Повтори за мной (для детей 6-7 лет)

Цель игры: развивать моторно-слуховую память.

Дети стоят около стола ведущего. Ведущий предлагает одному ребенку прохлопать все, что ему простучит карандашом ведущий. Остальные дети внимательно слушают и оценивают исполнение движениями: поднимают вверх большой палец, если хлопки правильные, и опускают его вниз, если хлопки неправильные. Ритмические фразы должны быть короткими и ясными по своей структуре.

Запомни движения (для детей 5-6 лет)

Цель игры: та же.

Дети повторяют движение рук и ног за ведущим. Когда они запомнят очередность, повто­ряют их в обратном порядке.

Вот так позы (для детей 5-6 лет)

Цель игры: развивать наблюдательность.

Играющие принимают различные позы, входящий посмотрев на них, должен запомнить и воспроизвести их, когда все дети станут в исходное положение.

Разведчики

Цель игры: та же.

1 вариант (для детей 6-7 лет).

В комнате расставлены стулья в произвольном порядке. Один ребенок (разведчик) идет через комнату, обходя стулья с любой стороны, а другой ребенок (командир), запомнив дорогу, должен провести отряд тем же путем. Затем разведчиком и командиром становятся другие ребята. Разведчик прокладывает новый путь, а командир ведет всех по этому пути. 2 вариант (для детей 8-9 лет).

Начало игры такое же, как и в первом варианте, но командир должен начать вести отряд оттуда, куда пришел разведчик, и привести туда, откуда вышел разведчик.

Волшебный стул

Психологизация воспитательного процесса, обусловленная новой педагогической позицией отношения к личности ребенка, как субъекту жизни, вывела педагогическую практику на ряд простых форм групповой деятельности, которые позволяют развивать у детей интерес к чело­веку, как таковому и содействовать формированию достоинства как черты личности.

«Волшебный стул» - одна из таких форм. В ней сочетаются ценностно-ориентационная и игровая деятельность. На "волшебный стул" приглашается один из участников игры: как толь­ко он садится, «высвечиваются» и становятся очевидными все его достоинства: присутствую­щие громогласно объявляют, что видят их глаза; предполагается, что при этом ни один недо­статок не способен «высветить» «волшебный стул», зато все положительные стороны личнос­ти ярко представлены для глаз присутствующих.

Вожатый предлагает в тишине проверить свои впечатления, а потом произнести вслух все, что видят глаза. Дети называют качества («умный», «нежный», «добрый») или указывают на поведенческие характеристики (он всегда помогает, у него можно попросить что-то, он делит­ся с друзьями), иногда выделяются характерологические черты («веселый», «общительный»), иногда сообщают о случаях, во время которых проявилась личность («когда я болел, он ко мне приходил», «никто не оставался убирать класс, а он остался»). Для группы старших подрост­ков и юношества чрезвычайно важно провозглашение достоинств внешнего портрета («краси­вая», «грациозная», «он сильный», «у него красивые волосы»).

«Волшебный стул» как бы отстраняет товарища от группы, набрасывает игровой флер таин­ственности («эта дама, сидящая перед вами», «этого господина мы видим», «у этого юноши»), на него смотрят как бы впервые. И обычно дети легко идут на такие игровые условия, потому что слишком близкие отношения мешают взглянуть на товарища с социально-ценностной пози­ции. Отстраненная же позиция снимает смущение, позволяет произносить то, что пока нетра­диционно для нашего общения, - говорить комплименты друг другу сейчас и теперь.

«Волшебный стул» проводится неоднократно, так, чтобы через момент возвышения про­шел каждый. Педагог должен жестко фиксировать (в памяти или на бумаге) тех ребят, кото­рые не успели пройти через игровую ситуацию «волшебного стула», и серия игры не заверша­ется, пока все до единого участника не побывают в роли «дамы, достоинства которой мы видим» или «господина (сударя), чьи достоинства обнаруживают волшебные силы».

Решающим в воспитательном влиянии этого группового дела является тональность протека­ющего маленького события. Тон, конечно же, задает педагог. Его педагогическая техника (голос, мимика, пластика) как бы лепят эмоциональную ауру, вовлекая детей в добрую рас­положенность к каждому, кто находится в комнате, и желание сказать любому ободряющее и возвышающее его как личность.

