Принятие тактического решения

Анализ следственной ситуации, сбор и обработка информации о ней приводят к выбору цели, на достижение которой будет направлено тактическое решение.

Выбор цели позволяет принять собственно решение, т. е. выработать приемы и средства реализации задачи.

В науке управления и психологии, разработан ряд методов принятия решений: метод перебора вариантов, проб и ошибок, рефлексии, эвристические методы, метод социального эксперимента и др. Однако характер следственной и судебной деятельности существенно ограничивает или вообще исключает возможность применения большинства из них. Например, не может быть принят за основу метод проб и ошибок, поскольку следователь не имеет права осуществлять действия, заведомо зная, что часть из них будет ошибочной. Исключается, естественно, метод социального эксперимента, постановка которого в условиях судопроизводства просто невозможна. В весьма ограниченных пределах следователь может воспользоваться методом перебора вариантов, когда выдвигает версии по делу; метод рефлексии применим лишь в определенных конфликтных ситуациях и т. д.

Методы принятия тактических решений, как и сами решения, зависят от сложности стоящей задачи. Решение простых задач, возникающих в условиях полной информационной определенности, т. е. задач, при работе над которыми нужный результат достигается применением известного способа при известных условиях, поддается алгоритмизации. При этом решение не утрачивает своего тактического характера, хотя и не требует творческих усилий.

Подавляющее большинство решаемых следователем задач относится к классу сложных. Для них характерны большая или меньшая информационная неопределенность, неограниченность зон и направлений поиска. Здесь необходимо установить приоритет и очередность решения задачи, для чего может требоваться ее разделение на подзадачи.

Осуществив выбор цели тактического воздействия, т. е. сформулировав задачу (при необходимости разделив ее на подзадачи и определив последовательность их решения), следователь строит прогностическую версию относительно возможных результатов решения, его влияния на следственную ситуацию, т. е. моделирует процесс реализации решения и его результаты.

Прогноз желаемых результатов предполагает оперирование уже избранными средствами тактического воздействия. Коррективы, вносимые в решение по причине неблагоприятного прогноза, заключаются в изменении "арсенала" средств воздействия, выборе иных средств, с помощью которых может быть достигнут нужный результат. Замена средств воздействия может основываться на прошлом опыте решения сходных задач, а может носить и чисто поисковый характер, при котором возникает потребность в построении нового прогноза.

Прогностическая модель решения не носит жесткого характера, она динамична, поскольку система сталкивается с переменной, столь же динамической ситуацией, предусмотреть которую во всех ее деталях практически невозможно. Эта модель являет собой не само действие, а решение действовать с учетом результата, который ожидается. Это означает, что прогностическая модель тактического решения должна содержать предвидение не только непосредственно ожидаемых результатов, но и вероятностное определение последующих действий следователя, его дальнейших "ходов".

Прогнозирование ожидаемых результатов является средством принятия оптимального для данной следственной ситуации тактического решения. Однако в условиях явной информационной недостаточности или так называемого информационного равновесия (равное число "за" и "против") такой выбор нередко оказывается затрудненным. Возникает задача восполнения информации, намечаемое решение откладывается и на время уступает место другому - чисто информационного характера.

Прежде чем перейти к характеристике средств и приемов, выбор которых и составляет содержание тактического решения, следует остановиться на требованиях, предъявляемых к нему и определяющих его содержание.

К тактическому решению должны предъявляться такие требования, как законность, этичность, своевременность, обоснованность и реальность исполнения.

Законность тактического решения означает, что оно: а) принимается следователем в пределах его процессуальной компетенции; б) предполагает использование только таких средств тактического воздействия, которые допустимы с точки зрения закона и не противоречат ему. Законность решения тесно связана с этичностью, под которой понимается соответствие решения и средств его реализации моральным принципам производства расследования.

Своевременность тактического решения заключается в его принятии именно в тот момент, когда это обеспечивает поступательное развитие процесса доказывания.

Несвоевременное (преждевременное или запоздалое) принятие тактического решения, так же как и непринятие его вообще, бездеятельность следователя могут привести, как свидетельствует практика, к непоправимым результатам, к такому развитию следственной ситуации, при котором отрицательный исход расследования уже не удастся предотвратить. Здесь важно, правда, сделать оговорку: не всякое тактическое решение предполагает активные действия. Его реализация может выразиться и в воздержании от действий, когда именно невмешательство в следственную ситуацию приводит к ее благоприятному развитию. Такое воздержание не есть бездействие следователя: решение принято и реализуется, но именно таким своеобразным путем.

