимаются как имеющие равно-символическое значение для личности. Психиатры называют такое мышление крайней степенью «патологической обстоятельности».

Спонтанная (случайная) связь зрительных образов может сделать мышление абсолютно неожиданным и привести к внезапным решениям как внешних, так и внутренних проблем личности.

Случайное совпадение образов может восприниматься как интуитивная проницательность, позволяющая соединять вместе доселе несовместимую информацию из самых разных областей знания. Модные в 70-х годах психологические техники разрешения сложных задач, известные у нас как «мозговой штурм», сформировались под влиянием участия их авторов в LSD-втрипах».

В самом «трипе» большая часть таких «прорывов» мышления – явления скорее случайного порядка. Произвольное взаимодействие галлюцинаторных образов вызывает ошибочное объяснение внешних событий и нередко может приводить «путешественника» к состоянию, похожему на манию преследования или манию величия (см. «Синхрони-стичность»).

Логическое, то есть последовательное, мышление во время сеанса замедляется, следовательно, интеллектуальные возможности «психонавта» резко снижаются.

Память об ощущениях, пережитых во время LSD-«Tpn-па», практически полностью сохраняется.

Однако это не относится к применению высоких доз наркотика и смесям из LSD и антихолинергических ал-

калоидов. Именно при их использовании грозит полная амнезия всего того, что происходило с человеком во время действия химического вещества. Видимо, этот феномен использовался спецслужбами.

«Забывание» содержимого сеанса может быть вызвано и прямым внушением со стороны присутствующего постороннего наблюдателя. Эффект при этом будет гораздо более стойким, чем от внушения гипнотического.

Внушаемость

Равнозначность объектов и образов во время сеанса LSD – это неспособность человека логически объяснить, связать в единую смысловую систему свои переживания. Хаотически наплывающие образы приводят к ощущению, которое наши пациенты описывают как «потерю возможности ориентироваться в собственном внутреннем мире» или просто «потерю самого себя».

Вот, например, типичный рассказ:

«Где-то глубоко во мне как будто лопнул какой-то очень тонкий, но тем не менее- способный удерживать осколки моей души рядом друг с другом мыльный пузырь. С момента этого беззвучного лопания я перестал осознавать, что я такое. Меня больше не было. Точнее говоря, вокруг плавали какие-то куски, в которых я себя узнавал. Эти куски когда-то были мною, но собрать их снова вместе никакой возможности не было. Это было очень смешно. Потом мне говорили, что я ржал как безумный. Но в этом ощущении отсутствия меня внутри меня я не мог ничего делать – меня же не было. То аморфное и глуповатое «оно», которое существовало на месте меня, вдруг испугалось отсутствия всяких ориентиров в продолжающем вертеться мире. «Оно» остро нуждалось и с нетерпением ждало любых слов или приказов из внешнего мира. Казалось, что звук, который придет извне, может "Посадить все осколки на какую-нибудь ось. Эта ось превратится во что-то наподобие меня, моего бывшего пузыря. Я вдруг осознал, что жить совсем без такого пузыря мое обезумевшее «оно» не в состоянии...»

Из этого LSD-состояния можно понять, что мы имеем в виду под тотальной внушаемостью. «Психонавт» во вре-

мя LSD-«TpHna» испытывает ощущение растворения границ собственного «Я». Такое ощущение в психиатрии носит название деперсонализации. Однако у психически больных людей это состояние, как правило, бывает частичным, неполным. Во время LSD-«Tpnna» мы сталкиваемся с тотальным ощущением – деперсонализации в ее наиболее законченном и полном виде.

«Однако это все слова, старина! – говорит один из героев Т. Вулфа. – А словами этого не выразить. Белым Халатам нравилось облекать это в такие слова, как галлюцинация и диссоциативные явления... Стоило предоставить им убедительные доказательства превращения пепельницы в венерианскую мухоловку или глазного кино про хрустальные храмы, и они с упоением втискивали все это в теоретическую колею... Ну и на здоровье. Только разве не ясно? – в случае с ЛСД зрительное восприятие было всего лишь декором. Мало того, можно было испытать все ощущения без единой настоящей галлюцинации. Все состояло из... ощущения... этого неизбежного, непередаваемого чувства... Непередаваемого, потому что слова способны лишь пробуждать.воспоминания, а если воспоминаний нет... Ощущение исчезновения грани между субъективным и объективным, личным и безличным, «я» и «не-я»... то самое чувств о!..»

Чувство потери «Я» приводит к тому, что место «Я»-ощущения(Эго, Самости, Личности, Индивидуальности – пока мы не будем различать эти понятия) может занять на какое-то время результат любого постороннего внушения.Вот что имеется в виду под понятием «повышенная внушаемость» наркомана.

Первое в отечественной науке определение понятия «внушение» сформулировал В.М. Бехтерев. Вот что он писал в 1903 году:

«Все, что входит в сферу личного сознания, вступает в соотношение с нашим чувством «Я», и так как все в личном сознании находится в строгом соответствии и сочетании счувством «Я»-субъекта – сочетании, служащем выражением единства личности, – то очевидно, что все, входящее в сферу личного сознания, должно подвергаться соответственной критике и переработке со стороны «Я».

Внушение есть не что иное, как вторжение в сознание или прививание ему посторонней идеи без непосредственно-

го участия в этом акте «Я»-субъекта, вследствие чего последнее является или совершенно, или почти безвластным его отринуть и изгнать из сферы сознания даже при том условии, когда оно сознает его нелепость. Проникая в сознание помимо активного участия «Я»-субъекта, внушение остается вне сферы личного сознания, благодаря чему и все дальнейшие его последствия происходят без контроля «Я» и без соответственной задержки. Благодаря этому, внушение приводит к той или иной навязчивой идее, к осуществлению положительных и отрицательных галлюцинаций» (курсив мой. – А.Д.).

Именно состояние «исчезновения грани между «Я» и «не-Я», то есть утрату того, что Бехтерев называет «чувством «Я», адепты психоделии и называли «расширенным» или «открытым» сознанием – главным ощущением, которое приносит прием наркотика.