Посттравматическое стрессовое расстройство

Посттравматическое стрессовое расстройство является результатом ошеломляющего удара по рассудку и чувствам, который обрушивается на человека, побывавшего на грани жизни и смерти или получившего серьезную травму или увечье. Причиной может стать стихийное бедствие, несчастный случай, преступления против личности, военные действия. Встречаются симптомы трех типов. Во-первых, жертвы часто раздражаются, тревожатся, постоянно готовы к отпору - эту группу симптомов объединяют словом «перевозбуждение». Вторая группа симптомов характеризуется как «навязчивые состояния»: жертвы непроизвольно переживают травматическое событие в кошмарах и воспоминаниях, во время которых они чувствуют или даже ведут себя так, как будто события происходят опять. Когда они подвергаются чему-либо, что напоминает, ассоциируется или символизирует какой-то аспект травмы, то также испытывают страдания. Третий набор симптомов - эмоциональная ограниченность или оцепенение, то есть стремление избегать чувств и мыслей, напоминающих о травме, и (или) отсутствие нормальных эмоциональных реакций. Эта неспособность к эмоциям часто вызывает деморализацию или изоляцию человека.

Ветеран войны в Персидском заливе описывает, как он пользовался марихуаной для лечения этого заболевания, которое было осложнено целым набором других симптомов, известным как синдром «Бури в пустыне», или синдром войны в Заливе:

Мне 26 лет, я ветеран операции «Буря в пустыне» с посттравматическим стрессовым расстройством. Диагноз был поставлен врачом Ведомства по делам ветеранов в ноябре 1991 года, чему предшествовала серия неудач на работе и в личной жизни.

Многие из симптомов появились вскоре после того, как я вернулся. У меня были кошмары, приступы паники, меня бросало в холодный пот. Громкие звуки заставляли меня падать на землю, а когда мне чудилось, что пахнет горящей нефтью, у меня случались приступы ужаса. Бывали дни, когда я не мог выползти из постели даже для того, чтобы сходить в туалет.

У меня была сыпь на ногах, кожа на гениталиях начала шелушиться и кровоточить. Потеряв обоняние и чувство вкуса, я стал мало есть. Меня всесторонне обследовали и поставили диагноз синдрома «Бури в пустыни». Кажется, мы подверглись воздействию разных вредных веществ, в том числе ядерных (обедненный уран) и бактериологических, о чем до сих пор хранит молчание Министерство обороны. Какое-то сочетание этих воздействий могло породить мои симптомы. А может быть, они явились следствием поставленных прививок или приема противоядия от нервно-паралитического газа, которое давали солдатам на передовой.

Доктор сказал мне, что я должен есть, чтобы укрепить истощенную иммунную систему. Я спросил его мнение относительно того, как этому помочь. В ответ он предложил мне попробовать марихуану, чтобы посмотреть, не разбудит ли она во мне чувство голода. Я выкурил не более четверти грамма хорошей травы примерно за полчаса до приема пищи и, к своему удивлению, съел обед целиком, первый раз за девять месяцев, что было отмечено доктором в истории болезни.

Лечение продолжалось, я начал приобретать уверенность в себе и потихоньку «выползал из своей скорлупы». Ночные кошмары и приступы паники стали менее частыми, исчезло чувство постоянной усталости, поскольку я лучше питался. После бесед с психотерапевтами из Ведомства по делам ветеранов я стал примиряться с тем, что делал на войне. Врачи хотели прописать мне прозак, чтобы поднять мое настроение, но я отказался. Я сказал, что марихуана поднимает мне настроение, когда я чувствую себя подавленным и одиноким.

Меня откомандировали в подразделение национальной гвардии, чтобы я продолжал служить там. Однажды во время учений у меня взяли мочу для анализа на ТГК, результат оказался положительным. Я был уволен с лишением прав и привилегий, и моя военная карьера рухнула. В 1992 году я переехал в Калифорнию, чтобы начать новую жизнь. Но я не мог устроиться на работу. Я обратился в клинику Ведомства по делам ветеранов в Окленде, чтобы зарегистрироваться в реестре участников войны в Персидском заливе. Там я сказал врачам, что выкуриваю примерно два косяка в день для стимуляции аппетита и чтобы избежать приступов паники. Я обнаружил, что когда у меня случались приступы паники, четверти грамма качественной марихуаны было достаточно, чтобы приступ прекратился уже через несколько минут, помогает это и от бессонницы, вызванной ночными кошмарами. Вскоре после этого в Беркли я стал активистом организации, пропагандирующей легализацию марихуаны. Я получил всю необходимую для предоставления моим докторам информацию по медицинскому использованию марихуаны. Я оказывал поддержку другим пациентам, использующим марихуану. Беседуя с ними, я помог их и своему исцелению.

Сейчас я работаю менеджером по продажам одной из наиболее успешных компаний, производящих коноплю. Скоро собираюсь жениться. В настоящее время продолжаю курить травку для стимуляции аппетита. Марихуана переменила мою жизнь к лучшему. Она позволила мне справиться с моей ситуацией и проблемами (физическими и душевными) без сожалений или приобретения зависимости.