Вопрос 4: Страхование в мусульманском мире (дийа)

В средние века некоторые нормы мусульманского права выполняли некоторые функции страхования. Большинство специалистов по исламскому страхованию согласны с тем, что прообразом страховых отношений в мусульманском мире является институт "дийа" (плата за кровь).

По своей правовой природе дийа – компенсация за убийство или увечье (предоставляемая виновным или его родственниками пострадавшему или его родным). В российском правоведении этот институт относится к институтам деликтного права (по внедоговорной ответственности). Договорная ответственность наступает в случаях, когда в законе либо прямо установлены формы и пределы ответственности за нарушение условий определенных договоров, либо сторонам предоставлено право самим оговаривать в договорах виды и условия ответственности. Внедоговорная ответственность определяется только законом либо предписаниями иных правовых актов.

Мусульманская же правовая доктрина воспринимает данную проблему иначе. И дийа и закят рассматриваются как ранние формы страхования в мусульманском мире. Одна из причин – отсутствие в мусульманском праве привычного для европейских правовых систем деления на отрасли, выделяемые по предмету и методу регулирования.

Автор при исследовании различных институтов фикха счел целесообразным следовать исламской традиции в классификации отраслей права.

Рассмотрение различных институтов мусульманского права с позиций принятого в европейской правовой науке деления на отрасли и подотрасли может привести к искаженному пониманию шариата. Об этом говорил еще в середине XIX века и авторитетный знаток мусульманского права Н.Торнау: "Д`Оссон , в изложении статей мусульманского права, не следовал общему разделению и последовательности предметов, принятых мусульманскими законоведами. Он разделил все право на разные кодексы, именно: религиозный, политический, военный, гражданский, судебный и уголовный. В предисловии к 1-му тому д`Оссон говорит, что он нашел необходимым изменить порядок, принятый в сочинении Мюльтска-эль-Эбхор, и внести другой порядок и другое разделение, более ясное и удобопонятное. Но попытка оказалась неудачною. Во-первых, потому, что хотя разные главы мусульманского права и не имеют особой последовательной между собой связи, однако трудно подвести статьи этих глав под новые разделения по началам, вовсе между мусульманами несуществующим, без изменения порядка и последовательности, в частности в каждой главе находящимся, и без установления новых идей, несогласных с духом мусульманского учения. Так, например, в кодексы политический и военный вошли многие предметы, которые мусульмане исполняют как священные обязанности, как-то: зекат, война против неверных и прочие. Глава о насильственном завладении ггесб, помещена д`Оссоном, по понятиям европейского законоведа, в уголовный кодекс, между тем, как у мусульман поступок этот считается гражданским действием и не подлежит ни уголовному, ни исправительному наказанию. Во-вторых, имея в виду новое свое разделение, Мураджа д`Оссон старался соединить вместе предметы, имеющие только наружное сходство, но вполне отличительные в существе и в основаниях. Так, например, посвящение вякф, имеющее основанием своим добровольное исполнение, не может быть подчинено главе о зекате, т.е. об обязательной для каждого мусульманина платы с части своего дохода".

Изначально обязанность выплаты дийи возлагалась на родственников убийцы по отцу (акила). Они должны были предоставить плату за кровь наследникам убитого члена другого племени. Однако зачастую дийю платило все племя из специально образованного фонда. Тем самым благодаря поддержке, оказанной племенем, преступник освобождался от уголовного преследования в случае невозможности со стороны его родственников отыскать необходимую сумму. Достоинство данного института можно полностью оценить, если учесть, что иногда из-за непрекращающейся кровной мести погибали целые кланы, убийство одного человека влекло за собой другое, ответное, и так до полного истребления.

Если преступление совершал раб, плату за кровь предоставлял его хозяин, который мог также продать раба, чтобы погасить долг или его часть. Иными словами, оказывая защиту любому своему члену, племя не только предоставляло ему гарантию безопасности, но и обеспечивало его долг перед родственниками жертвы.

Ислам подтвердил легитимность дийи, признав ее важную роль в деле прекращения межплеменной вражды и объединения всех племен и народов в одну мусульманскую общину. В Коране сказано: "Не следует верующему убивать верующего, разве что только по ошибке. А кто убьет верующего по ошибке, то – освобождение верующего раба и пеня, вручаемая его семье, если они не раздадут ее милостынею. А если он из народа враждебного вам и верующий, то – освобождение верующего раба. А если он из народа, между которым и вами договор, то – пеня, вручаемая его семье, и освобождение верующего раба. Кто же не найдет, то - пост двух месяцев последовательных, как наказание перед Аллахом. Поистине, Аллах – знающий, мудрый!" (4: 92).
Сам Пророк утвердил некоторые суммы компенсации за различные увечья. Например, 15 верблюдов – за перелом костей черепа, а за потерю одного пальца на ноге или руке – 10. За увечье, приведшее к смерти, полагалось предоставить родственникам погибшего 100 верблюдов или их эквивалент.

Институт "дийа" трактуется почти всеми разделами фикха, но в основном регулируется разделом `укубат, куда входят, большей частью, нормы деликтного права. Условия выплаты дийи следующие: дийа за убийство выплачивается в качестве альтернативы наказанию по принципу талиона (душа за душу, око за око, зуб за зуб), если родственники убитого согласны на это; дийа за ранение или увечье направлена на избавление от эквивалентного наказания по принципу талиона (кисас), если с этим согласен пострадавший и его родственники. Дийа уменьшается вдвое, если пострадавшая – женщина, или если сама женщина совершила преступление. В случае убийства беременной женщины дийа выплачивается в двойном размере – за нее и ребенка.
Принцип компенсации и групповой ответственности отражен и в соглашении, заключенном между мухаджирами и ансарами по прибытии Пророка в Медину. Согласно данному соглашению, все мусульмане Медины, вне зависимости от принадлежности к тому или иному племени или клану, становились одной общиной. Был создан специальный фонд (ал-канз), куда члены уммы делали ежегодные взносы. Из этого фонда направлялись средства для выплаты дийа за любого из мусульман, в т.ч., тогда, когда убийца не был установлен, но было известно, что он – член мусульманской общины. Если кто-либо из мусульман попадал в плен в войне с врагами, родственники пленника по мужской линии должны были предоставить выкуп (фидйа), чтобы освободить его. Кроме того, был создан совместный фонд для оказания помощи нуждающимся и больным.

Вышеупомянутые институты позволяют мусульманским правоведам говорить о стремлении Пророка и его сподвижников учредить прообраз системы социальной защиты, подкрепленной авторитетом Священной Книги и сунны Пророка, что не могло не способствовать ее эффективному претворению в жизнь.

В настоящее время институт "дийа" применяется в государствах, где уголовное право продолжает испытывать значительное влияние мусульманских правовых норм (например, в Саудовской Аравии, ОАЭ, Пакистане). Однако теперь дийа – лишь санкция в мусульманском уголовном праве. Она потеряла ту нагрузку, которую несла прежде, выполняя, наряду с основной функцией деликтного института, функцию взаимного страхования между членами одного клана, племени. Вместе с тем, перестав выполнять такую роль на государственном уровне, дийа сохраняет свое значение в качестве гарантии безопасности для членов бедуинских племен. Для них данный институт продолжает существовать с доисламских времен в практически неизменном виде, иногда даже вступая в противоречие с некоторыми положениями Корана и сунны.