Обоснованность тактического решения представляет собой сложное комплексное понятие.

Во-первых, это фактологическая обоснованность, т. е. соответствие решения действительному положению дел, сложившейся следственной ситуации, информации о данной ситуации.

Во-вторых, это научная обоснованность решения, соответствие его данным криминалистической тактики, психологии и других областей знания, на которых оно должно базироваться.

В-третьих, это нормативная обоснованность решения, когда оно направлено на реализацию прямого требования закона. Сюда относится обоснование его решениями лиц, осуществляющих надзор за следствием или руководство им.

Наконец, в-четвертых, это обоснованность решения интересами взаимодействия следователя с оперативными и другими службами органов внутренних дел, иных государственных органов и общественных организаций. Существует, разумеется, и обратная зависимость: само решение обосновывает цели и формы взаимодействия следователя с соответствующими органами и службами.

Требование реальности предполагает возможность осуществления намеченных действий.

Тактическое решение принимается, как правило, единолично следователем, поскольку это соответствует процессуальному характеру следственной деятельности в целом. Между тем известно, что всякой индивидуальной деятельности присущи определенные трудности.

Мыслительные возможности отдельной личности ограничены, скорость процессов восприятия информации и мышления индивидуума сравнительно невысока. Человек способен воспринимать в секунду не более 100 двоичных единиц смысловой информации, вести диалог со скоростью до 30 двоичных единиц в секунду, перерабатывать при вычислениях 20-30 бит информации в секунду. Реальных возможностей существенно увеличить скорость мышления не предвидится. Человек способен сравнительно быстро ориентироваться в неожиданной ситуации, но не может производить сложные вычисления.

Индивидуальное мышление субъективно, что влечет субъективность решения. Непосредственным результатом этого является его стереотипность. Существенную роль может сыграть такое отрицательное явление, как конформизм, выражающийся в пассивном принятии общего мнения или мнения отдельных авторитетов. Противоположным этому явлению выступает волюнтаризм.

Выход видится в том, чтобы, строго соблюдая принцип единоличного ведения следствия, в процессе выработки тактических решений максимально использовать те возможности, которые дает сочетание единоличного и коллективного начал. Коллектив обеспечивает привлечение комплексных знаний, высокий и разносторонний уровень эрудиции. Кроме того, он обладает могучим стимулирующим действием. Речь идет об объединении усилий всех тех лиц, которые принимают участие (каждый в пределах своей компетенции) в раскрытии и расследовании преступления. И как раз это на деле оказывается особенно плодотворным при выработке и принятии тактических решений.

Формами коллективного содействия процессу выработки тактического решения, которое в конечном счете принимается следователем 'единолично, могут быть:

анализ следственной ситуации с участием прокурора-криминалиста, прокурора или начальника следственного подразделения, руководящего расследованием;

обсуждение возможных тактических решений с другими следователями (особенно при групповом, бригадном расследовании), с оперативными работниками, специалистами и экспертами;

обсуждение доклада следователя о ходе расследования и намечаемых тактических решениях на оперативном совещании с участием работников всех взаимодействующих служб;

совместная со взаимодействующими по делу оперативными работниками разработка плана реализации тактического решения.

Учет коллективных рекомендаций при выработке тактического решения несомненно повышает его обоснованность и результативность, вероятность прогностической модели, обусловливает более строгий и тщательный отбор средств тактического воздействия.

Основными средствами тактического воздействия на следственную ситуацию и отдельные ее компоненты являются тактические приемы и их системы, объединяемые в рамках одного или нескольких следственных действий, - тактические комбинации.

В системе "следователь - следственная ситуация" тактическое воздействие играет роль средства управления. Для того чтобы изменение следственной ситуации стало целью тактического воздействия, мысленная модель этого изменения должна быть максимально детализирована с учетом возможного противодействия со стороны заинтересованных лиц, выраженного в любой форме (дезинформация, отказ отвечать на вопросы, отказ от участия в следственном действии и т. д.).

