Теория системной динамической локализации ВПФ. Принципы

Работа мозга как органа, отражающего огромное число параметров внешнего мира и внутренней среды организма, а также как сложнейшей многоуровневой управляющей системы, обеспечивающей активную адаптацию к собственно человеческой, социальной среде, в норме носит упорядоченный характер, подчиняющийся ряду законов и принципов.

В историческом аспекте по этой проблеме существовали две крайние точки зрения: узкий локализационизм, исходящий из представления о психической функции как о неразложимой на компоненты и жёстко привязанной с конкретными мозговыми структурами. И эквипотенционализм, трактующий мозг и кору больших полушарий как однородное целое, равнозначное для психических функций во всех своих отделах. Фактом, вступавшим в явное противоречие с обоими взглядами, было то, что при локальных поражениях мозга наблюдался высокий уровень компенсации возникших дефектов или замещения выпавших функций другими отделами мозга.

В 1949 г. Д. Хебб предлагает модель, примиряющую локализационистский и холистический (целостный) взгляды на мозговое обеспечение высших когнитивных функций. Согласно этой модели, клеточные ансамбли вполне определённой топографии в коре могут организоваться в нейробиологические объединения для формирования когнитивных единиц типа слов или гештальтов иного рода, например зрительных образов.

В отечественной науке разработка фундаментальных для нейропсихологии принципов связана с именами И.П. Павлова, А.А. Ухтомского, Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, П.К. Анохина. К числу разработанных ими относятся:

- принцип системной локализации функций. Каждая психическая функция, особенно высшая, опирается на сложные и взаимосвязанные структурно-функциональные системы мозга.

- принцип динамической локализации функций. Каждая психическая функция имеет динамическую, изменчивую мозговую организацию, различную у разных людей и в разные периоды их жизни. Благодаря качеству полифункциональности под влиянием новых воздействий мозговые структуры могут перестраивать свои функции.

В соответствии с современными воззрениями эти два внешне противоположных по смыслу принципа объединяются обобщающим принципом системной динамической локализации (А.Р. Лурия), оказываясь на самом деле двумя сторонами одного диалектического процесса /1/.

Понятие о нейропсихологическом факторе и нейропсихологическом синдроме.

Нейропсихологический фактор – принцип, психологическое содержание деятельности определённой мозговой структуры. С одной стороны, фактор является результатом активности конкретных морфо-физиологических систем мозга, а с другой – объясняет, на каком «фундаменте» происходит объединение психических процессов как звеньев в реализации какой-то задачи. Он может быть характеризован и как обобщённый и связанный с определённой динамически локализованной системой (нейронным ансамблем) смысл её (его) работы.

Клинический опыт показывает, что поражение той или иной мозговой структуры – одного из компонентов функциональной системы – может проявляться в полном или частичном выпадении её функции, либо в патологическом изменении режима её деятельности (угнетении, раздражении, смены принципа работы), либо их комбинации. В этих случаях экспертом регистрируется возникновение нейропсихологического синдрома – закономерной совокупности симптомов (признаков) нарушений ВПФ, часть из которых при данной локальной патологии встречается регулярно, часть может носить вероятностный характер, а каждый из них от случая к случаю может обладать различной степенью выраженности. То общее, что скрывается и обнаруживается в многочисленных и порой мозаичных симптомах, из которых складывается синдром, регистрируемый при выпадении или искажении каких-либо физиологических или «обслуживаемых» ими психических функций, и есть изменения нейропсихологического фактора как морфо-функциональной единицы деятельности мозга/1/.

Функциональные блоки мозга.

В нейропсихологии на основе изучения нарушений психических процессов при различных локальных поражениях центральной нервной системы А.Р. Лурия была разработана общая структурно-функциональная модель мозга как субстрата психики. Согласно этой модели, весь мозг может быть разделён на три основных блока, характеризующихся определёнными особенностями строения и ролью, которую они играют в исполнении психических функций.

1-й блок – энергетический, или неспецифический, анатомической основой которого является ретикулярная формация ствола мозга и зоны её основного распространения – неспецифические структуры среднего мозга, диэнцефальные отделы, лимбическая система, медиобазальные отделы коры лобных и височных долей. Большинство из них – это рано созревающие в фило- и онтогенезе структуры мозга, отличающиеся достаточной жёсткостью своих функций.

Блок регулирует общие изменения активации мозга (тонус мозга, необходимый для выполнения любой психической деятельности) и локальные избирательные активационные изменения, необходимые для осуществления ВПФ.

Ретикулярная формация делится на 2 отдела – нисходящий и восходящий. Нисходящая часть РФ через деятельность спинного мозга влияет на тонус скелетной мускулатуры – на рефлексы, контролирующие положение тела вопреки силе тяжести и другим отклоняющим силам. Восходящая часть РФ обеспечивает регуляцию активности высших отделов мозга, главным образом коры больших полушарий.

2-й блок – приёма, переработки и хранения экстероцептивной информации – включает в себя центральные части основных анализаторных систем: зрительной, слуховой и кожно-кинестетической, корковые зоны которых расположены в затылочных, теменных и височных долях мозга. В системы этого блока формально включаются и центральные аппараты вкусовой и обонятельной рецепции, но у человека они настолько оттеснены представительствами высших экстероцептивных анализаторов, что занимают в коре головного мозга незначительное место и как организаторы психики почти не привлекают к себе внимание. К обонятельному анализатору, игравшему в процессе эволюции важную роль в функциональной организации лимбической системы, это относится в несколько меньшей степени.

3-й блок – программирования, регуляции и контроля за протеканием психической сознательной деятельностью включает моторные, премоторные и префронтальные отделы лобных долей мозга – кпереди от передней центральной извилины (медиобазальные отделы лобных долей входят в первый блок).

Основная цель работы этого блока – формирование планов действий, то есть создание программы психического акта и развёртка последовательности его исполнения во времени в реальном поведении. Ведущая роль в решении этой задачи принадлежит префронтальным отделам мозга, которые имеют богатую двустороннюю систему связей с нижележащими отделами, с ретикулярной формацией и другими участками коры – затылочными, височными, теменными и лимбическими. Префронтальные отделы коры, находясь под постоянным влиянием информации, поступающей от второго блока и со стороны гипоталамуса ( который через отражение состояния периферических органов диктует потребности), регулируют состояние активности многих подчинённых функциональных систем, меняя его в соответствии с наиболее сложными, формулируемыми с помощью речи намерениями, замыслами и мотивационными установками человека.

Работа рассмотренных морфо-функциональных блоков не является автономной, а становится возможной лишь как результат координированного взаимодействия всех трёх структур как целостной гетерохронно развивающейся системы, итогом деятельности которой является не расчленяемая сознательная или неосознаваемая психическая жизнь/1/.