Но до сих пор они продолжают диктовать свои условия миру. И в этом я убедился, даже лёжа на смертном одре

Моя жизнь была не из легких, и много выпадало испытаний. И в этом смысле я ничем ни от кого не отличался. Я всю жизнь делал только то, что нужно было сделать по завету Высших Сил, шёл туда, куда они меня вели, ни в чём не сопротивляясь им.

И если так вышло, что в этой жизни мне было суждено стать Папой, значит, это только их воля.

Когда-то, видя все эти страдания людей, я решил навсегда отказаться от мирской жизни. Я понял, что это не для меня. Меня что-то звало и говорило мне, что я должен делать, и я делал то. что было сказано внутри моей души.

Как и всякий человек в молодости, я мог ошибаться. Ошибался и в старости, к сожалению. Но во всем уповал только на Бога, так что все, что сделал, только благодаря Ему. Значит, так было нужно. Так было угодно Господу.

Обучаясь Богословию, я впитал в себя основы христианского миропонимания. Тогда для меня все казалось истиной. Но только под конец жизни я начал пони­мать то, что человек в этот мир приходит не один раз.

Более того, мне было дано узнать, кем я был. Признаюсь, это было тяжелым испытанием. Я никому не стал говорить. Я старался оставаться тем, кем был.

Ночами после молитв мне открывались чудесные картины того, что есть на самом деле. Другие миры, перерождения, прекрасная гармония и беско­нечность совершенствования души, несущая свои знания Твор­цу. Но как об этом я мог ска­зать?

Сознание человека обыкно­венного, среднего привыкло следовать букве Писания и тра­дициям. Оно не может, вернее, не могло сдвинуться ни на шаг дальше от того, что было напи­сано в книгах, от того, что люди привыкли считать традициями и устоями.

Попробовал бы кто-нибудь в католическом мире сказать о перерождениях! Это бы сразу обозвали ересью.

Я хорошо знал историю цер­кви, инквизиции, психологию тол­пы. Теперь я могу сказать, что темные иерархи, бесы завладе­ли телами пастырей, а значит, умами людей. Это случилось очень давно. Инквизиция - тому пример.

Я чувствовал, что моя мис­сия состоит в том, чтобы хоть как-то признать эти кощунства хотя бы в виде ошибок церкви, попросил прощения у Высших Сил, в первую очередь у людей и у душ, пострадавших от «дея­тельности» церкви, той самой ин­квизиции.

Поэтому я просил прощения за казни многих подвижников, в том числе и от науки, таких, как Джордано Бруно, и других.

Я понимал также, что невозможно построить царство Божие там, где самого Бога разодрали на клочки. Именно это все подвигло меня пойти к евреям. Я был в Иерусалиме, я был у Стены плача. Я вспомнил там, как когда-то трижды пропел петух. Но теперь этого не повторится.

Теперь я уже знал, что нужно делать. И Высшие Силы помога­ли. Мне удалось найти общий язык даже с мусульманами (и я был в мечети). Хотя один из них пытался­ меня убить.

Но он был лишь слепым орудием в борьбе куда более могущественных черных иерархов, направлявших его руку с дулом пистолета, и светлых сил, которые заставили эту руку дрогнуть. После распада бесовской империи (я имею в виду СССР), я посчитал своим долгом вернуть народы, порабощенные этим мон­стром, Богу. Поэтому я посещал эти страны. Но оказалось, что, когда умер монстр, он породил еще более страшного преемника.

Дьявол коммунизма был ужасен, но желтый змий власти денег, зародившийся не в СССР, но очень сильно пус­тивший корни на его территории после распада, оказался очень сильным. И самое страшное, что он поразил те структуры, которые должны нести духовность.

Я был сам окру­жен тьмою. Я не мог сказать при жизни, что вокруг себя не вижу ни единой жи­вой души, иначе бы меня сочли за сумас­шедшего. Я бы не смог завершить свою миссию и был бы от­странен от занимае­мого поста, но не Господом, а дьяво­лом.

Это же было со­всем не нужно Выс­шим Сипам. Я видел вокруг себя сплош­ных лицемеров. А ведь они ещё требовали с меня преемни­ка. Кого бы я мог оставить? Тем­ного иерарха? Или пустое тело, что от него осталось сейчас. По­этому я просто не назвал имени. Особенно огорчает то, что и из моего ухода они сделали фарс.

Они продолжали реанимиро­вать мое тело, заставляя его рефлекторно вздрагивать с по­мощью медицинских средств, когда я уже был здесь со своим Учителем.

Они пытались подложить ка­кие-то бумаги, где вроде бы я назвал имя преемника, они не знали, что делать. И я увидел их во всей красе.

Но пусть их рассудит Созда­тель. И каждый из них пусть по­лучит то, что заслужил.

Я не буду никого судить. Ни тех, кто был рядом со мной, ни тех, кто ставил мне препятствия на моем пути в других странах. Ни тех, кто хотел просто меня убить. Это уже не моя задача.

Когда я оказался вне тела, я увидел, что в будущем наша Земля расцветет. Пусть мне удалось сделать хоть маленький вклад в то, чтобы изменилось что-то на этой Земле. Я видел, что церкви объединятся, я ви­дел, что вера будет одна. И это прекрасно.

Я видел, что невежество все-таки будет побеждено. После­дующим поколениям будет лег­ко отлетать от тел в последний момент, ведь все эти слезы и причитания - тяжкий груз для души. К сожалению, пока еще люди не могут понять этого. Их эмоции сильнее их самих.

Но сейчас я спокоен за нашу планету. Великие Силы Господ­ние спасают ее. Черные монст­ры в человеческих телах доживают последние дни.