§ 4. Некоторые специальные вопросы принятия тактических решений

Определенную специфику имеет тактическое решение при расследовании группой (бригадой). Сложившийся и апробированный, этот метод был закреплен в действующем уголовно-процессуальном законодательстве: "в случае сложности дела или его большого объема предварительное следствие может быть поручено нескольким следователям. Об этом указывается в постановлении о возбуждении дела или выносится отдельное постановление. Один из следователей принимает дело к производству и руководит действиями других следователей" (ч. 3 ст. 129 УПК РСФСР). Такой порядок расследования не противоречит принципу единоличности, поскольку ответственность за производство расследования возлагается на руководство бригады. В то же время при групповом методе расследования возникает возможность использовать преимущества, которые дает коллективная подготовка и реализация тактических решений.

Уже в первых работах, в которых рассматривалась организация расследования бригадным (групповым) методом, высказывались различные мнения о субъекте принятия решений по делу. Считалось, что при расследовании бригадным методом трудоемких, но несложных дел руководитель (следователь), принявший дело к своему производству, выполняет по нему все основные действия, руководит и координирует работу каждого члена бригады, лично принимает все процессуальные решения, но привлекает всех членов бригады к составлению плана расследования, т. е. к подготовке важнейших тактических решений. Другие авторы не считают руководителя единственным лицом, пользующимся правом принимать решения по делу.

Тактические решения могут касаться направленности расследования в целом либо конкретных эпизодов преступной деятельности отдельных лиц, частных следственных ситуаций, связанных с теми или иными обстоятельствами или отдельными следственными действиями. Тактические решения, относящиеся ко всему процессу расследования, принимаются обычно в начале каждого этапа при составлении плана или при его существенной корректировке. Подобные решения (назовем их условно общими) должны готовиться коллегиально, а приниматься - единолично руководителем независимо от того, работают члены группы по заданиям руководителя или на самостоятельных участках. Такой порядок обусловлен представлением о роли и единоличной ответственности руководителя группы за ход и результаты расследования.

Если при выполнении поручений руководителя группы или при самостоятельной работе в пределах выделенного участка сложившаяся ситуация потребует принятия общего тактического решения, касающегося работы всей группы, например изменения последовательности запланированных действий, то следователь должен передать всю соответствующую информацию руководителю группы для коллегиального обсуждения, а затем принятия руководителем единоличного решения. Иначе следствие будет дезорганизовано, тактический план нарушен и действия одного из членов группы поставят под угрозу успех работы всех остальных.

Член группы не вправе принимать самостоятельно и такие тактические решения, которые касаются расследуемого им эпизода или версии в целом, даже пользуясь полной самостоятельностью на этом участке работы. Поскольку эпизоды по делу взаимосвязаны, а одна версия не может проверяться в полной изоляции от остальных, принятое им тактическое решение отразится на работе других следователей; поэтому оно должно приниматься после согласования с руководителем группы, имеющим полную информацию о всем ходе следствия.

Что же остается на долю каждого участника группы? Это - принятие тактических решений в рамках одного следственного действия: о применении тех или иных тактических приемов, выборе определенной линии поведения, применении соответствующих средств фиксации и т. д. Такие решения, если и окажутся неправильными, едва ли отразятся на работе всей группы и всегда могут быть надлежащим образом скорректированы.

Столь же специфическим бывает и принятие решений в условиях тактического риска, под которым, напомним, понимают допуск отрицательных последствий. В теории игр принято считать, что условия риска имеют место тогда, когда лицо, принимающее решение в расчете на лучший результат, должно быть готовым к тому, что осуществится худший. Можно выделить:

собственно условия риска: когда возможно узнать или хотя бы оценить вероятность наступления тех или иных событий, в связи с чем можно планировать некоторую "среднюю выгоду";

условия неопределенности: когда информация о вероятности наступления событий отсутствует или неизвестна лицу, принимающему решение, так что приходится предполагать оптимальность ходов соперника и стремиться обеспечить себе некоторую' "максимальную гарантированную выгоду".

Типичными для процесса расследования в большинстве случаев являются условия неопределенности. Поскольку в этом случае диапазон информационной обеспеченности решения может колебаться от почти полного отсутствия до почти исчерпывающей, велик и диапазон неопределенности. Здесь отсутствие информации компенсируется личным опытом субъекта принятия решения, его знаниями, интуицией.