Не следует бояться пауз, тишины, когда дети молчат, не находя ответа на вопрос, какие достоинства они видят. Надо предупредить возможность затруднений, отмечая, что необходи­мо увидеть то, что не лежит на поверхности, что без усилий не удается увидеть, но что неиз­бежно предстает перед нами, если мы начнем вглядываться в человека. После таких слов успокаивается и сидящий на стуле, он позволяет себе улыбнуться, и группа, в свою очередь, улыбаясь в ответ, свободно сообщает о своих впечатлениях.

«Волшебный стул» может быть внесен как часть в какое-то другое, более масштабное групповое дело, но может проводиться и изолированно от других видов групповой деятельности.

Открытая кафедра

"Открытая кафедра" - одна из ступенек взросления, пусть маленькая и несущественна однако значительная, требующая определенных духовных усилий. На «открытую кафедру» восходит участник в роли гражданина мира, человека, жителя земли: он говорит о своих общественных интересах, личностной озабоченности всем происходящим в мире, как если быим предоставили такую кафедру, с которой можно было бы говорить со всем человечеством.

Данная форма импонирует старшему подростку и юношеству, отвечает его потребности активном преобразовании жизни, его романтическим мечтам о возведении дворцов, его острому желанию вмешаться в реальность, содействовать изменению ее.

Выходя на открытую кафедру, участник опирается на свое воображение, играя роль в воображаемой ситуации, скорее «перед всем миром», чем обращаясь непосредственно к сидящей перед ним публике. Но и в этой игре личность его раскрывается, он способен выискать в своейличностной структуре те проблемы, которые его волнуют; он не найдет слов, ему не свойственных, и не проявит отношения, которого у него нет. Поэтому «открытая кафедра» - это галерея мировоззренческих позиций, тем она и увлекательна, но это и самостоятельный выход формирующейся личности перед лицом общества, проявление своего «Я».

Философ М. Мамардашвили говорит, что молодость - «это единственное время, когда! можно повзрослеть». Переростковое состояние с упущенным моментом повзросления он называет инфантилизмом. Чтобы быть гражданами, надо понимать относительно себя отвлеченные истины, помогающие сопрягать социальное и личное, общее и частное, вечное и преходящее.

Открытая кафедра - один из способов вывести участника на осознание себя в мире, мира в себе, содержания и сути жизни, связи своего «Я» со всеобщей жизнью. |

Учитывая эмоциональность юношества, а также кратковременность их переживаний, не­терпеливость и резкие перепады в их настроениях, вожатый сводит до минимума подготови­тельную работу, так, чтобы все приняли участие в «открытой кафедре» на уровне высокой психологической активности. Иногда достаточным является подготовка помещения, интерье­ра, объявления, приглашения желающих. При этом важно, чтобы максимально соблюдался принцип добровольности: на кафедру свободно выходит тот, кто сам изъявил желание публич­но высказать свою точку зрения.

Отправным моментом для проведения «открытой кафедры» мог бы стать вопрос: «Что я сказал бы, если бы». Варианты ее отражены в вариациях поставленного вопроса: «если бы я был властен изменить мир», « если бы меня услышало человечество»; «если бы все государ­ственные деятели сидели передо мной» и т.д.

В случае необычайных событий в лагерной реальности или в общественной жизни «откры­тая кафедра» предоставляет возможность гражданского отклика на случившееся. Этот отклик инициирует духовные усилия каждого, ставя его перед выбором отношения к свершившемуся самим фактом широкого спектра мнений, разворачивающихся перед ним.

Участвовать в «открытой кафедре» могут и вожатые, предварительно обдумав тактику, что­бы не подавить свободы детей и не навязать им своей жизненной позиции. Такое участие дети приветствуют, очень внимательны к суждениям своих наставников, нередко благодарят их за то, что выступление на «открытой кафедре» помогло решить им для себя какой-то трудный вопрос. Зная это, вожатые должны основательно готовиться к такому внешне простому делу.