Хотя вероятность того или иного события в условиях расследования практически исчислить невозможно, тем не менее есть шансы определить варианты отрицательных последствий принятого решения и таким образом оценить степень тактического риска. Это относительно легко при оценке возможных результатов отдельного следственного действия. Так, принимая решения о проведении очной ставки между обвиняемым, дающим ложные показания, и свидетелем, чьи показания его изобличают, следователь в состоянии предвидеть, что:

а) под влиянием показаний свидетеля обвиняемый даст правдивые показания - оптимальный результат (в расчете на его достижение и проводится очная ставка);

б) под влиянием показаний обвиняемого свидетель изменит свои показания и подтвердит слова обвиняемого (наихудший результат, наибольший "проигрыш" следователя);

в) участники очной ставки остались при своих показаниях (внешне нейтральный результат, фактически - отрицательный, так как цель очной ставки не достигнута, хотя и выполнено требование закона и сделана попытка устранить имеющиеся противоречия; потеря времени, замедление темпа расследования);

г) участники очной ставки остались при своих показаниях, но обвиняемый почерпнул ранее неизвестную ему информацию, которую он может использовать с "выгодой" для себя (отрицательный результат:

возможность усиления противодействия обвиняемого установлению истины);

д) обвиняемый изменил свои показания, согласовав их в той или иной степени со свидетельскими, заменив прежнюю ложь новой, которую труднее разоблачить (отрицательный результат: необходимость затраты дополнительных усилий для изобличения обвиняемого во лжи, как следствие - потеря времени, темпа расследования).

Из пяти возможных вариантов последствий очной ставки, которые поддаются предвидению, четыре носят отрицательный характер, в том числе три - существенно отрицательный. Казалось бы, что при таких ограниченных условиях можно даже математически исчислить степень вероятности риска, однако это не так. Степень тактического риска зависит не только и не столько от соотношения возможных вариантов. Здесь пришлось бы сделать многочисленные поправки, вызванные необходимостью учитывать такое количество субъективных и объективных факторов, которое делает подобный учет возможным лишь в сугубо вероятностной форме и только на основе опыта и интуиции следователя. Так, в приведенном примере результат очной ставки будет зависеть от того, что собой представляет личность обвиняемого во всех ее качествах, личность свидетеля, насколько он убежден в правильности своих показаний, насколько решительно настроен их повторить; от того, в каких взаимоотношениях находятся участники очной ставки, как важен предмет допроса, и от многих других обстоятельств.

От следователя (его опыта, наблюдательности, способности к ^ анализу, объема и качества собранной им информации и т. д.) зависит правильная оценка возможного тактического риска. Поэтому такая оценка носит субъективный характер, и, естественно, у опытного следователя она точнее, чем у начинающего. Опытный следователь может не рассматривать как рискованное такое тактическое решение, реализация которого, по мнению неопытного, сулит почти наверняка полный провал и которое кажется поэтому в высшей степени рискованным. В литературе сформулированы критерии допустимости тактического риска. Риск допускается лишь в случаях:

необходимости решения важной тактической задачи;

превалирования вероятности положительного результата над вероятностью отрицательных;

необходимости учета всех реально возможных ситуаций.

Специфика расследования делает принятие решения в условиях тактического риска типичным явлением, особенно при действиях в конфликтных ситуациях, и становится важным элементом тактики следствия. Стремление вообще избежать риска нереально: задача заключается в том, чтобы избрать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможные отрицательные последствия своего решения и заранее продумать меры по ликвидации или ослаблению последних, что в конечном счете и приведет к максимально возможному в данных условиях положительному результату.

Принятие тактического решения в условиях конфликтной ситуации характеризуется таким положением, "когда стороны не только объективно стремятся к противоположным целям, но знают об этом и при составлении своих планов учитывают действия противоположной стороны, взаимно создавая трудности и помехи, чтобы обеспечить себе выигрыш или не дать победить противнику"[221].

Различают конфликтные ситуации со строгим соперничеством (интересы сторон прямо противоположны, выигрыш одной означает проигрыш другой) и нестрогим (сталкивающиеся интересы сторон не носят полярного, диаметрально противоположного характера).

По типу разрешения конфликтные ситуации разделяют на остроконфликтные, отличающиеся высокой эмоциональной напряженностью, в известном смысле стрессовым состоянием сторон, бурными словесными реакциями, сопротивлением и т. п., и неостроконфликтные, протекающие с меньшим эмоциональным накалом.