Разброс мнений

«Разброс мнений» - это организованное поочередное высказывание участниками группо­вой деятельности суждений по какой-либо проблеме или теме. Предполагается, что суждения могут быть самыми разными, неожиданными как по форме, так и по содержанию. Никаких границ для выражения мнений не существует: каждый имеет право сказать то, что хочет, что "приходит в голову"

Методическим ключом такого группового дела служит многочисленный набор карточек с недописанными фразами самого общего характера. Их прочтение и произнесение вслух ини­циирует мышление, как бы провоцируя на нечаянное высказывание, которое рождается тут же, в момент чтения и произнесения. Начатое должно быть закончено, поэтому тот, кто получил карточку, имеет уже готовое начало своего короткого выступления по предложенной теме. Начальная фраза дает направление мысли, помогает участнику в первый момент беседы иметь что сказать, потому что определяет подход к теме и ракурс взгляда на поставленный вопрос.

Вожатый предлагает ребятам высказать свое мнение по определенной теме: "Что вы думаете о...", либо ставит вполне конкретный вопрос: «Считаете ли вы, что...». Источником таких тематических дискуссий являются чаще всего актуальные проблемы жизни участников - тогда обсуждаемые вопросы принимают примерно следующий характер: "Человек и его одежда", «Что такое хорошая жизнь и хороший человек в ней?», «Нужна ли мне книга?», «Как человек проводит каникулы», «Когда я очень разозлюсь», «Родители и я», «Красота, меня окружаю­щая». При высоком уровне интеллекта участников предметом дискуссии могут стать философ­ские вопросы о жизни как таковой, о бессмертии, совести, счастье, времени, разуме и чув­ствах, духовном и материальном. Возможен такого рода разговор о только что происшедшем в отряде, лагере, обществе.

Методическая сторона группового дела «разброс мнений» предельно проста, сводится к выдвижению интересного для детей вопроса и подготовке карточек. Число карточек непре­менно равняется числу участников дискуссии. На карточке (плотный картон, лучше цветной, четкий текст фразы) - первые слова, с которых начинается высказывание. Условия игры следует соблюдать и, если доставшаяся фраза не нравится участнику, он ее может поменять, но не нарушать условий.

Перечислим вероятные формы первоначальных инициирующих мыслительную активность детей недописанных фраз: «Я не задумывался над вопросом ранее, но могу сказать, что...», «Мне кажется, что в этом вопросе главным является...», «Ежедневно с данной проблемой сталкивается человек, когда...», «Меня в этом вопросе больше всего смущает...», «Для меня этот вопрос не представляется трудным, потому что...».

Педагогическая трудность заключается в технологической стороне организации дела. Необхо­димо создать благоприятный психологический климат в группе, чтобы каждый участник был психологически свободен, чтобы мнение каждого воспринималось как предмет интереса. То­нальность разговора, максимальная доброжелательность, психологическое «поглаживание», подбадривающие реплики и подкрепляющие положительные оценки в адрес личности, ритмич­ность построения беседы и даже расположение всех членов группы относительно друг друга - все это имеет огромное значение в успешности задуманного дела. И центральное условие: принима­ется мнение каждого как некая ценность, не подлежащая оценке «правильно – неправильно», содержащая в самом себе ценность лишь потому, что она имеет место среди людей.

«Разброс мнений» - очень оперативная и гибкая форма организации группового дела, удоб­ная для обсуждения конфликтной ситуации, для выявления группового мнения. В случаях напряженных ситуаций, сложных проблематичных взаимоотношений вожатый может обра­титься к этой форме: в ходе такой дискуссии обычно снижается агрессивность к инакомысля­щим, громче и увереннее звучат «тихие голоса» группы, становится очевидным характер груп­пового мнения. Но и в бесконфликтный период «разброс мнений» интересен, не утомителен для детей, плодотворен для их личностного развития. Сам ход лагерной реальной действитель­ности приводит часто к проведению «разброса мнений»: кто-то выдвинул оригинальную идею;

кому-то пришла в голову мысль о резкой перемене режима; кто-то предлагает провести оценку происходящему и т.д. Плодотворным является проведение предварительного «разброса мне­ний» - перед тем, как приступить к большому и важному делу. Но полезен и итоговый «раз­брос мнений», когда дело уже завершено.