По форме выражения выделяют явные и скрытые конфликты. Некоторые исследователи называют еще одну разновидность конфликтных ситуаций - ложноконфликтные, возникающие в связи с ошибочным пониманием сущности, цели, направленности психического отношения, роли его участников.

В каждом конфликте следует различать внешнюю и внутреннюю стороны. Внешняя сторона - это реальное соперничество двух сил, противодействие участников расследуемого дела. Правовой формой этой стороны конфликта является состязательность уголовного процесса. С внутренней же стороны конфликт предстает как определенная взаимосвязь субъектов, принимающих, сообщающих и использующих информацию друг о друге, как двустороннее решение взаимосвязанных и взаимоопределяющих мыслительных задач, лежащих в основе поведения противников. Разрешению конфликта с успехом может служить рефлексия.

Под рефлексией понимают имитацию рассуждений одного участника конфликта другим, оценку мотивов и поведения. Глубина проникновения характеризуется "рангом рефлексии".

Понятие о рефлексии и ее рангах дает модель, разработанная В. А. Лефевром. Есть два противника[222] - А и Б. Первый преследует второго. Б. скрывается в убежище, откуда есть два пути: легкий и тяжелый. Рассуждения игроков выглядят примерно так:

а) если ранг рефлексии у обоих противников равен нулю, т. е. один не имитирует рассуждении другого, Б. пойдет по легкому пути, А. также пойдет этим путем. Результат преследования определится соотношением скоростей;

б) ранг рефлексии А. равен нулю, ранг рефлексии Б. - единице. Б. рассуждает так: "А. наверняка пойдет по легкому пути, поэтому я пойду по тяжелому". Б. уйдет от преследования;

в) ранг рефлексии А. равен двум, а Б. - единице. Б. рассуждает по-прежнему и пойдет трудным путем. А. рассуждает так: "Б. полагает, что я пойду по легкому пути и пойдет по тяжелому. Я же именно по тяжелому пути и пойду". А настигнет Б.[223]

Нетрудно представить себе подобные игровые ситуации в процессе расследования, протекающего в конфликтной обстановке. Задача следователя заключается в том, чтобы превзойти противника в ранге рефлексии и с помощью принимаемых тактических решений переиграть его, т. е. реализовать намеченные способы ликвидации конфликта.

Тактическое решение в конфликтной ситуации может преследовать двоякую цель: 1) формирование у противника истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему предстоит действовать, или целей, совпадающих с целями следователя, и 2) создание условий для формирования у противника ошибочных представлений о тех или иных обстоятельствах дела, целях следователя и его действиях, ходе расследования. В обоих случаях тактическое воздействие заключается в передаче противнику нужной информации и в создании определенных условий для ее оценки противником.

Поскольку средством достижения второй цели преимущественно является тактическая комбинация, о которой шла речь в предыдущей главе, здесь рассмотрим вопрос формирования у противника истинных представлений, нужных следователю. Путей такого формирования два:

1. У подследственного формируется истинное представление об обстановке и условиях, в которых ему придется действовать. Для этого ему передастся правильная информация о реальных обстоятельствах, которые в интересах следователя должен учесть подследственный, например сообщение об аресте соучастника лицу, находящемуся на свободе, способное побудить к отказу от продолжения преступной деятельности.

2. Формирование у подследственного целей, которые, в определенной степени совпадая с целями следователя, побуждают к компромиссным решениям и действиям. Такой целью может быть, например, добровольное возмещение обвиняемым причиненного вреда, которое рассматривается как смягчающее ответственность обстоятельство и к тому же облегчает работу следователя.

Подготовка и принятие тактического решения, направленного на достижение перечисленных целей, проходит несколько этапов. На первом собираются сведения о следственной ситуации, в том числе о личности противника. Затем осуществляется выбор цели и выделяется информация, подлежащая передаче противнику с помощью тактического воздействия. Третий этап - принятие решения и определение средств и способов передачи информации противодействующему лицу[224].

Рефлексивное управление, давая возможность установить истину, в то же время чревато осложнениями в работе по делу, если следователь уступит противнику в ранге рефлексии. Между тем ранг рефлексии зависит от влияния целого ряда факторов: врожденных и благоприобретенных способностей, объема знаний и профессиональных навыков, готовности к рефлексивным рассуждениям и умения "вживаться" в противника, субъективного состояния. Развитие всех этих качеств и умений - необходимый элемент профессиональной подготовки и совершенствования следователей.